Opal Transfer

В краю тюленей и дождей

В краю тюленей и дождей

Центром Северо-Шотланд­ского нагорья,  легендарных Highlands, которые прежде всего ассоциируются с традиционной шотландской культурой, является Инвернесс. Это самый северный город Соеди­ненного Королевства и один из наиболее быстроразвиваю­щихся городов Европы. Ин­вер­несс соединяет между со­бой самые отдаленные, северные районы Шотландии с центральной частью страны и служит пристанищем тысячам путешественников, приезжающих сюда, чтобы побродить возле Лох-Несса, посмотреть места древних битв или пойти в поход в горы.

Остановившись в деревне Драмнадрохит на берегу Лох-Несса, мы с мужем также ре­шили поездить по округе. В туристическом бюро нам посо­ветовали в первую очередь по­сетить городок Аллапул, находящийся в часе езды от Инвернесса на северо-запад.

На краю земли

От Инвернесса до Аллапула простирается Северо-Шот­ланд­ское нагорье. Этот уди­вительный край настолько без­люден, что странно было ви­деть пересекающую его и уходящую вдаль автомобильную трассу. Она чем-то напоминала остов корабля в пус-тыне – неужели в этом одиноком месте когда-то велось активное строительство? Вдоль дороги тянулись озера, выглядевшие печально и древне, как выражение лица старика-иудея на картине Рембрандта. Вершины гор терялись в черных грозовых тучах.

Ближе к побережью нам навстречу стали попадаться крохотные деревеньки и фер­мы, и вскоре мы въехали в Аллапул. Хотя все населе­ние городка и составляет око­ло 1300 жителей, мы почувствовали себя в центре цивилизации. По главной улице Алла­пула прогуливались стайки туристов, возле пабов сидели местные жители и обсуждали футбол. Каждый второй дом предлагался в на­ем путешественникам, причем все дома на главной улице выглядели опрятно и открыточно живописно.

Сам Аллапул, основанный в 18-м веке как рыболовный порт, располагается на восточном берегу залива Лох-Брум. С од­ного края главной улицы открывался вид на глу­бокое морское озеро, ухо­дя­щее да­леко в горы, с другого – на Атлантический океан. Может быть, поэтому складывалось ощущение, что Алла­пул находится на краю земли. Хотя в каком-то смысле это и был конец земли – ведь если без остановки плыть на север, то в конечном итоге окажешься в Северном Ледовитом океане.

На противоположной стороне залива виднелась одинокая вилла посреди леса. Как, на­верное, в ней тихо и страшно по ночам, особенно когда в се­редине января ревет подступающий океан и в окна дует промозглый ветер.

Во время прогулки по го­родку вдруг выглянуло солнце, и я на несколько минут сняла куртку, оставшись, тем не менее, в теплой шерстяной кофте. Продавщица в магазине заметила мою храбрость и приветливо сказала: «Какая сегодня чудесная, теплая по­года, не правда ли? Я собираюсь после работы на пикник». Я кивнула, вспомнив, что в Лондоне в это время стояла жара, и многие, на­вер­ное, загорали в парках в ку­пальниках. Но, несмотря на довольно суровое лето, климат в Аллапуле сравнительно мяг­кий. Зимой атлантическое те­чение оберегает город от трескучих морозов и не подпускает близко полярные ветра. И поэтому на улицах Аллапу­ла успешно прижились капу­ст­ные деревья, привезен­ные когда-то из Новой Зелан­дии. Внешне они напоминают паль­мы и часто сбивают с толку продрогших туристов.

Из Аллапула легко добраться до самого северного района Соединенного Королевства – графства Сатерленд, которое до сих пор почти необитаемо. Возможно, поэтому в нем чу­дом сохранились остатки древнего Каледонского леса, сформировавшегося на Бри­тан­ских островах в конце Лед­никового периода и впос­ледствии почти полностью вы­рубленного человеком. Свое название лес получил от име­ни «Каледония» – так в ан­тич­ные времена римляне на­зывали Шотландию. Согласно летописи Гальфрида Монмут­ского «История бриттов», ког­да-то в нем проходила знаменитая битва Cat Coit Celidon короля Артура. Кельтские мифы рассказывают, что здесь после битвы при Арф­деридд поселился безумный Мерлин.

К сожалению, современным ученым ни Мерлина, ни по­томков короля Артура в Ка­ледонском лесу найти не удалось. Однако они установили, что в древности по лесу бродили волки, медведи, дикие кабаны и даже рыси. Сейчас все эти животные больше не обитают на Британских островах, но графство Сатерленд по-прежнему служит прибежищем отдельным редким видам птиц и животных.

Коряга, умеющая нырять

В Драмнадрохит мы возвращались по другой дороге и ехали вдоль побережья, ис­пещренного бухтами и озерами. Отсюда во время Второй мировой войны в Мурманск и Архангельск уходили Арк­ти­ческие конвои.

Сделав привал на живопис­ном пляже неподалеку от за­лива Ив, я увидела стенд с фотографиями и описанием места. Там говорилось, что ко многим пляжам северо-западной Шотландии с мая по сентябрь подплывают морские млекопитающие – дельфины, тюлени и даже киты-убийцы.

Я подошла к воде и обвела взглядом горизонт. Мне очень хотелось распознать кита-убийцу, но, увы, воды пляжа были невозмутимы. На не­боль­шом расстоянии от берега плавала коряга, а на горизонте снова собирались грозовые тучи. Я прошла немного даль­ше, обернулась и, к своему не­вероятному удивлению, за­метила, что коряга переместилась в другую часть залива. Она каким-то образом пе­ре­секла бухту и теперь нап­рав­лялась в мою сторону.

Рассмотрев непонятный объект через увеличительную линзу фотоаппарата, я приш­ла к выводу, что объект лишь стал еще более таинственным – на близком расстоянии он уже не походил на корягу, а скорее на голову крокодила. Какое-то время эта «голова» возвышалась над водой, а по­том пропала. Мы ждали ее появления минут десять, но она отказывалась выплывать на поверхность.

Потеряв надежду узнать тайну, мы побрели к машине. Обернувшись в последний раз, я окинула взглядом воды Атлантики и вдруг снова увидела над водой этот вытянутый объект – загадка медленно отдалялась от пляжа и держала курс в открытое мо­ре. Из информации на стенде мы узнали, что летом к берегу часто подплывает один и тот же тюлень, которому местные жители даже присвоили имя Сэмми. Но что видели мы – ныряющую корягу, тюленя или неопознанного океаниче­ского крокодила – точно уз­нать не удалось.

Возле замка Уркухарт

По дороге в Драмнадрохит мы проехали также и мимо раз­валин древнего замка Урку­харт, существовавшего с 13-го по 16-й век. До 13-го века на месте Уркухарта находилась средневековая крепость.

Общеизвестно, что замки с самой удивительной и драматичной судьбой хуже всего сохранились из-за нападений, осад и войн, происходивших под их стенами. Во время войн за независимость между Шотландией и Англией 14-го ве­ка Уркухарт не раз переходил то к одним, то к другим. А в 15-16-м веках им многок­ратно пытались завладеть лорды Макдональды, проживавшие на островах за­падного побережья. В послед­ние не­с­колько столетий Урку­харт пришел в запустение, а в 20-м веке преобразился и зажил новой жизнью мудрого и спокойного исторического объекта. Теперь вместо грабителей из клана Макдональд по его стенам ежедневно ползают сотни туристов со всех концов света.

Несомненно, что в прошлом Уркухарт, Аллапул, Инвер­несс и редкие деревни граф­ст­ва Сатерленд отличались друг от друга традициями, исто­рией и диалектами. Стран­но представлять, как округи, ко­торые сейчас можно проехать на машине за час, в прежние века были отдельными королевствами, зачастую воевавшими между собой.

Но даже сегодня, бороздя Северо-Шотландское нагорье на машине, поражаешься свое­образию каждого района. Их сближает только дождь, который, как безумный Мер­лин, навечно поселился в этом краю и теперь то и дело тревожит туристов и походников.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации