“Троянский конь” пробрался в школу

Благодаря утечке в прессу секретного доклада общество узнало о том, что сразу несколько школ в Бирмингеме попали под контроль исламских экстремистов. Поражают масштабы этого явления, прозванного уже “Заговор Троянского коня”: сначала речь шла о том, что исламисты командуют в трех школах, потом их число выросло до 6. Теперь в министерстве говорят уже о 18 или даже 25. В общем, ситуация носит весьма распространенный характер.

Но, может быть, журналисты излишне взволновались? Может быть, положение вовсе не так драматично? Ну, да, какие-то исламские правила были приняты в повседневной учебной практике, но ведь не надо забывать, что подавляющее большинство учащихся в этих школах – дети иммигрантов из традиционных мусульманских семей. Разве родители не имеют права рассчитывать на то, что школьное воспитание будет в определенной степени созвучно домашнему?

Давайте посмотрим, какие именно исламские правила применялись. Прежде всего это дискриминация женщин. Школьные попечительские советы оказывали давление на администрацию с целью сокращения учителей женского пола, а в тех случаях, когда это не удавалось, не допускать их до преподавания профильных дисциплин. Попечители старались переложить на себя работу по управлению школами, сводя до минимума права директоров (особенно в тех случаях, если это женщины).

Кроме того, учителя пересаживали учеников в классах таким образом, чтобы все передние парты доставались мальчикам, а девочки были оттеснены на “задворки”. Мальчикам же отдается предпочтение, когда учитель объясняет новый материал и когда вызывает к доске. То есть учеников делят по гендерному признаку, и особы мужского пола получают преимущество. Девочек из мусульманских семей обязывают являться на занятия с покрытой головой, а иногда и закрытым лицом, хотя общебританские правила этого не допускают.

В некоторых школах проявляется нетерпимость к детям, исповедующим неисламскую религию. Громкоговорители, установленные в классах, коридорах и на спортивных площадках, регулярно транслируют исламские молитвы, в то время как дети-христиане вынуждены молиться после уроков и в специально отведенных местах. Христианские праздники не отмечаются и их значение ученикам не разъясняется. Кое-где вообще отменены уроки по искусству и музыке, в то время как арабский язык (на котором написан Коран) является обязательным. Учитель биологии очень коротко упомянул теорию эволюции, но тут же сообщил ученикам, что “мы в эту теорию не верим”.

Одна из школ пригласила выступить на общем собрании учащихся исламского проповедника, известного своими антисемитскими взглядами и симпатиями к “Аль-Каиде”. В другой школе исламский проповедник читал детям лекцию о вреде христианства.

В муниципальном совете Бирмингема, где еще более полугода назад знали о происходящем из возмущенных писем некоторых учителей и родителей, на действия попечителей не обращали внимания. Глава исполнительной власти этого второго после Лондона британского города-миллионника Марк Роджерс охарактеризовал упомянутые факты как “интерес, проявляемый к образованию детей со стороны представителей новых общин”. Поразительно, но слова эти принадлежат высокопоставленному государственному чиновнику, выпускнику исторического факультета Оксфордского университета, который в недалеком прошлом сам был школьным директором. И лишь после того, как разразился грандиозный скандал, муниципалитет Бирмингема решил все-таки провести расследование фактов исламизации школ города.

В расследованиях сегодня недостатка нет. В Бирмингем уже отправился с этой целью глава Управления стандартов образования (Ofsted) сэр Майкл Уилшоу. Параллельно министр образования поручил разобраться в ситуации ведущего эксперта Скотланд-Ярда Питера Кларка, руководившего следствием по делу о терактах в лондонской подземке 7 июля 2005 года. Ему предстоит определить, были ли у организаторов бирмингемской истории террористические намерения.

Конечно, все эти меры направлены на то, чтобы успокоить встревоженное общество, убедить британцев, что власти не позволят радикальным элементам  использовать бесплатное государственное образование в своих корыстных целях. Виновных обязательно изобличат и накажут.

В 2010 году нынешнее правительство взяло твердый курс на предоставление школам большей свободы действий и уменьшение чиновничьего надзора за ними. Оно также хочет, чтобы родители были более эффективно вовлечены в процесс обучения своих детей. Но как быть, если, прикрываясь интересами родителей, школу возьмут под свой контроль какие-нибудь экстремисты – радикальные исламисты или такие же радикальные христиане, или националисты, фашисты, наконец, просто гангстеры.

Как в стране, исповедующей политкорректность, дать жесткий отпор подобным элементам и уберечь детей от ядовитого сектантства? Вопрос нелегкий, но решаемый. Именно им, как мне кажется, должен быть озабочен сегодня министр  образования Майкл Гоув.

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply