Как три кузена мир не спасли

Как три кузена мир не спасли

О том, что поводом к началу войны послужило убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, знает каждый школьник. Между тем, когда 19-летний боснийский террорист Гаврила Принцип расстрелял из пистолета наследника австрийского престола и его супругу, мало кто в мире предполагал, что это приведет к столь катастрофическим последствиям для всего человечества.

Вот как отреагировал на эту новость экс-министр иностранных дел царской России Александр Извольский: “Германский кайзер для порядка покажет зубы, и все будет забыто уже к середине июля”. Мысль о том, что это событие может послужить поводом большой войны, даже не пришла в голову опытному дипломату. Интересно, что европейские биржи почти не заметили выстрелов в Сараево, ограничившись в этот день лишь умеренным понижением. Грозой запахло намного позже.

Спустя неделю после покушения в письме германскому кайзеру Вильгельму II престарелый австрийский император Франц-Иосиф сообщил, что хотя эрцгерцог был убит в Боснии (которая была протекторатом Австро-Венгрии), у него есть сведения, что покушение было организовано сербской разведкой с ведома правительства этой страны. Император извещал своего союзника, что собирается провести “короткую победоносную войну, чтобы наказать Сербию”. Европейские лидеры, большинство из которых находилось на отдыхе, не успеют даже “опомниться”, как все будет кончено, писал австрийский император. В том случае, если какие-то крупные державы все-таки захотят вмешаться в конфликт, Франц-Иосиф просил германского коллегу удержать их от такого решения.

Вильгельм, близко друживший с убитым эрцгерцогом, был возмущен терактом и не возражал против “наказания сербов”. К тому же, его очень тревожила откровенно шовинистическая политика белградского руководства, добивавшегося создания “Великой Сербии” и объединения “всех южных славян” на Балканах. Большой европейской войны кайзер побаивался, но идея быстрого военного удара по зарвавшейся Сербии, пришлась ему по вкусу.

23 июля Австрия объявила Сербии ультиматум. Перепуганный Белград принял все пункты ультиматума, кроме требования Вены допустить к расследованию убийства австрийских криминалистов. Было очевидно, что для Сербии он был неприемлем.

Только теперь в европейских столицах заговорили о возможной войне. На заседании совета министров в Санкт-Петербурге речь шла о том, что истинной целью Германии и Австрии является, конечно же не Сербия, а вовлечение в войну России и ее милитаристский разгром. Министр иностранных дел Сазонов заявил, что очень хотел избежать войны, но “если мы не выполним свою историческую миссию (по защите Сербии), это будет воспринято, как слабость России”. По его словам, отказ от войны поставит под удар монархию. Кроме того, приходилось считаться и с общественным мнением, которое под влиянием истерически настроенной патриотической прессы, требовало во что бы то ни стало поддержать “балканских братьев”.

И все-таки большая часть европейцев войны не хотела. Эту точку зрения разделяли и в Америке. 1 августа уже после того, как Австрия вступила в войну с Сербией, а Россия объявила всеобщую мобилизацию, газета “Нью-Йорк таймс” еще выражала надежду на благополучный исход. Заголовок на первой полосе гласил: “Царь, кайзер и король еще могут сохранить мир”.

Надежда на этих трех европейских монархов была не случайна. Ведь они были близкими родственниками. Георг и Вильгельм – внуки английской королевы Виктории. С другой стороны, матери Георга и Николая – родные сестры. К тому же все трое дружили между собой с детства и сохраняли теплые отношения в зрелом возрасте.

Тем не менее спасти человечество от Первой мировой они не смогли. Английский конституционный монарх, который как до сих пор считалось, был против войны, фактически не обладал правом влиять на внешнюю политику. Все решения принимались премьер-министром и парламентом. У царья Николая II власти было хоть отбавляй, но тот не имел желания брать на себя ведущую роль.

Возможности их берлинского родственника тоже были сильно ограничены рейхстагом. Но его главной проблемой было армейское командование, полагавшее, что благодаря развитой промышленности Германия может добиться военного превосходства над странами Антанты.

Впрочем, недавно обнаруженные документы говорят о том, что на самом деле Георг V был активным поборником войны. В беседе с тогдашним главой Форин офиса сэром Эдвардом Греем король сказал: “Война совершенно необходима, чтобы не допустить полного доминирования Германии над нашей страной”. На реплику министра, что кабинет пока не может найти легитимную причину для вступления в войну, Георг настоятельным тоном отпарировал: “Вы должны найти причину, Грей”.

Причину нашли – немцы ввели войска в нейтральную Бельгию . И 4 августа Британская империя вступила в войну, в результате которой мир потерял 16 миллионов человек.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply