Opal Transfer

Кто в Шотландии настоящие патриоты?

Чем ближе дата сентябрьского референдума, тем больше разговоров о том, что его результат вовсе не так предсказуем, как еще недавно казалось.

Опросы, между тем, говорят как раз об обратном. Соотношение “за” и “против” держится вокруг 40 к 60%. Интересно, что соотношение было точно таким же и в 2010, когда Лондон дал добро на проведение плебесцита, и 10, и даже 30 лет назад. Большая часть избирателей предпочитают лозунг “Лучше вместе”.

Значит ли это, что противникам независимости можно не волноваться за исход сентябрьского голосования? Боюсь, что нет. Слишком велико число еще не определившихся избирателей. В последнюю минуту картина может измениться в пользу националистов.

Вопрос не в том, может ли Шотландия быть независимой? Конечно, может. Куда сложнее понять: зачем ей независимость?

Я прекрасно помню, как в начале 90-x годов значительная часть населения советских республик, горела желанием добиться независимости. Эти люди плохо представляли себе, как будут жить в одиночку, зато точно знали, что больше не хотят оставаться в СССР. Не хотят, чтобы лидеры коммунистического режима продолжали управлять ими из Москвы. Экономическая сторона дела не интересовала не только рядовых граждан, но и националистически настроенных политиков. На мой вопрос, как он собирается решать проблемы экономики, будущий глава одной маленькой и совсем небогатой республики весело ответил: “Не волнуйся, как-нибудь выживем. Главное выбраться из-под лапы Кремля”. То есть, главным образом люди подчинялись эмоциям.

В Шотландии ситуация совсем иная. Во-первых, союз с Англией, заключенный в 1707 году, был добровольным. Во-вторых, Лондон предоставил своему северному соседу широкие права на самоуправление, которым эдинбургский парламент вполне успешно пользуется. В-третьих, 59 депутатов, представляющих Шотландию в Палате общин Вестминстера, зорко следят за тем, чтобы интересы провинции соблюдались в полной мере. Добавьте к этому тот факт, что 7 шотландцев занимали пост премьер-министра Великобритании. А уж шотландцев, входивших за последние 300 лет в кабинет министров правительства Соединенного королевства, и не перечесть.

Что же подталкивает националистов к выходу из Союза? Зачем покидать 65-миллионную страну – члена Совета Безопасности ООН, к мнению которой прислушиваются во всем мире? Особенно, если в стране этой вас не притесняют и ничем не обделяют.

По мнению писателя Нила Ачерсона, главный резон шотландцев состоит в том, что “в большинстве своем они не похожи на англичан и не хотят мириться с положением, при котором у человека нет уверенности в постоянной работе, падают реальные зарплаты, растет разрыв между бедными и богатыми, а чтобы прокормить детей кое-кому приходится обращаться в благотворительные пункты раздачи продуктов”. Забавная логика. Как будто неимущие англичане хотят мириться с бедностью? Вообще какой в мире народ хочет? Как сказал по этому поводу бывший британский премьер Гордон Браун (кстати, тоже шотландец), “мы, конечно, отличаемся от других народов, но, наверное, меньше всего от англичан”.

Спору нет, Шотландия, еще в 17 веке отказавшаяся от католицизма и исповедующая протестантизм, основательно пропитана идеями социализма. Политические взгляды английских тори никогда не пользовались тут популярностью. Не все соотечественники Адама Смита согласны с его утверждением, что главная задача государства помогать своим гражданам заниматься делом и самим зарабатывать себе на жизнь. Возможно поэтому последние 100 лет Шотландия чаще всего голосовала за лейбористов, которые нередко поднимали налоги, чтобы содержать нуждающихся. Впрочем, при консерваторах здесь тоже не очень горевали.

Но если подобного рода аргументы тут, как говорится, не катят, то остается упор на патриотические эмоции. Глава шотландских националистов, а по совместительству Первый министр провинции Алекс Салмонд, давно известный в политических кругах как рисковый игрок, явно делает ставку на два фактора: с одной стороны на национальные чувства избирателей; с другой – на обещания, которые никак иначе, как популистскими, не назовешь.

Выслушав на днях очередное выступление шотландского лидера, парламентарий-лейборист из Глазго всплеснул руками: “Послушать его, так после достижения независимости эта страна будет зарабатывать деньги на продаже остальной Британии энергии ветряных турбин. Но с какой стати жители Англии, Уэльса и Северной Ирландии должны субсидировать шотландские турбины, когда мы сможем найти и более дешевые источники энергии на стороне?”

Те, кто выступают против независимости, рассчитывают на здравый смысл, которым всегда отличались шотландцы. “Взрослые люди все отлично понимают, – признался пожилой эдинбургский таксист, – но вот молодежь, которая не видела ни войны, ни голодных времен, легко поддается на обещания националистов. Трудно сказать, чья возьмет. Знаешь, больше всего меня бесит то, что они считают себя патриотами, а нас – чуть ли не агентами Лондона. Вот ведь чушь какая!”

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации