Opal Transfer

Могущество, которое обменяли на комфорт

Могущество, которое обменяли на комфорт

Империя, еще 100 лет назад считавшаяся самой мощной военной державой на планете, может потерять способность самостоятельно защищаться от внешних угроз.

Осенью прошлого года в Глазго я услышал от молодой сторонницы шотландской независимости: “Мы не собираемся ни с кем воевать. Шотландия вступит в ЕС и НАТО. Они нас защитят. Все, что нам понадобится, – это полиция и небольшая пограничная служба”.

Тогда наивные слова девушки я отнес на счет ее неопытности и недостаточного знания мировой истории. Но на днях нечто подобное пришлось услышать в буфете Вестминстерского дворца от видавшего виды депутата парламента. “Меня тошнит, когда тори требуют сокращения расходов на социальные пособия и образование и одновременно добиваются сохранения атомных подводных лодок и строительства новых авианосцев”, – возмущался он.

Такая резкая критика показалась мне странной. Особенно если учесть, что за последние пять лет британские вооруженные силы последовательно сокращаются и сегодня регулярная армия королевства самая малочисленная с конца XVIII века. Но и это еще не предел. В рамках 20-процентного сокращения, предложенного правительством и утвержденного парламентом, к 2020 году военная мощь Великобритании будет выглядеть так: сухопутные войска со 102 тысяч человек сократятся до 82 тысяч; ВМФ потеряет 5500 моряков (сейчас их 35500); почти на столько же “похудеют” ВВС, в которых останется 35 тысяч человек. В общей сложности “под ружьем” будет находиться менее 150 тысяч человек. Когда-то Ивлин Во сказал, что то, что все другие народы называют “силой”, британцы именуют “могуществом”. Боюсь, что в нынешних обстоятельствах ему бы не пришло в голову такое определение.

Понятно, что столь значительные сокращения объясняются нехваткой средств. Несмотря на меры жесткой экономии, предпринятые коалицией с 2010 года, дефицит бюджета и внешний долг государства по-прежнему удушающе тяжелы. Поэтому у Минфина нет выхода – отказаться от секвестра невозможно.

Но тут неизбежно возникает резонный вопрос: что важнее для страны – экономическое процветание или безопасность? Способна ли Британия уберечь себя от какой-нибудь брутальной военной силы, которые то и дело возникают в мире? Возможно ли при таком ограниченном военном потенциале повторение успеха 1940 года, когда Соединенное Королевство без всякой иностранной помощи отбилось от попытки захвата со стороны Германии?

Оптимисты успокаивают: у нас есть ядерное оружие, за нами НАТО и такой верный друг, как Америка. Но пессимисты напоминают о возникающих в последнее время слабостях в британском оборонном щите. Пресса писала об унизительном для оборонного ведомства инциденте, когда из-за нехватки собственной морской патрульной авиации генералам Ее Величества пришлось обращаться за помощью к союзникам, чтобы развеять подозрения о появлении российской субмарины неподалеку от района базирования британских атомных подлодок. Ливийская операция показала, что британцам очень недостает авианосцев, благодаря которым можно атаковать противника с моря, экономя время и горючее. В последние годы ВВС испытывают дефицит самолетов. Наконец, почти все рода войск жалуются на нехватку квалифицированного специализированного персонала.

Сильным ударом по самолюбию британского руководства стали  слова начальника генштаба ВС США Раймонда Одирно, заявившего, что сокращения британской армии приведут к новым отношениям между военными двух стран. “Если до сих пор в ходе совместных операций американские и британские дивизии сражались бок o бок, то в будущем небольшие британские контингенты будут интегрироваться в состав наших частей”, – объяснил генерал.

Премьер-министр Кэмерон отпарировал, что Британия будет и в будущем оставаться “очень сильным партнером армии США, способным действовать наравне с американцами”.

Как известно, страны НАТО должны ежегодно тратить на оборону не менее 2% своего ВВП. Сейчас это требование соблюдают только США и Соединенное Королевство. Министерство обороны утверждает, что правительство готово продолжать поддерживать такой уровень. Аналитики подсчитали: чтобы соблюсти это обещание, придется увеличить военный бюджет на 3 – 6 млрд фунтов в год, что в нынешних условиях вряд ли возможно. Не случайно никто из официальных лиц не дает четких гарантий удержания расходов на двухпроцентном рубеже.

А Малколм Чалмерс, глава исследовательского отдела RUSI – авторитетного научного института по военной тематике, уверен, что армию ожидают новые финансовые неприятности. “Даже при оптимистическом сценарии доля расходов на оборону упадет с нынешних 2,6% до 1,75% в 2019 году”, – предрекает Чалмерс.

Британская интеллектуальная и бизнес-элиты прекрасно понимают, к чему могут привести такие резкие изменения. Империя, еще 100 лет назад считавшаяся самой могущественной военной державой на планете, может потерять способность самостоятельно защищаться от внешних угроз.

Но решают не элиты, а избиратели. Большинство британского электората не готово ради укрепления национальной безопасности жертвовать своим бытовым комфортом и согласиться с тем, что бесплатная медицина станет попроще, образование – подороже, налоги – повыше.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply