Opal Transfer

Куда приводят амбиции

Куда приводят амбиции

Обычно герои рубрики «На­ши на старте» начинают свой бизнес в Великобрита­нии, чтобы заработать, осуществить давнюю мечту или удовлетворить амбиции. Но случай Анастасии Ко­ро­левой не вписывается в рамки обычного. Будучи американской бизнес-леди с тремя успешными карьерами, она создала в Лондоне два стартапа, чтобы «вернуть долг» обществу, которое дало ей множество прекрасных возможностей как зарабатывать, так и удовлетворять амбиции, – а их в свое время было немало.

Плохая девочка

В школе Анастасия была безнадежна. Когда учителя и одноклассники хором объявили ей, что логический предел ее мечтаний – поступление в ПТУ, и вообще, она должна быть счастлива, если в будущем ее не посадят в тюрьму, она не стала спорить с мрачным прогнозом и «похоронила себя». А дело было всего лишь в том, что Анастасии было ка­тастрофически скучно учиться в московской школе предперестроечного периода, и из-за своего поведения она приобрела репутацию двоечницы и самой плохой девочки в классе (тогда в таком звании еще не было перца).

Так продолжалось до 13 лет, пока однажды в дело не вмешался случай в лице собственной мамы, которая провела с дочерью серьезный разговор. Но не о поведении, из-за которого ее неоднок­рат­но вызывали «на ковер» к ди­ректору, а о мечте. «Неожи­данно для меня вместо упреков мама просто спросила, чем бы я хотела зани­маться в жизни помимо то­го, чтобы прогуливать уроки, отсиживаясь в кинотеатре «Улан-Батор», – начинает рассказывать Анастасия. – Сначала я не хотела призна­ваться в своих тайных меч­таниях поступить в Мос­ковский го­сударственный уни­верситет на журналис­тику и просто отшучивалась фразами о том, что для меня все потеряно и у меня ничего не выйдет. Но мама все-таки вы­пытала мои тай­ны (на то она и мама) и убедила меня в том, что я сдам экзамены и соберу публика­ции, необ­ходимые для пос­тупления! В конце концов, какой бы никчемной я себя ни считала, у меня было два го­да на подготовку и никто не мешал мне попробовать!»

Настины университеты

Удивительно, но всего после одного разговора, пришед­ше­го­ся вовремя, Анастасия нас­только поверила в свои силы, что через год в ее портфолио уже было несколько радио-интервью с наиболее яркими политиками страны того пе­риода и шестнадцать публикаций в лучших изданиях страны. «Было похоже на эффект сжатой пружины. Я много лет настолько не верила в себя, что когда совсем чуть-чуть поверила, мне за­хотелось сразу доказать все­му свету, что я могу. В ито­ге в свои 14 я стала печа­тать­ся в «Совершенно сек­ретно», «Московском комсо­мольце» и разговаривать с по­литиками для радио. Боль­ше всего мне запомнилось ин­тервью с Жириновским, который кормил меня конфетами и очаровал своей наглостью, – смеется Анастасия. – А когда наступил декабрь 1988-го, я поехала в Берлин, чтобы наблюдать объединение Германии и описывать происходящее с точки зрения тинейджера. В момент нас­тупления Нового (1989-го) го­да, когда люди в порыве экстаза прорвались через стену, пограничники не стали им мешать и в небе зажглись фейерверки, я плясала на сте­не и без документов переходила в Западный Берлин из Восточного. Чуть позже в Восточном Берлине я присоединилась к группе студентов, занявших дом, владельцы которого перебрались в За­падный Берлин, и нас пыта­лась выкурить от­туда поли­ция. После чего я отправи­лась в Чехословакию на выбо­ры, в которых победил Вац­лав Гавел. Получалось, что я присутствовала на важнейших событиях перестроечного времени. Обо всем этом я радостно строчила в мос­ковские газеты».

В поисках трудных путей

Естественно, о школе Анаста­сия напрочь забыла, а одноклассники только недоумевали, зачем ей все это нужно. Однако учителя с радостью взялись за эксперименты в образовании в духе времени и организовали в школе специализированные классы, где «физики и лирики» старшего возраста были разделены бе­тонной стеной. И пока «физи­ки» решали уравнения, недос­тупные для понимания «ли­риков», «лирики» занимались скучнейшими предметами для «физиков» – литературой, ис­торией и культурой речи. «Я, естественно, попала в спе­циа­лизированный журнали­ст­ский класс, – говорит Анас­тасия. – Сначала мне было жутко интересно изучать литературу, которую начали преподавать свободно, по-новому. Но через год подумала, что карьера журналиста для меня закончилась, потому что мне было нечего доказывать ребятам из журналистского класса. А я ведь была буквально наэлектризована амбициями!»

Поэтому Анастасия решила поступать вовсе не на журфак, а туда, «куда поступить было сложнее всего» – в то время это был юридический факультет МГУ. «Конечно же, меня все обсмеяли, – вспоми­нает Анастасия, – но я решила: всем докажу и поступлю. И поступила. А что дальше? Надо же продолжать доказы­вать! Поэтому, помимо уче­бы, на втором курсе я пошла работать full-time в американскую юридическую фирму. Это было невероятно интересно, потому что в России тогда принимались новые за­коны, и я сама, будучи сту­денткой, поучаствовала в на­писании закона «О рынке цен­ных бумаг». Мне казалось, что это новый уровень по сравнению с подростковой журналистикой. Но важно понимать, что это была не­много другая Дума, которая принимала немного другие законы. В то время юриспруденция в Москве – это было самое интересное, что можно было делать!»

Азарт во время кризиса

Следующим витком раскручи­вания спирали амбиций Анас­тасии стало получение степени магистра в New York University, после чего она собиралась въехать в родную Москву победительницей на белом коне. «Но опять-таки помешали амбиции, – вздыхает Анастасия. – Это был 2000 год, когда в США рухнул фондовый рынок и наступил кризис. С моей тогдашней повернутостью на доказывании всего и всем с утра до ночи на меня это подействовало, как красная тряпка на быка. Я подумала: «Вот! Это то, что нужно! Я не поеду в Москву, потому что мне на­до найти работу в США, чтобы доказать всем, что я могу отлично устроиться в момент, когда все теряют работу». Я фанатично вклю­чилась в поиск работы и че­рез четыре месяца постоянных отказов нашла должность в Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom LLP & Affi­liates, которой можно было гордиться».

Но как раз в Америке, где амбициями никого не уди­вишь, к Анастасии начало приходить понимание того, что есть вещи и поважнее. «На новой работе мы так много и интенсивно работали, – вспоминает Анастасия, – что у меня не хватало вре­мени даже на сон. Мой лич­ный рекорд – 63 часа не вы­ходить из офиса: работать и не спать, пока я не упала в обморок. Опыт был сумасшедший, но это была не жизнь. После пяти лет та­кого темпа я решила бросить, потому что устала от культуры юристов и банкиров, хотелось попробовать что-то новое, к тому же я стала думать о том, чтобы создать семью».

Дивный новый мир стартапов

Так Анастасия попала в первый в своей жизни стартап, компанию Intermedia. «Имен­но там я поняла, что все это время в США я занималась совсем не той юриспруденцией, которая была в России, хотя и работала по 20 часов в сутки, – говорит Анастасия. – Я наконец-то встретила людей, которые делали что-то свое, что-то настоящее, похожее на то, что я помнила по московским временам. Я стала ездить в Кремниевую долину и все больше погружалась в мир молодых компаний, венчур­ных капиталистов, бизнес-ангелов и питчей (pitch). Это было время создания и развития технологий, которыми теперь пользуются миллионы. В какой-то момент двое сотрудников компании изоб­рели способ дешево звонить за границу. Тогда мы еще не знали, что с этим делать, поэтому просто получили патент на изобретение и зарегистрировали примитивный сайт keku.com, на котором можно было узнать, что это такое».

Компания была основана в 2007 году, и в скором времени сайт обнаружили комьюнити выходцев из Индии, и без вся­ких вложений со стороны изобретателей технология ста­ла приносить прибыль. «Я на­чала вплотную заниматься этим проектом, – говорит Анаст­асия. – Потому что технология позволяла масш­табировать сервис до любых объемов, при этом в компании работало всего три человека, одним из которых была я. После моей корпоративной жизни это было очень не­обыч­но. Но скоро набрали по­пулярность Skype и другие компании-конкуренты, которые нарушали наш патент. Мы начали со всеми судиться. И в какой-то момент мне пришлось вести семь судов одновременно. В итоге мы со всеми договорились, но я по­няла, что больше не хочу ни­чего никому доказывать, у меня уже есть и карьера, и семья. Мне просто захотелось быть женщиной, мамой. А это значит, во-первых, создать свой собственный бизнес, который помог бы другим женщинам, а не прос­то был технологичным, а, во-вторых, это значит отплатить какой-то формой благодарности обществу, ко­торое сделало для меня возможным все то, что со мной случилось».

Hooply: бизнес для всех

В 2009 году Анастасия пере­еха­ла в Великобританию. И уже здесь на свет появилось мо­бильное приложение Hooply, которое позволяет любому че­ловеку попробовать себя в бизнесе. Однако нап­рав­лено оно в первую очередь на тех, кому бизнес вести сложнее всего – родителей (в основном мам), у которых рас­тут дети. По сути, это мобиль­ный ры­нок для родителей, где можно про­дать все те детские вещи, которые уже не нужны, или купить все то, что может по­надобиться, по сниженным ценам. «Можно просто взять смартфон, пройти по дому, сфотографировать все, что хочешь продать, и нажать одну кнопку, – объясняет Анастасия. – После нажатия кнопки весь «товар» автоматически загружается в красивый магазин, который я создавала любовно и долго. Идея всего этого предприятия элементарно проста – создать возможность делать бизнес с помощью одной кнопки. Ведь для регистрации и создания своего магазина в приложении не надо опыта продаж, инвестиций и бумажной волокиты. То есть подход максимально демократичный: попробовать себя в бизнесе могут все, кто никогда до этого не пробовал, в особенности мамы, на которых висят маленькие дети».

Приложение hooply

Однако самое интересное в приложении Hooply – вовсе не дизайн и легкость регист­рации, а возможность стать частью комьюнити молодых родителей и фолловить ка­ких-то продавцов, вещи кото­рых вам наиболее симпатич­ны. «Например, вы нашли ка­кого-то продавца, у кото­рого дети на год старше ва­ших, – объясняет Анаста­сия, – и вы видите, что дети того же пола, и вам в целом нравятся эти вещи, потому что они качественные, из хороших магазинов. Вы мо­жете на­чать фолловить это­го продавца и постоянно покупать вещи у него. И, кто знает, может быть, герцоги­ня Кем­бриджская тоже тай­но продает у нас коляски принца, из которых он вырос».

Как появился shoot.com

Но если у герцогини наверня­ка есть личный фотограф, ко­торый умеет хорошо сфото­г­рафировать коляску для размещения в онлайн-магазине, то у большинства простых пользователей фотографа нет. И перед Анастасией встала неожиданная проблема: «Поль­­зователи начали загружать ужасные фотографии. А я много месяцев создавала этот виртуальный рынок с лучшим дизайн-агентством Лондона. Я не хотела делать e-bay, который выглядит, как динозавр, – говорит Анас­тасия. – Наоборот, я хотела создать милое, уютное, женственное, красивое современное приложение, где мамам было бы приятно проводить время в поисках нужных ве­щей. А тут эти фото, ко­торые все портят! Я была расстроена».

Тогда Анастасия решила нанять фотографов, которые бы помогли спасти ситуацию хотя бы в больших городах. Стала искать кого-то, кто пройдет по домам продавцов и сфотографирует коляски и чепчики. Но обнаружила, что профессиональное фото чеп­чика стоит дороже самого чеп­чика. «Тут я вспомнила старое и подумала, что это возможность для бизнеса! – делится Анастасия. – Я стала думать, что же надо сделать, чтобы снизить цены на услуги фотографов? Ясно, что надо создать явную конкуренцию и увеличить количество заказов. А для этого нужна интернет-платформа по поиску фотографов!»

Тогда Анастасия выкупила домен shoot.com и построила на нем платформу для поиска фотографа на любой случай жизни. «Сервис устроен так, что вы просто идете на сайт, выбираете город и ка­тегорию съемки, – говорит Анастасия. – Но на этот раз я постаралась сделать сервис настолько визуально эффектным, насколько возможно! Все-таки речь идет о визуальном искусстве, фотографии. Поэтому после выбора города и категории на экране появляется множество примеров работ разных фотографов, и вы простым кликом собираете себе в галерею все работы, которые вам нравятся».

Сайт shoot.com

Каково же удивление поль­зо­вателей, когда они просмат­ривают свою галерею отобран­ных работ и обнаружива­ют, что половина фотографий сделана одним и тем же фотографом. То есть глаз человека неосознанно все равно тянет-ся к какому-то одному автору или стилю. Это значительно об­легчает выбор мастера. «Ведь если чьих-то работ в вашей галерее десять, а чьих-то две – то ясно, кого выбирать. При этом все знают, что главная проблема покупателей – сложность выбора. Поэтому, если выбирать ста­нет быстрее и легче, то и заказов будет поступать больше, со всеми вытекающими последствиями, которые включают в себя увеличение объема заказов и снижение цен. Это как раз то, что нужно мне для развития мое­го искусно сделанного ма­га­зина для родителей, – по­ды­тоживает Анастасия. – Таким образом, я убила че­ты­рех зайцев: создала два бизнеса, начала помогать за­рабатывать другим людям и научилась получать истинное удовольствие от своей работы, до которой я наконец дозрела».

Фотограф на любой случай: www.shoot.com
Мобильное приложение: Hooply, www.hooply.co.uk

Кристина Москаленко 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации