Opal

Шарлотта как добрый знак для королевства

«Кажется, это прелестное создание спасло британцев от всеобщего помешательства на почве политики», – биржевой аналитик Стивен Пирс широко улыбается, глядя на газетную фотографию счастливых родителей с только что появившейся на свет принцессой на руках.

Потом снова возвращается к теме нашего разговора. «Впервые на моей долгой памяти избирательнaя кампания не только не прояснила положение политических сил в стране, а еще больше запутала его», – поясняет он. По словам Пирса, люди совершенно растеряны, они не понимают, кто против кого, кто с кем. Эта неразбериха не позволяет делать никаких более или менее обоснованных предположений по поводу ближайшего будущего.

«Для большого бизнеса этот сценарий очень плох, – замечает мой собеседник, – неясные перспективы умножают уровень рисков, а именно этого не любят инвесторы. Если следующие пять лет в парламенте не будет лидирующей политической силы, располагающей твердым большинством, то крупный бизнес утечет в более стабильные и предсказуемые края. Это приведет к замедлению экономики, девальвации британского фунта, росту безработицы и сокращению налоговых доходов государства. Чем в казне меньше налоговых поступлений, тем меньше социальные выплаты нуждающейся части населения. Тем выше вероятность усиления в обществе протестных настроений».

По наблюдениям главы инвестиционного отдела швейцарского банка UBS Билла О’Нилла, планы ни одной из ведущих партий не дают Сити поводов для оптимизма. «Лейбористы собираются занимать ежегодно на ‡20 млрд больше, чем тори, что неизбежно приведет к росту дефицита и увеличению долгового бремени, – заявляет он, – с другой стороны, консерваторы намерены провести в 2017 году референдум по вопросу дальнейшего членства в Европейском союзе, положительный исход которого пугает бизнес еще большими рисками».

Газета «Таймс» публикует тревожные цифры оттока капиталов с Альбиона. За последние 15 месяцев – $356 млрд. Причем деньги бегут и из британских долговых бумаг, и из недвижимости, и с банковских счетов. Плюс к этому, заторопились к более благоприятным налоговым берегам и российские олигархи.

К концу недели, когда этот номер газеты попадет к нашим читателям, выборы будут уже позади и дым над Даунинг-стрит начнет постепенно рассеиваться. Но сегодня уровень «задымленности» еще очень высок. И тори, и лейбористы делают вид, что борются за «чистую» победу на выборах. Премьер-министр Дэвид Кэмерон предлагает избирателям поддержать его правительство, которое вывело экономику из рецессии, более чем вдвое уменьшило дефицит бюджета и резко сократило безработицу. Дэвид Милибэнд обещает, что он обеспечит более справедливое распределение доходов и облегчит жизнь беднейшим слоям населения.

Но аналитики почти на 100% уверены, что большинство в парламенте не светит ни тому, ни другому. И тот, кому удастся в конце концов усесться в кресло премьера, должен будет искать поддержки более мелких партий. Речь идет о шотландских националистах из SNP, которые, по подсчетам, рассчитывают более чем 50 депутатских мандатов, либеральных демократов, чья поддержка в обществе с 2010 года сократилась почти вдвое и составлят 25-30 мест. Перспективы каждого из остальных «малышей» не достигают 10 мандатов.

Правительству большинства надо получить в Палате общин поддержку как минимум 323 депутатов. Опросы показывают, что консерваторы вместе с либдемами вряд ли дотянутся до таких чисел. У лейбористов, которым прочат около 270 кресел, самостоятельные шансы еще меньше. От коалиции с SNP Милибэнд категорически отказался.

В последние дни активно дискутируется возможность создания правительства меньшинства. То есть партия, получившая больше всех голосов, формирует Кабинет министров, а затем оставляет парламентариям возможность одобрять или проваливать представленные им законопроекты. Если такой кабинет получает вотум недоверия, назначаются новые выборы. Словом, политическая температура в мае ожидается сильно повышенной.

Но вернемся к крошке Шарлотте. Почему Стивену кажется, что она спасает Британию от «национального помешательства»? Мой собеседник улыбается: да это же добрый знак! В разгар нервозной предвыборной сумятицы рождается чудесное дитя, которое доставлет нам радость, возбуждает добрые надежды. Люди начинают улыбаться, верить в лучшее. Шарлотта словно вернула нам всем ощущение здравого смысла.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации