Opal Transfer

Большой “плебгейт” из маленького пустяка

Большой “плебгейт” из маленького пустяка

На днях в Лондоне произошло одно из тех знаковых событий, по которым принято судить о качестве системы правосудия в стране. Высокий суд отклонил иск Эндрю Митчелла к газете “Сан”, обвинявшего издание в клевете и нанесении ущерба его доброму имени.

Тем, у кого эта необычная история уже стерлась из памяти, напомню, что произошла она поздним сентябрьским вечером 2012 года. Эндрю Митчелл, глава фракции консерваторов в парламенте и весьма влиятельная фигура нынешнего британского руководства, вышел из офиса на Даунинг-стрит, находящегося по соседству с резиденцией премьер-министра, и направился со своим велосипедом, к главным воротам. Но обычно приветливый “бобби” неожиданно строго предупредил, что с велосипедом следует проходить через пешеходную калитку. До нее надо было идти в обход лишних 10-12 метров и раздосадованный Митчелл недовольно буркнул полицейскому, что, мол, до сих пор он всегда въезжал и выезжал через ворота и это никого не смущало. Он также не удержался от краткого нравоучения (“Я-то думал, что в вашу задачу входит охранять и помогать нам, а не гонять членов правительства от одного входа к другому”), в которое вставил часто употребляемое в английском языке крепкое словцо.

Позже поостыв, Митчелл пожалел о своей несдержанности и на следующий день извинился перед сержантом Тоби Роулендом (Toby Rowland) за допущенную грубость. Тот извинение принял и заверил депутата, что не собирается докладывать начальству. На этом инцидент был, вроде бы, исчерпан, но вскоре в тиражном таблоиде “Сан” появился пересказ этой истории, в котором утверждалось, что Митчелл не только обматерил полицейского, но и обозвал его оскорбительным словом “плебс” (плебей, быдло), якобы зафиксированном свидетелями.

Пустячный бытовой эпизод превратился в шумный политический скандал, который журналисты сразу окрестили “плебгейт”. Оппозиционная лейбористская партия со всех трибун убеждала публику, что поступок Митчелла в очередной раз продемонстрировалал “высокомерие консерваторов по отношению к простому народу” и добивалась немедленной отставки политика.

Эндрю Митчелл признавая грубость, допущенную в адрес сержанта, клялся, что слова “плебс” не произносил. Это двусмысленное положение длилось около месяца, но в конце концов не выдержав давления оппозиции, подал в отставку, которую премьер принял с нескрываемым сожалением.

Вскоре из журналистского расследования Channel 4 выяснилось, что версия, изложенная в “Сан”, мягко говоря, не вполне точна. Просмотр записей камер, установленных на улице за воротами резиденции премьер-министра, показал, что никаких свидетелей словесной перепалки между министром и охранником не было. А “случайный прохожий”, якобы слышавший слово “плебс” из уст Митчелла, оказался бывшим констеблем, который в этот вечер сидел дома на другом конце Лондона.

Сторонники Митчелла намекали, что “плебгейт” специально раздувается  руководством Police Federation (полицейский профсоюз), чтобы досадить Консервативной партии, по инициативе которой в рамках программы сокращения государственных расходов правительство урезало бюджет полиции на 20%.

“Скотланд-Ярд” провел подробное расследование, по итогам которого констебль, давший ложные показания, отправился на 12 месяцев в тюрьму, а несколько сотрудников, согласившихся поделиться информацией с газетой “Сан”, были уволены из полиции, но избежали уголовной ответственности. Три руководителя полицейского профсоюза подверглись резкой критике на заседании парламентского комитета по внутренней политике.
Казалось, “плебгейт” вот-вот развалится, а Митчелл вернется в свой старый офис. Но сержант Роуленд никак не соглашался отказаться от утверждения, что Митчелл бросил ему словечко “плебс”.

И тогда Митчелл решил “отмыться” с помощью иска против газеты “Сан”. Если бы суд признал, что статья в таблоиде содержала клевету, это бы восстановило репутацию Митчелла. Но вслед за этим сержант Роуленд, поддерживаемый, как утверждает пресса, Полицейской федерацией, подал встречный иск к Митчеллу, утверждая, что тот клевещет на него.

Судебный вердикт, допустивший, что бывший министр все-таки “мог произнести означенное бранное слово”, обрекает Митчелла на крупные репутационные и финансовые неприятности. Кроме значительных судебных издержек, ему придется  выплатить компенсации, размер которых может достигнуть £3 млн. Друзья говорят, что Митчеллу придется влезть в большие долги и продать часть семейной недвижимости. Впрочем, он не теряет присутствия духа и даже собирается вновь баллотироваться в парламент на следующих выборах.

Для нас же с вами важно другое. Принимая решение, судья Миттинг не брал в расчет должностное или социальное положение спорящих. Полицейский выиграл не потому, что он полицейский, а министр проиграл не потому, что он министр. Судья решал по закону. А закон в этой стране защищает “маленького” человека так же, как и “большого”. И в этом гарантия того, что, оказавшись в схожей ситуации, вы не рискуете проиграть по причинам, не имеющим отношения к сути дела.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply