Opal

Скромность украшает человека

Скромность украшает человека

Как преподаватель русского языка, я много работаю с частными студентами, которые уже достигли каких-то профессиональных высот, и изучение иностранного языка для них лишь определенный этап карьеры, ведущий на более высокую ступень. Некоторые из них руководят коллективами, некоторые сами нанимают людей на работу, поэтому в ходе обсуждения тех или иных общественно-экономических тем я люблю задавать им вопросы о трудоустройстве в Британии. Недавно я занималась со студентом, который провел все утро, интервьюируя четырех кандидатов на должность начальника отдела, после чего он посетовал, до какой степени люди не умеют рекламировать себя.

Я отметила, что если даже англичане не умеют, то что же говорить о наших приезжих иммигрантах, которые при высшем образовании и солидном профессиональном опыте на родине начинают в Лондоне с неквалифицированных работ, потому что не верят, что их возьмут на квалифицированную, или потому, что не знают, как туда попасть. В своей личной и профессиональной практике я встречала множество русскоязычных девушек, которые в британской столице работали официантками, уборщицами и беби-ситтерами, имея высшее образование и опыт работы преподавателями, медсестрами и инженерами.

Сгорела на работе

Моя подруга получила должность персонального ассистента директора крупной компании после двух лет работы гувернанткой, и в тот момент для нее это был принципиально новый виток карьеры, хотя и при понижении общего дохода. Однако после шести лет работы в компании она обнаружила, что совмещает функции нескольких сотрудников и даже частично выполняет работу своих непосредственных начальников, но ее зарплата при этом остается на уровне 20 тысяч фунтов в год.

Повышение

Повышение

За шесть лет работы она не только приобрела солидный опыт персонального ассистента (которые, к слову, в Лондоне зарабатывают по 30–40 тысяч), но и освоила всю индустрию вдоль и поперек, а как талантливый организатор и ответственный человек незаметно взяла на себя ряд обязанностей, которые не полагались ей по должности: например, тренинг нового персонала. Но кто же будет протестовать, если она выполняет свои и не свои обязанности и при этом не жалуется? В какой-то момент она обнаружила, что все ее окружение уже давно расслабилось и курит бамбук, в то время как она совершает трудовые подвиги в одиночку. Год проходил за годом, а никакого вознаграждения не приходило – ни в виде щедрого рождественского бонуса, ни в повышении должности, ни в увеличении зарплаты. Когда она осознала, что уже давно в ответе за весь белый свет и сотрудники приходят ей доложить, что на кухне закончился сахар, а принтер зажевал бумагу, она решила, что взвалила на себя слишком много. Устав от объема работы на фоне общей непризнанности, она написала заявление об уходе и положила на стол директору.

Директор всерьез расстроился, что такая добросовестная и способная сотрудница решила покинуть компанию, он к ней привык и его более чем устраивало, как она справляется со своими должностными обязанностями. Но поскольку она ни разу не пришла к нему и не обсудила вопросы повышения напрямую, ему и в голову не пришло, что он сам должен прийти к ней и предложить платить больше денег. Ей казалось, что начальство должно заметить, оценить и наградить. После того, как они год за годом хвалили ее за работу, но эти похвалы не вылились в осязаемые деньги и должности, она обиделась и решила уйти. Директор срочно вызвал к себе ее непосредственного менеджера, они долго обсуждали ситуацию и в порядке исключения решили предложить ей зарплату, намного превышающую ее прежнюю, как компенсацию за «пропущенные» годы. Но она все равно ушла к их величайшему изумлению. Просто потому, что она уже перетрудилась, перегорела и потеряла интерес к работе, как и веру во вселенскую справедливость.

Не ждать милостей от природы

Я думаю, что подобную ситуацию наблюдали и переживали многие читатели. Нам все кажется, что в один прекрасный день начальство заметит, как мы великолепно работаем и сколько работы на себе тащим, вызовет нас в кабинет и вознаградит за все заслуги солидной премией или существенным повышением зарплаты. И как горько бывает, когда время идет, наш профессионализм растет, а нас все никак не могут оценить по достоинству.

Мой студент, руководитель солидной компании, тут же восклицает: «А разве у начальника нет других забот, кроме как выискивать, кто хорошо работает, чтобы вознаградить их? Или у него лишние деньги, чтобы гоняться за гордым и молчаливым сотрудником и навязывать ему повышение зарплаты? И вообще рядовой начальник находится под гнетом стольких обязательств, что не всегда имеет возможность оценить, какой вклад в рабочий процесс вносит тот или иной сотрудник, а потому сотрудник должен прийти и рассказать ему о своих заслугах. Если он и в самом деле приносит много пользы, почему бы и не поощрить его?»

Разумеется, мы все прекрасно знаем, что нужно уметь себя рекламировать, демонстрировать свои профессиональные и личные таланты, отмечать свои достижения на рабочем месте и потом красочно рассказывать о них начальству. Но в реальной жизни это происходит очень редко, просто потому, что нас всех учили, что скромность украшает человека, что хвалить себя нехорошо, и того, кто хорошо работает, и так заметят.

Самореклама

Самореклама

Англичане страшно не любят хвастаться, у них это считается дурным тоном. Образованный англичанин среднего и выше класса никогда не будет бравировать своими профессиональными, материальными или спортивными успехами, а если и заикнется о них, то выразится в иронично-пренебрежительном тоне, вроде как он и не делал ничего для этого и вообще значения этому не придает. Так, англичанин говорит, что неплохо играет в гольф, являясь лучшим игроком своего клуба, в то время как тот же американец заявит об этом в первые минуты знакомства. Мой муж вот так между прочим и даже нехотя признается, что учился в Кембридже, как будто ему неловко за то, что он такой способный. Говорить о себе вообще неприлично. Когда мои студенты сдают экзамены по другим предметам и я спрашиваю об их результатах, они дают уклончивые ответы и никогда не называют количество баллов, которые они получили. Потому что говорить о низких результатах никто не хочет, а о высоких – нескромно. Самый блестящий ответ, который я получила по этому поводу, был выражен в словах «I can’t say I am displeased with my results». После десяти лет в Англии я понимаю, что этот студент получил достаточно высокий балл.

Учат в школе

Зато англичане никогда не забудут упомянуть все свои успехи, таланты и достижения во время собеседования при приеме на работу. Вот тут скромность совершенно не приветствуется, и мой скромный интровертированный муж начинает продавать себя так, что мне, при всей моей хвастливой натуре, даже и не снилось. Тут он упомянет и Кембридж, и публикации в студенческой газете, и знание трех языков, включая русский, – даже если это не имеет отношения к работе, все равно демонстрирует его как разностороннюю и целеустремленную личность. И вся его природная скромность не мешает ему дотошно фиксировать все свои успехи на работе, чтобы потом представить их в цифрах, графиках и детальных формулировках при очередном повышении зарплаты. В школе их учат этому, что ли?

Оказывается, учат. Не в каждой школе, разумеется, иначе Великобритания бы утратила классовую систему, но именно в школе британские дети учатся отстаивать свою позицию, выражать свое мнение по самым разным поводам и гордиться тем, что они обладают какими-то уникальными способностями, которых нет у других людей. Наши мамы, старшие родственники и учителя учили нас не думать о себе слишком высоко и не выделяться из массы. Я могу только предположить, что советскому государству, в котором прошло наше детство, были не нужны индивидуалисты с независимым мышлением, это мешало им становиться винтиками в большом механизме и делать так, как велено. Поэтому я очень долго и упорно доказывала британским работодателям, что я могу справиться с работой не хуже, чем другие сотрудники, в то время как нужно было показать, что я могу делать лучше, чем другие сотрудники, или что я могу делать то, что до меня никто не делал.

Мы – другие

Мы можем только сетовать на наших мам и учителей, которые не научили нас не только демонстрировать свои таланты при необходимости, но и отдавать себе отчет об их существовании. Осознание, что мы – «другие», приходит на десятилетие позже, чем то, что мы – «неправильные», поэтому мы тратим годы жизни на то, чтобы бороться со своими недостатками, вместо того, чтобы развивать достоинства. Даже в самой системе образования заложен принцип, что слабые предметы нужно вытягивать любыми силами, зачастую в ущерб предметам сильным и любимым. А ведь именно сильные стороны определяют нашу будущую профессиональную нишу. Я была лучшей ученицей в классе по русскому языку, но совершенно не тянула математику, поэтому последние два года школы ушли на борьбу с алгеброй. И мне понадобилось еще десять лет, чтобы понять, что я хороший гуманитарий, потому что все эти годы я была озабочена тем, что я плохой технарь. В результате я работаю преподавателем и журналистом, достаточно успешно в обеих сферах, но этот успех пришел не раньше, чем я прекратила исправлять недостатки и дотягивать себя до «стандарта».

Молодец

Молодец

Правда, иногда даже самая блестящая подготовка не дает нужных результатов. После четырех лет работы в офисе, натасканная собственным мужем, я пришла к начальнице просить повышения и продемонстрировала свои успехи в цифрах, таблицах и блестящих формулировках, мужем же и написанных. Я не получила ни повышения должности, ни увеличения зарплаты. Просто потому, что бюджет компании не предполагал повышения зарплат в этом году, в отделе и так наблюдался переизбыток супервайзеров, а начальница не была привязана ко мне настолько, чтобы идти на конфронтацию со своим руководством. Я ушла в другую компанию и сразу же получила больше денег, полномочий и возможностей для развития. Мы все зависим от объективных обстоятельств.

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply