Opal Transfer

На Даунинг-стрит теряют терпение

На Даунинг-стрит теряют терпение

У меня такое впечатление, что после 17 июля россиянам, живущим в Британии, стало не так комфортно как раньше, разговаривать со своими местными знакомыми. Нет, их никто ни в чем не укоряет, не обижает. Но, как рассказала наша приятельница, “если раньше мы с сослуживцами обсуждали всякую повседневную ерунду, то теперь они подходят ко мне в буфете, в курилке, а то и в туалете и задают, в сущности, один и тот же вопрос: зачем Путин поддерживает этих донецких боевиков? Пытаюсь пересказать им ответы, которые предлагают московские телеканалы, но собеседники как-то сразу теряют интерес и разочарованно отходят, криво улыбаясь”.

Британские СМИ уделили огромное внимание катастрофе пассажирского рейса MH17, который вылетел в минувший четверг из Амстердама, но так и не долетел до Куала-Лумпура, потому что был растрелян в воздухе над востоком Украины. Подробно анализируя происшедшее и рассказывая о каждом из погибших, они, тем не менее, не забывали напомнить своему правительству, как беззубо оно вело себя в критических ситуациях. “Лозунг Лондона: “Зачем нам вмешиваться?” Это не изоляционизм. Это импотенция. Причем, она бытует не только в руководстве, но и в обществе”, возмущалась “Дейли Телеграф”.

Но если простые британцы никак не могут решить, как без потери лица прекратить кровавый восточно-украинский конфликт, то премьер-министру Дэвиду Кэмерону, кажется, уже все ясно. После трех дней безуспешных попыток, в воскресенье он, наконец, связался по телефону с президентом России и в “откровенном разговоре” обсудил с ним ситуацию, возникшую после крушения малазийского “Боинга”. Британский премьер сказал Путину, что существующая информация указывает на то, что самолет был сбит сепаратистами и “дал ясно понять”, что если Россия винит в катастрофе кого-то другого, она должна представить убедительные и заслуживающие доверия доказательства.

Реакция российского лидера его, видимо, не устроила и в понедельник в британском парламенте премьер настоятельно призвал президента Путина прекратить поддержку сепаратистов и совместно с другими странами найти мирное решение конфликта. Если Россия не пойдет по мирному пути, Кэмерон, заранее договорившись с канцлером Меркель и президентом Оландом, обещал наложить на нее новые “серьезные” санкции. Речь идет о возможном ограничении деятельности российских банков и авиакомпаний, а также замораживании активов и ограничении поездок близких к Кремлю олигархов, живущих в Соединенном королевстве. По информации газеты “Сан”, санкции могут коснуться миллиардеров Романа Абрамовича, Леонарда Блаватника, Алишера Усманова и некоторых других. Газета считает, что владелец “Челси” Абрамович и крупный акционер “Арсенала” Усманов – люди, активно поддерживающие Путина.

Обозреватели полагают, что трагедия в донском небе, унесшая жизни 298 ни в чем не повинных путешественников (включая 10 британских граждан), глубоко шокировала Кэмерона. Судя по всему, у него лопнуло терпение. Его перестало волновать даже то, что жесткие санкции против российских банков и богачей, вывозящих свои капиталы в Британию, могут отрицательно сказаться на денежных оборотах крупных финансовых компаний лондонского Сити, на ситуации на столичном рынке дорогой недвижимости и на доходах эксклюзивных лондонских магазинов, торгующих предметами роскоши.

Правда, в других европейских столицах считают, что Великобритания, больше всех выступающая за ужесточение санкций, на самом деле рискует меньше всех. Она имеет наименьший товарооборот с Россией, уступая Франции, Германии и Италии, правда, Лондон лидирует в оказании финансовых услуг российским компаниям.

Тем, кто опасается, что санкции могут больно ударить по самой Британии, ответил министр финансов Джордж Осборн: “Действия Владимира Путина представляют опасность для британской экономики и, налагая санкции на Россию, мы должны быть готовы к тому, что они ударят и по нам самим”.

Практически одновременно с объявлением об угрозе новых европейских санкций, прозвучало заявление министра МВД Терезы Мэй о начале общественного расследования по делу об убийстве в 2006 году экс-сотрудника российских спецслужб, гражданина Великобритании Александра Литвиненко. Одна из важнейших целей – выяснить, причастны ли к его отравлению российские власти.

Эта новость стала полной неожиданностью для британской публики, поскольку до этого Тереза Мэй долго сопротивлялась идее общественного расследования, ссылаясь на фактор “международных отношений”. Официальный Лондон не хотел еще больше ухудшать и без того холодные отношения с Москвой. И хотя источники в правительстве утверждают, что время этого объявления, которое неминуемо вызовет резкое раздражение Кремля, совсем случайно совпало с текущими событиями, трудно предположить, что “неприятный сюрприз” не был расчитан на оказание дополнительного давления на российское руководство.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply