Opal Transfer

Дмитрий Коган: «Искусство, превращенное в ремесло, не имеет смысла»

Дмитрий Коган: «Искусство, превращенное в ремесло, не имеет смысла»

Инструменты Страдивари, Гварнери, Гваданини и Вильома насчитывают не одну сотню лет и, по словам музыканта, хранят в себе дух тех гениальных мастеров и исполнителей, которые к ним прикасались. Мы встретились с Дмитрием Коганом накануне его гастролей и узнали, почему не каждому дано сыграть на такой скрипке.

Чем больше я читала про ваше творчество, благотворительные проекты и общественную деятельность, тем больше мне казалось, что человек не может успеть все это и за несколько жизней. Что является вашим «вечным двигателем»?

Наверное, у меня нет какого-то особенного секрета. Просто я стараюсь делать свою работу на максимально высоком уровне. Стараюсь не халтурить. Я считаю, если что-то выносится на публику, оно должно быть качественным. И нужно уметь правильно распределять свое время – это не так сложно.

Вы даже организовали первый Фестиваль арктической классической музыки. Почему именно в Арктике?

Так получилось, что я был первым музыкантом, который туда приехал. У меня много друзей среди полярников, исследователей Арктики, и в какой-то момент они предложили мне сделать музыкальный фестиваль за Полярным кругом. Я уверен, что музыка нужна везде – от Северного полюса до Южного. А мне к экстремальным условиям не привыкать. Где я только не выступал в своей жизни: и на подводной лодке, и в самолетах, и даже в подземном переходе.

Вы уделяете много времени развитию классической музыки в России, даже являетесь членом партии «Единая Россия» и доверенным лицом президента РФ. Вам интересна политика или это некий способ повлиять на то, что происходит в вашей профессии?

Сама по себе политика меня не интересует. Другое дело, что для благотворительной деятельности, которой я много занимаюсь, сотрудничество с властными структурами просто необходимо. Мне приходится сталкиваться с огромным числом чиновников и политиков, которые могут способствовать развитию классической музыки в нашей стране. И если это приносит реальные результаты, я готов продолжать это сотрудничество столько, сколько нужно. Но саму политику я оставляю тем, кто занимается ею профессионально. А я – музыкант.

Дмитрий Коган

Дмитрий Коган

А вы ощущаете интерес у молодых людей к классической музыке сегодня?

Безусловно, только важно, чтобы у них была возможность ей учиться. И сегодня, когда советская школа ушла в прошлое, у них есть шанс узнать о совершенно разных подходах к музыкальному образованию, в том числе проходить практику за границей. Я за то, чтобы искусство оставалось свободным от всего – вне границ и какой-либо идеологии.

Бытует мнение, что российский подход к классической музыке отличается от европейского тем, что в России она считается элитарным искусством, чем-то возвышенным. На Западе же студентов музыкальных академий учат, что их профессия – это ремесло, которое можно и нужно интегрировать в современную жизнь. Вам какой подход ближе?

Эта идея скорее справедлива для советского периода. Тогда действительно все искусство находилось в рамках жесткого академизма. А сейчас я бы ничуть не различал европейский и российский подходы к этому вопросу. Культурная жизнь в Москве и в Лондоне сегодня мало отличаются. Хочешь – играй в ночном клубе на электроскрипке. Например, ко мне в оркестр недавно приходил скрипач, и он признался, что днем будет работать у нас, а ночью – в клубе. И я отношусь к этому абсолютно нормально. Сам я занимаюсь исключительно классической музыкой и классическими интерпретациями, потому что не чувствую никакой необходимости заниматься кроссоверными и смежными жанрами. Да и просто нет на это времени – бывает, что не успеваешь даже поспать между перелетами, так что на ночные клубы у меня сил точно не хватит.

И скоро нас ожидают ваши гастроли в Лондоне! Вы везете свой знаменитый проект «Пять великих скрипок». Как родилась его идея?

Идея родилась совершенно спонтанно, как и наш Фонд поддержки уникальных культурных проектов. Около четырех лет назад я вместе с моим партнером меценатом Валерием Савельевым задумали приобрести инструмент, но не знали, какой именно выбрать. И в тот момент мы подумали: а почему бы не сделать концерт, представив на нем все пять скрипок, а затем выбрать наиболее понравившуюся зрителям? Но первое выступление прошло с таким успехом, что я понял, что не могу отпустить даже один инструмент. Каждый из них настолько самостоятельный и самоценный, что сравнивать их просто невозможно. И я счастлив, что у меня есть возможность передать эту магию моим зрителям. Знаете, огромному количеству людей за всю жизнь не посчастливится услышать игру даже одной великой скрипки, а благодаря этому проекту можно услышать сразу несколько за один концерт. И каждый «выберет» ту, которая нравится больше всего. И проект, конечно, несет очень важное образовательное значение.

Что вы испытываете, когда прикасаетесь к таким великим инструментам?

Я испытываю трепет, радость и огромную ответственность. Это только кажется, что на великом инструменте легко играть. На самом деле играть на Страдивари гораздо сложнее, чем на обычной скрипке. Ведь водитель обычной машины вряд ли сможет сесть за руль автомобиля «Формулы-1»? Это должен быть гонщик экстра-класса. Вот примерно то же самое происходит с нашими скрипками. Далеко не каждому музыканту они раскрываются и позволяют на себе играть.

Вы говорите о них как о живых существах!

А для меня они и есть живые. У каждой скрипки свой характер, свои эмоции. С ними как с женщинами: каждое утро они просыпаются с новым настроением.

Какая из этих пяти скрипок больше всего подходит вам по характеру?

Пожалуй, мой основной инструмент – Гварнери. Но это нисколько не умаляет достоинств остальных! Понимаете, невозможно сравнить черную икру с французским пирожным. Это совершенно разные вещи. И даже рассказывая о музыкальных достоинствах той или иной скрипки, вы не сможете оценить их. Это нужно только слушать.

Вы продолжаете род выдающихся музыкантов (дедом Д. Когана был скрипач Леонид Коган, бабушка – известная скрипачка и педагог Елизавета Гилельс, отец – дирижер Павел Коган, мать – пианистка Любовь Казинская. – Прим. авт.). Зачастую есть два пути: либо это слишком «давит», вызывая желание отмежеваться от своих знаменитых предков; либо дает стимул доказать, что вы не менее талантливы. Как складывались ваши отношения со своей фамилией? 

Когда я был маленький и только учился музыке, она, конечно, давила на меня. Ко мне было слишком внимательное отношение в школе, окружающие ждали от меня гораздо большего, чем от сверстников. Но сейчас, когда моя карьера длится уже 20 лет, я не чувствую ни позитива, ни негатива от этого факта своей биографии. Я дебютировал, кстати, в Великобритании!

Да, я прочитала, что вы первый раз вышли на сцену в возрасте 6 лет! Вы по-прежнему испытываете вдохновение и восторг от своей работы?

Паганини говорил, что нужно сильно чувствовать, чтобы почувствовали другие. Я руководствуюсь этим принципом. Без «горения», без вдохновения, без волнения невозможно творчество. А без творчества зачем заниматься музыкой? Искусство, превращенное в ремесло, не имеет смысла. Как только я перестану испытывать вдохновение, я перестану выходить на сцену. 

 

Дмитрий Коган выступит с известным камерным оркестром Московская Камерата в лондонском Барбикане 30 марта 2015 года. Программа любимых классиков от Моцарта до Пьяццоллы будет исполнена на коллекции бесценных инструментов великих мастеров Николо Амати, Антонио Страдивари, Джузеппе Гварнери дель Джезу, Гваданини и Жан Вильома из фонда им. Когана в поддержку уникальных культурных проектов.

Понедельник, 30 марта 2015, 19:30

Barbican

Билеты: £10 – £35

Касса: 020 7638 8891 и

www.barbican.org.uk 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply