Opal Transfer

Евгения Крегжде: «Я послушная!»

Евгения Крегжде: «Я послушная!»

Театр имени Вахтангова давно любим и почитаем не только московской публикой, но и в других городах России и за рубежом. Каждый новый спектакль собирает полные залы. Что уж говорить, когда театр приезжает с гастролями в Лондон – билеты распродаются моментально. Актеров всегда встречают с большой радостью, и не только русские эмигранты, но и британцы.

С гастролями театр им. Е. Вахтангова приезжает в Лондон уже в третий раз. Сначала это был шекспировский фестиваль, где показывали «Мера за меру» в постановке Юрия Бутусова в театре «Глобус». А в 2013 году продюсерский центр Оксаны Немчук в рамках проекта «Русские театральные сезоны на Вест-Энде» привез в Noel Coward Theatre «Дядю Ваню» в постановке Римаса Туминаса. В феврале 2015 года Лондон ждет «Онегин», ставший лауреатом первой театральной премии «Хрустальная Турандот» (за лучший спектакль сезона 2012-2013), лауреатом национальной театральной премии «Золотая маска» (2014), а также лауреатом и призером других почетных театральных премий.

Главную женскую роль – Татьяну Ларину – играет яркая очаровательная молодая актриса театра Евгения Крегжде.

Евгения родилась и выросла в Риге, а в 2001 году приехала в Москву и поступила на курс Михаила Борисова в театральном училище имени Бориса Щукина. По окончании училища была принята в труппу театра им. Е. Вахтангова, да и не просто принята – а почти сразу на главную роль. В репертуаре Евгении роли сильных ярких героинь: Соня («Дядя Ваня»), Татьяна («Онегин»), Лиза («Бесы»), Изабелла («Мера за меру»), Дениза («Мадемуазель Нитуш») и многие другие. Кроме того, Евгения играет в других театрах – одна из последних ролей «Старший сын» в постановке Павла Сафонова.

Из ролей в кино – «Ландыш Серебристый-2», «На Верхней Масловке», «Понаехали тут», «Любовь как любовь», из последних – «Географ глобус пропил», сейчас Евгения занята на съемках фильмов «Обратная сторона луны-2», «Игрок», «Эти глаза напротив».

Евгения Крегжде (Фото из личного архива)

Вы из интеллигентной математической семьи с достаточно строгим воспитанием. И вдруг переезд в Москву… Когда к вам пришло осознание, что вы – актриса и назад пути нет?

Даже никогда не думала об этом. Не было какого-то щелчка – что вот оно, случилось. Осознание пришло постепенно. Когда поступила в Щукинское училище, я увидела работы других студентов, попробовала сделать что-то свое, поняла, что могу что-то предложить, быть в этом свободной, тогда, наверное, я почувствовала, что это мой путь.

Насколько мне известно, у вас был опыт мастер-классов в Голливуде. Есть ли в дальнейших жизненных планах попробовать себя в европейском или американском кино или театре?

Мне бы очень хотелось. Я намеревалась двигаться в этом направлении, но на время отложила, потому как сейчас имею достаточно интересные предложения в России. Долгое время я была плотно задействована в театре, и только сейчас стало появляться больше предложений съемок в кино. Тяга же к европейскому и американскому кино у меня всегда была, да и во время лондонских турне ко мне подходили кастинг-директора, проявляя свою заинтересованность. Может быть, что-то получится в этот приезд.

Что вам больше по душе – театр или кино?

Мне интересно и то, и другое. Комфортнее все-таки пока в театре, так как с ним связано тринадцать лет моей жизни. Почти каждый год я выпускала главные роли. Естественно, это давало опыт и новые знания. Безусловно, впереди еще много открытий. Но с театром у меня гармония, я знаю, что можно делать, а что нельзя, где я могу импровизировать. А в кино я только начинаю и с большим удовольствием постигаю это новое для меня пространство, будто снова стала студентом.

Вам нравится жить в напряженном графике?

Нет, я люблю свободное время. Я 100% ленивый человек (смеется).  Когда  очень много работы, мне плохо. Важна гармония: полмесяца работы – полмесяца отдыха. На мой взгляд, это единственный способ развиваться. Когда работаешь в очень плотном графике, ты работаешь только на то, чтобы выдавать, но ничего не берешь. А все должно быть сбалансированно. Иначе в какой-то момент результат перестает быть качественным.

В таком случае, какой отдых вы любите?

Постель и книжка. Раньше любила путешествовать, но сейчас из-за постоянных гастролей эта часть отдыха отвалилась сама по себе. Когда появляются свободные дни, хочется быть дома и никуда не выходить.

Есть ли у вас любимые авторы?

Я абсолютно всеядный человек. Я могу читать от классики до фантастики, от романов Айрис Мёрдок до чего-то совсем современного. Если мне нужно напитаться, я беру классику. Если мне нужно отключить мозг, беру что-то простое. Любимый автор – это Лесков.

А у Лескова что?

Люблю его хроники, люблю роман «Соборяне». Это очень близкое мне время, близкое мне понимание православия, как веры. И, пожалуй, еще потому, что в центре его романов в основном женщина, причем женщина с большой буквы. Тебе хочется стремиться к образу этих героинь, хочется походить на них, достичь их нравственного подъема.

Ведь и ваши героини тоже не простой судьбы женщины, это настолько масштабные роли, такие мощные характеры.

Да, но интересно то, что в театре мне нужно расти до героинь. А в кино пока что, к сожалению, опускаться до них (смеется).

А кто из них вам более близок?

Знаете, с ролями как с детьми – не должно быть любимчиков, иначе у одного из детей развиваются комплексы, и он начинает конфликтовать. Это семья. Они все разные, но все одинаково дороги.  Они создавались в разное время, это мой эмоциональный опыт. Во всех них есть я, и в то же время что-то другое, что появилось в них не от меня, что продиктовано драматургией. Например, Изабелла в «Мера за меру» она в какой-то сложный момент моей жизни даже учила меня, была поводырем. Ну уж если совсем к стенке прижать, то ближе всего, наверное, самый маленький, еще неокрепший ребенок – Татьяна. Она пока что требует от меня больше внимания, нежели остальные. А так… Над всеми своими театральными ролями работаю постоянно, это непрекращающийся процесс.

Как проходит процесс работы над ролью?

Это в трех словах не расскажешь. Я многим интересуюсь, чтобы найти необходимое для меня, изучала различные актерские системы и постепенно сформировала свою, но даже ее приходится немного видоизменять для каждой новой роли.

Римас Туминас говорит, что нет одного пути, по которому можно пройтись. Но если раньше мне нужно было быть постоянно на сцене, чтобы буквально на ногах искать этот путь, то сейчас уже большая часть работы происходит в голове. И это, безусловно, заслуга опыта.

Образ Татьяны, на ваш взгляд, актуален в современном мире? 

Безусловно. Мы бы не стали делать этот спектакль, если бы он не нашел отражения в нашем настоящем. Мне абсолютно все равно, классический это образ или нет, важно создать на сцене человека, который ищет, пытается понять себя и окружающий мир, преодолевает препятствия или не преодолевает их. Если именно этот процесс передан правдоподобно, то зритель подключится к нему, он так же будет задаваться вопросами, может быть, даже поплачет над своей жизнью, за что-то простит себя. Для нас это лучший результат.

По вашим наблюдениям, есть какая-то разница, как принимают театр во время гастролей и в Москве? 

Все по-разному реагируют. Я не могу сказать, что есть какая-то тенденция. Все зависит от культуры и менталитета. Мы встречаемся с разноплановой публикой. Во Франции, например, не принято аплодировать во время спектакля – они дают его отыграть, а потом уже хвалят. И если уж им очень понравилось, то будут и свист, и топот, как на стадионе.

А вы себя больше воспринимаете русской или латышкой?

Я себя ощущаю русской. А меня воспринимают как иностранку.

А Москву вы как воспринимаете? 

У меня абсолютная любовь с Москвой. Это мой город. Здесь много чего интересного происходит, много ярких  талантливых людей. Это такой животрепещущий город.

Вы уже третий раз приезжаете в Лондон с гастролями. У вас была возможность познакомиться с городом, какое впечатление произвела столица Великобритании?

Да, была возможность познакомиться городом. Лондон совершенно не похож ни на что. С одной стороны, академическая сдержанность и отстраненность, а с другой – драйв, безудержность, секс. Мне близки подобные контрасты.

Если говорить о переездах, иммиграции, что для вас более привычно – постоянное перемещение, или вам важно быть закрепленной в одном месте? 

В том то и дело, что я люблю и то, и другое. Я могу лежать и читать – а потом взять и сорваться. Есть и то, и другое, и третье, в зависимости от ощущений. Я могу работать как заведенная 24 часа в сутки. А могу лениться и не заставить себя подняться и пойти в душ.

Насколько мне известно, вы иногда пишете какие-то заметки. Для чего, это хобби или дальнейшие планы на будущее?

Да не знаю, для чего… Потому что пишется! Это такое поэтическо-прозаическое дуракаваляние, которое иногда выкладываю в Фейсбук, и к своему большому удивлению получаю отклик. Пока я востребована в театре и кино, не готова уделять этому увлечению много времени. Но, возможно, когда я уже буду дряхлеющей старухой, такой, знаете, с ярко накрашенными губами и неизменной сигареткой во рту, обязательно накрапаю несколько сентиментальных романчиков (смеется)!

Многие актеры, работая над ролью, не любят говорить о ней. Это ваш случай? Вы делитесь своими планами с друзьями, семьей? 

О планах и мечтах рассказывать не люблю, это для меня сакраментально. Но что касается самого процесса работы над ролью, то мне важно делиться размышлениями с близкими людьми. Если ты можешь рассказать о своем персонаже как о живом человеке, значит, ты уже его видишь. Мне необходимо это проговаривать. И даже не для того, чтобы что-то посоветовали. А именно для того, чтобы я сама за этим словами увидела образ. Не всегда он продвигается в моих собственных размышлениях, нужно обмусолить его вслух. Остается только порадоваться неиссякаемому терпению близких, которым приходится часами выслушивать мою предпремьерную белиберду (смеется)!

А кто или что вас вдохновляет?

Миллион вещей. Деревья, падающие листья, дети, равнины,  музыка, смех, прогулки, дождь, люди, живопись. Это какой-то постоянный процесс. Нет такого, чтобы ничего не вдохновляло.

Что входит в ваше понятие успеха?

Для меня успех это когда на последнем монологе вижу за кулисами троих монтировщиков, которые внимательно следят за тем, как я играю. Этим ребятам,  с их титанически тяжелой работой, обычно не до искусства. Успех, когда кто-то вдохновился на свершения после твоего спектакля. Когда зал дышит с тобой одной историей, темой, и ты чувствуешь, что сейчас вы заодно без разделяющих политических и национальных убеждений и подобной суеты! Если за все это ты еще получаешь соответствующий затратам гонорар, то, пожалуй, можно считать себя по-настоящему успешным человеком.

Есть у вас мечта сыграть какую-то определенную роль? 

Я ко всему открыта! Не было у меня, честно говоря, времени на то, чтобы сидеть и размышлять: «А неплохо было бы сыграть эту героиню…» Роли сами приходят. Если уж совсем до сути докапываться, то Роксану («Сирано де Бержерак») хотелось бы сыграть. Но если нет – не убудет. Я влюбляюсь в каждую свою роль постепенно. Когда мне ее предлагают, я спокойно воспринимаю, а вот начинаю работать – и влюбляюсь. Главное не сама роль, а наличие в ней волнующей тебя темы!

Есть ли какие-то табу,  на что вы никогда не согласитесь?

На бездарность.

А как вы относитесь к эротическим сценам или если нужно сниматься обнаженной? 

Спокойно, но я должна понимать, что они действительно нужны там. Если можно обойтись без них – нужно убирать.

Но ведь сцены с обнаженной героиней в кадре часто добавляют только для рейтинга. 

Да… но есть режиссер, он главный, ему и решать. Если уж я согласилась на работу с ним, то не буду задавать лишних вопросов. Я послушная!

Спектакль Eugene Onegin (Режиссер-постановщик Римас Туминас, продюсер Оксана Немчук&ArtsBridge) пройдет с 18 по 21 февраля 2015 года в театре «Барбикан», начало в 19 часов.

Беседовала Ольга Кентон

www.barbican.org.uk

Фотографии предоставлены: Театр им. Евгения Вахтангова, Евгения Крегжде. Фотограф: Дмитрий Дубинский

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации