Opal Transfer

Ланч за решеткой

Ланч за решеткой

Предъявляем удостоверения личности, оставляем мобильники и фотоаппараты в маленьких боксах под ключ, слушаем небольшую инструкцию  – все это вне тюремной территории, в мобильном вагончике, специально устроенном для приема гостей тюремного ресторана. Собственно, кое-что о том, как себя вести, что можно и что нельзя делать на территории тюрьмы, мы уже знали, когда получили подтверждение о том, что наша онлайн-заявка принята и одобрена.

Проходим, уже и не помню точно, сколько (так была вoзбуждена), по-моему, через три пропускных ворот-дверей  с соблюдением полных мер безопасности – нажимаются кнопки, достаются ключи, потом опять кнопки и опять ключи… Не будем забывать, что тюрьма в Брикстоне, на юге Лондона, о которой идет речь, относится к категории С, где отбывают наказание за изнасилование, поджоги,  распространение наркотиков.

За дверью ресторана под названием Clink Restaurant (clinkжарг. тюрьма) все по-другому: теплый прием, улыбки, приятный интерьер – обстановка вполне привычная для любого элегантного ресторана, скажем, где-нибудь в 4-5 звездочном отеле. Но кое-какие отличия все-таки имеются – приборы на столе пластиковые, нет алкогольных напитков да, может быть, аккуратная форма официантов несколько напоминает тюремную. Почти все сотрудники ресторана, официанты, бармены и даже шеф-повар – заключенные, которым осталось «сидеть» где-то около года.

Выбор в меню небольшой, уклон явно делается на английскую кухню, но планка поставлена явно высокая – блюда элегантно оформлены и… очень вкусно приготовлены. Как мы узнали, меню будет меняться в зависимости от сезона. Овощи и фрукты свои. Их тоже выращивают сами заключенные в саду-огороде, расположенном на территории тюрьмы. Мясо завозят с одной из ближайших ферм.

Обслуживание? Просто безукоризненное! Стараются ребята. Нет привычного для модных ресторанов лоска и шуток, но нет и суеты, нет спешки, есть скорее некая застенчивость и искреннее желание угодить. Ну а уж когда разговоришь своего официанта (разговоры разрешены), то появляются и шутки, и юмор, и здравая оценка ситуации.

clink-brixton-prison

Мебель для ресторана в Брикстоне изготовлена руками заключенных в тюрьме Durham

 

Ресторан в Брикстонской тюрьме открылся для публики  несколько недель назад, поэтому посещения пока дозированы – на ланч «со стороны» ежедневно принимают всего-то около 20 человек. Но зал, рассчитанный на сотню мест, заполнен – здесь “ланчуют” и сотрудники тюрьмы.

Как, наверное, вы и сами догадались, весь персонал ресторана – ученики. Их готовят к выходу на свободу с профессией в руках. Отбирают тех, кто по времени приближается к освобождению, и, конечно, тех, кто сумел на практике подтвердить не только хорошее  намерение, но и хорошее поведение. Жизнь заключенного, подписавшегося на участие в проекте, не становится легче, скорее наоборот, нагрузка только увеличивается – курс обучения включает и теоретические занятия, и практику. Цель каждого участника получить NVQ (National Vocational Qualification), стандартную квалификацию в профессии.

Один из наших официантов, который предложил после ланча показать нам все новенькое здание ресторана, рассказал, например, что его день, начинающийся в 7 утра, заполнен до самого вечера, нагрузка большая, но не жалуется, наоборот, счастлив, что его отобрали – желающих оказывается гораздо больше, чем мест.

Этот ресторан уже третий в цепочке тюремных ресторанов в стране. В 2009-ом открылся первый – в тюрьме High Down, через три года в тюрьме Cardiff и вот по следам, смело можно сказать, успешного предприятия, открылся ресторан в тюрьме Brixton.

Повторные правонарушения среди бывших заключенных обходятся государству в сумму, на которую можно было бы ежегодно проводить Олимпиаду: 9,5 – 13 миллиардов фунтов. Среди молодых освобожденных 70%  повторно нарушают закон, некоторые тюрьмы даже приводят цифру в 80%

Занимается всем этим делом благотворительная организация CLINK Charity, которая поставила себе задачу к 2017-му открыть 10 тюремных ресторанов.Открытие одного ресторана обходится в миллион фунтов. Судя по чрезвычайно успешному началу, сомнений ни у кого не остается. Да и задействованы в работе CLINK Charity очень серьезные люди, которые поставили перед собой амбициозные задачи: добиться минимума повторных правонарушений со стороны освободившихся из заключения. В качестве, так называемых CLINK  аmbassodors приглашаются специалисты по ресторанному бизнесу, включая и известных шеф-поваров – все они безвозмездно отдают свободное время на организацию занятий и мастер-классов.

Собственно, результаты уже есть, и они более, чем обнадеживающие. Возьмем к примеру год 2011-ый. В среднем по стране уровень повторных правонарушений достигал 47%; у выпускников CLINK – 12,5%! Разница значительная. В 2012-ом  CLINK выпустила с профессией в руках 88 заключенных; на сегодняшний день отмечено среди них лишь одно повторное правонарушение.

В заключение хочется процитировать одну из попечительниц правления CLINK Charity Эдвину Гросвенор (Edwina Grosvenor), которая фактически овляется движущей силой ресторанного проекта. Эдвина – дочь 6-го герцога Вестминстерского, самого богатого землевладельца страны,  со студенческих лет увлеклась темой тюрем и сейчас на практике занимается помощью, сама она так определяет свою миссию: «Я борюсь с предрассудками по поводу заключенных, с тем, что клеймо остается с ними на всю жизнь. После освобождения им трудно найти работу – это несправедливо. Сейчас работодатели не имеют права отказывать в приеме на работу инвалидам или, скажем, гомосексуалистам. Этот принцип должен в одинаковой мере распространяться и на освобожденных из заключения. Принимать на работу нужно исключительно по деловым качествам…».

 

 

 

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply