Opal Transfer

Все Королевство – большой паб Найджела

Все Королевство – большой паб Найджела

Довыборы, состоявшиеся на прошлой неделе в небольшом приморском городке Клактоне, обязательно войдут в британскую политическую историю. Во-первых, потому, что поби­ты многие статистические ре­корды. Самый поразительный из них: масштаб прогресса, ко­торого добилась победившая партия. Четыре года назад за нее проголосовали около 15% избирателей, а в этот раз она была вне конкуренции, получив почти 60%! Занявший вто­рое место кандидат кон­серва­торов набрал всего 24,64%. Са­мая сокрушительная победа за всю историю довыборов в этой стране.

Во-вторых, столь ошеломляющего успеха добилась партия, никогда раньше не проходившая в британский парламент. Она называется UKIP (United Kingdom independence party) – по-русски: Партия независимости Соеди­ненного Королевства. И как полагают эксперты, именно эта партия станет главным нарушителем спокойствия на парламентских выборах буду­щего года. По прогнозам Sun­day Times, в новом парламенте UKIP мо­жет получить до 25 мест и стать третьей по значению политической силой страны.

Чем же так сильно обаяла UKIP британского избирателя? Что он нашел такого в программе этой партии, чего нет в манифесте ни одной другой? Впрочем, нет смысла искать основополагающие до­кументы Партии независимости. Их просто нет в природе.

Считается, что главные це­ли, за которые борется UKIP – закрыть двери перед им­миг­рантами и вывести Вели­ко­британию из Европейского союза. Других идей пока вро­де бы не просматривается.

Тут невозможно не принять позу необычайного удивления, не развести широко руками и не задать несколько очевидных вопросов:
– как так, ведь именно против иммиграции и членства в ЕС активно выступают британские консерваторы?
– что же в таком случае толкнуло клактонского депутата-консерватора Дагласа Карс­велла демонстративно поки­нуть ряды партии тори и пе­ребежать в UKIP?
– почему жители Клактона, которые 4 года назад проголосовали за Карсвелла из партии тори, вдруг кардинально передумали и обеспечили п­о­давляющее большинство Карсвеллу из UKIP?
– значит ли это, что у Партии независимости есть какое-то тайное оружие по привлечению избирателей, такое, какого сегодня нет больше ни у кого в британской политике?

Этим летом мне по случаю привелось заехать в Клактон, котрый расположен недалеко от Колчестера. Популярный когда-то приморский курорт производит сегодня весьма грустное впечатление. Отды­хающие здесь давно не появляются, зато соблазняемые мягким климатом и бросовыми ценами на жилье, из северных районов страны сюда стека­ют­­ся малообеспеченные пожилые люди, инвалиды и хронические безработные. Большая часть из них живет на посо­бие и едва сводит концы с кон­цами. Эта публика не мо­жет позволить себе ни дорогие вещи, ни качественные услуги, ни оригинальную еду.

В придорожном кафе, где «полным английским завтра­ком» заправляются в основ­ном проезжающие мимо во­дители тяжелых фур, на сте­не около кассы прикреплена газетная вырезка с фотографией широко улыбающегося Найджела Фараджа с круж­кой пива в руке. Тучная, не­торопливая хозяйка объясняет, что рань­ше голосовала за консерва­то­ров, а недавно ста­ла большой поклонницей ли­дера UKIP. «Знаешь, мне до смерти на­доели эти вестминс­терские парни и тетки, – охот­но де­лится со мной она, – все такие правильные, гладкие, политкорректные. Может, они и не дураки, но вся их энергия на­правлена на то, что­­бы добить­ся личного успе­ха, устроить свои дела и хо­рошо заработать. Им наплевать на меня, на мои проблемы, на то, что у ме­ня муж уже пять лет в коляс­ке после инсульта. А по Найд­желу сра­зу видно, что свой, что все по­нимает и поможет, если сможет».

Знакомый британский журналист очень точно назвал его «человеком из паба». Эдакий острослов и весельчак, кото­рый каждый вечер после ра­бо­ты обязательно заходит в свой любимый паб и «заряжается» там не только пивом, но и последними новостями о жиз­ни соседей по кварталу. Такие люди обычно очень по­пулярны в своей округе. Бри­тания для Найджела Фарад­жа – это большой паб, где он общается с теми, кого хорошо понимает.

Если консерваторы получи­ли в Клактоне от UKIP на­ка­ут, то лейбористов в пригороде Манчестера эта партия послала в тяжелый нокдаун. Там «команда Фа­раджа» про­играла победительнице всего 617 голосов.

По мнению политического аналитика Фрезера Нельсона, Фарадж – типичный популист, мастерски играющий на страхах близкой ему аудито­рии. Социологи уже нарисова­ли портрет типичного избира­теля UKIP. Это главным обра­зом пенсионеры, не получив­шие в юности достаточного об­разования и не добившиеся в жизни больших успехов. Им поздно меняться, не догнать пользователей социальных се­тей и уже не понять современные политические реалии. Они боятся будущего, боятся бедности. Им кажется, что их бросили на произвол судьбы. Голосуя за человека с круж­кой пива в руке, они выража­ют свой протест происходящим в стране переменам.

Но голос есть голос и терять его нельзя. Та из двух главных партий, которая позволит себе пренебречь голосами «аудитории Фараджа», сама себя лишит ключей от резиденции на Даунинг-стрит.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply