Opal Transfer

Славные павшие и мы, живые

Славные павшие и мы, живые

В этот день в центре Лондона у обелиска Кенотаф проходит торжественная церемония в память о почти 600 тысячах британских солдат и военнослужащих стран Содружества, погибших на фронтах Второй мировой войны. В поминальной службе, которая проходит в полдень в присутствии ко­ролевы или кого-то из наследников престола, принимают участие в основном ветераны.

Под обелиском нет ничьих мощей – слово «кенотаф» пе­реводят с древнегреческого как «пустая могила». Лишь короткая надпись на белом камне – The Glorious Dead (славные павшие).

Отчего так скромно, спра­ши­вают иногда российские ту­ристы, разве Великобритания не была одним из главных участников коалиции, одолевшей фашизм? Разве ей нечем гордиться?

Конечно, есть. За шесть долгих лет войны – с начала сентября 1939 года до 2 сентября 1945-го – было одержано не­мало громких побед. Каждая из них – важная веха на пути к раз­грому жестокого врага. Каж­дая – предмет особой гордости и восхищения британцев. Эти победы помнят и празднуют. Но 8 мая по традиции – это день памяти погибших.

Легко разгромив Польшу, Норвегию, Данию, Нидер­лан­ды, Бельгию и, наконец, Фран­цию, Гитлер вознамерился принудить к капитуляции или заключению мира на удобных для себя условиях и Велико­британию. Для этого «Люфт­ваффе» необходимо бы­ло до­биться господства в воздухе, уничтожить британские ВВС, разрушить промышленность и инфраструктуру страны, де­морализовать население.

Начиная с июля 1940 года немцы приступили к методичным бомбардировкам морских и воздушных баз англичан, военных аэродромов, элект­ростанций, заводов, мостов, же­лезнодорожных путей и станций. Паралельно с этим тяжелым бомбовым ударам подвергались также города и мир­ные объекты.

В этот момент Великобрита­ния была единственной стра­ной, противостоящей Герма­нии, в распоряжении которой была не только значительная армия, но и практически вся европейская промышленность.

Несколько лет назад мне посчастливилось встретиться у Кенотафа с Бобом Фосте­ром, бывшим военным летчиком и участником знаменитой «Битвы за Британию». Эта битва считается одним из самых драматических эпизодов Второй мировой войны.

«К началу войны выясни­лось, что у нас больше само­ле­тов, чем пилотов, – рассказывал Фостер, – вот почему сразу после окончания летного училища 18-летним юношей я был направлен в эскадрилью Королевских ВВС, дислоцированную в Кройдоне, и попал в самое пекло воздушных бо­ев. В нашу задачу входила за­щи­та столицы с юга. Мы подни­ма­лись в воздух, когда по­лу­ча­ли сообщение о приближе­нии немецких самолетов. В ос­нов­ном это бы­ли «Мессерш­мит­ты-109». А мы летали на одномо­тор­ных истребителях «Харри­кейнах». Это были ме­нее ско­ро­стные машины, но зато бо­лее маневренные. Кро­ме того, у них было важное преимущество: их крылья представляли со­бой металли­че­ский каркас, обтянутый ма­терией. В бою пули легко проходили через материю и не причиняли вре­да самому са­мо­лету. Потом на земле эти дырки зашивали. А вот Ме-109 и наши «спитфай­ры» были полностью из ме­талла, и пулеметы противника часто наносили им непоправимый ущерб. За все время боев я сбил 2 не­мецких самолета и еще нес­колько подбил. Мы по­теряли 15 самолетов и 8 лет­чиков (не­которые успевали вы­прыгнуть с парашютом из горящих машин)».

«Мы знали о тройном преимуществе Гитлера в авиатехнике, но это нас не пугало, – продолжал Фостер, – но не сомневались, что не пустим немцев на свою землю. Я знаю, что среди политиков были люди, которые советовали Черчиллю согласиться на мир с Гитлером. Но он твердо стоял на своем и население было на его стороне. Я считаю, что нашей стране очень повезло, что в такую роковую минуту у нее был Черчилль.

Больше всего досталось Лон­дону. С 7 сентября до 3 ноября столицу атаковали в среднем по 200 бомбардировщиков. 57 ночей подряд! Всего за время войны Лондон поте­рял 30 тысяч жителей убиты­ми, 50 тысяч человек были тя­жело ранены. 116 тысяч до­мов оказались разрушены до основания, еще 288 тысяч жи­лищ нуждались в капитальном ремонте.

Тяжелые удары были нане­сены и по многим другим анг­лийским городам. Самый трагический налет произошел 14 ноября, когда 500 немецких бомбардировщиков сбросили 600 тонн бомб на маленький город Ковентри, практически полностью разрушив его. По­гибло 400 человек.

Но сломить боевой дух и сопротивление британцев эти налеты не смогли.

В общей сложности за 4 ме­сяца 1940 года германская авиа­ция потеряла в небе над Альбионом 1408 самолетов, анг­лийская – 781. Немцы не смогли вывести из строя ни британскую авиационную промышленность, ни систему ПВО страны. Гитлер несколько раз откладывал операцию по зах­вату Британии и в кон­це концов вообще отказался от нее.

«Военную статистику помнить необязательно, – сказал мне на прощание Фостер, – ку­да важнее помнить о ребя­тах, не пожалевших своих жиз­ней во имя спасения на­шей страны. Ими и надо гордиться».

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply