Opal Transfer

Речной бог в роли “горячей картофелины”

В самом факте передачи “взаймы” экспонатов одного музея в другой нет ничего необычного. Такая практика давно распространена в мире и благодаря ей музеям разных стран удается радовать зрителей уникальными выставками и заодно поправлять свое финансовое положение.

Не далее как в прошлом году Эрмитаж на несколько месяцев великодушно одолжил королевству 70 ценнейших полотен из коллекции первого британского премьер-министра сэра Роберта Уолпола. Купленная императрицей Екатериной Второй в конце 18-го века у наследников Уолпола, эта уникальная коллекция работ мастеров эпохи Возрождения послужила основой художественного собрания самого Эрмитажа.

Но если та выставка удостоилась в лондонской прессе восклицательных знаков, то отправка в Санкт Петербург фигуры речного бога Илиссоса вызвала главным образом вопросительные. Ведь речь идет об одной из скульптур ставшей уже скандальной коллекции “мраморов Элгина”.

Наследственный шотландский аристократ Томас Брюс, седьмой граф Элгин, назначенный в 1799 году послом Британии в в Константинополь, любил искусство и, едва попав в Высокую Порту, тут же отправился в столицу Греции, которая входила тогда в состав Османской империи. В Афинах лорда Элгина поразил древнегреческий храм Парфенон на Акрополе. Хотя и порядком обветшавший, он производил сильное впечатление.

Загоревшись идеей спасения этого памятника, лорд добился в 1801 году разрешения султана сделать чертежи и копии уцелевших древностей Акрополя. Нанятые им художники и aрхитекторы не только выполнили эти работы, ни и организовали вывоз половины уцелевших скульптур храма: некоторые из них были подобраны у подножия Парфенона, другие – самые известные и узнаваемые – выносили непосредственно из здания.

Вернувшись домой, лорд Элгин вскоре обанкротился и с разрешения парламента в 1816 году продал сокровища Британскому музею. Правительство заплатило за них громадную по тем временам цену – 350 тысяч фунтов стерлингов. На данный момент в Лондоне находится около половины всех уцелевших деталей античного памятника. Другие части Парфенона расположены в нескольких европейских музеях, включая Лувр. Коллекция мраморных скульптур Парфенона включает в себя мраморные фризы длиною 75 метров, 15 метопов (каменных плит), 17 скульптур и другие образцы древнегреческого искусства, выполненные под руководством великого Фидия.

“Мраморы Элгина”, для которых в Британском музее выстроили специальное помещение, прекрасно чувствуют себя в Лондоне. Однако едва вернув себе независимость, Греция стала требовать возвращения “награбленных” шедевров. В Афинах считают, что османские власти не давали лорду Элгину права увозить скульптуры. Дело в том, что оргинал указа, подписанного султаном, был утерян. Сохранился только его перевод на итальянский, выполненный для Элгина при османском дворе. В итальянском варианте разрешается осуществлять измерения и зарисовывать скульптуры, используя лестницы и строительные леса; создавать гипсовые слепки, откапывать фрагменты, похороненные под почвой во время взрыва. В переводе ничего не говорится о праве Элгина владеть скульптурами и вывозить их за границу.

Дискуссия вокруг возвращения мраморных плит и скульптур Парфенона в Грецию идет уже много лет, как на международном уровне, так и в самой Великобритании. Температура спора особенно повысилась после того, как в 2009 году в Афинах открылся Новый музей Акрополя — один из самых современных музеев в мире, который в состоянии обеспечить мраморам Парфенона достойные условия хранения. Но в Лондоне считают, что Британия имеет полное право на владение статуями.

В этой ситуации передача одного из экспонатов Эрмитажу для участия в выставке, посвященной 250-летию крупнейшего российского музея, в Афинах  расценили как вызов. “Решение Британского музея “одолжить” одну из скульптур выставке в Санкт-Петербурге является вызывающим для греческого народа”, – заявил премьер-министр А.Самарас. Он напомнил, что до сих пор одним из главных аргументов британской стороны, отказывающейся передать экспонаты в Грецию, было то, что мраморные скульптуры Парфенона “невозможно перемещать с места на место”.

Однако отправка Илиссоса в Санкт Петербург вызвала раздражение не только в Греции. По словам газеты “Дейли телеграф”, это событие стало “политической горячей картофелиной” и в самой Британии. “Если не Греции, то отдавать взаймы такую скульптуру следовало бы стране с безупречной политической репутацией. Путинская Россия таковой не является”.

Но директор Британского музея Нил Макгрегор, являющийся одновременно председателем Консультативного совета Эрмитажа, назвал Эрмитаж и Британский музей первыми великими музеями европейского Просвещения. По его словам, “появление статуи в Эрмитаже является знаком долгой дружбы между двумя музеями”.

Впрочем, первое заграничное путешествие одного из “мраморов Элгина” будет недолгим. Фигуру речного бога выставили в Эрмитаже в минувшую субботу, а обратно ее ждут уже 18 января.

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply