Opal

Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек

Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек

Думаю, не я одна сталкивалась с критикой со стороны знакомых англичан, что у нас в России ни чихнуть, ни кашлянуть, кругом одни запреты и наказания, демократия чахнет на корню, а про свободу слова и говорить не приходится.

Тут же напомнят о заказных убийствах журналистов и политиков, которые так и остались нерасследованными, и о том, что вся наша большая страна до сих пор живет в ситуации внутренней и внешней несвободы. А вот Великобритания, добавят они, свободная страна, и каждый человек свободен в своем выборе. 

Возможно, в чем-то они и правы, но сразу возникает вопрос: какой именно свободы у англичан больше? Свободы передвижения? Свободы самовыражения? Свободы слова?

Собраться на пиво – это непросто

Когда я жила в России, я была малоимущей студенткой, поэтому моя свобода передвижения была здорово ограниченна. Денег хватало только на билет до дома родителей, поэтому путешествия проходили в рамках визитов к друзьям и родственникам, проживающим в соседних городах. Когда я переехала в Великобританию, необходимость постоянно обновлять шенгенские визы существенно охлаждала мою жажду странствий, и несколько лет мне приходилось балансировать между продлениями британских и оформлением европейских виз. Предполагается, что рядовой британец путешествует куда хочет и когда хочет, потому что британский паспорт открывает ему мир без границ. Вот только в реальности рядовой британец обычно путешествует по маршруту дом-метро-работа. Поскольку безбожные цены на жилье вытеснили многие семьи из Большого Лондона, им приходится тратить на дорогу от двух до трех, а то и четырех часов в день, поэтому теоретически имея свободу выбора, чем заняться после работы, практически они проведут время после работы в поезде, добираясь до дома, или на вокзале в ожидании поезда.

При наличии требовательной и интенсивной работы у человека, работающего в Лондоне, остается минимальное количество времени на встречи с друзьями и занятия любимым делом, а насыщенный рабочий график позволяет расслабиться и повеселиться только в пятницу или субботу вечером. Что-то я не замечала, чтобы у кого-то из моих российских знакомых была проблема собрать товарищей на пиво в понедельник вечером или устроить вечеринку посреди недели. Также я не припомню, чтобы во время моих визитов в Россию мои подруги отмазывались от встречи тем, что им завтра рано вставать на работу.

В теории британцы, конечно, имеют полное право выбирать ту работу, которая им нравится, но почему-то на практике я вижу, с какой легкостью мои российские друзья уходят с надоевшей работы в никуда и через месяц устраиваются на новое место, которое им кажется более привлекательным, иногда даже на зарплату, в два раза превышающую предыдущую. В то время как все мои знакомые англичане делают страшное лицо при словах «уйти в никуда», потому что это «никуда» пребольно ударит по их финансам. Поиск новой работы может занять долгие месяцы, в течение которых они рискуют потерять взятое в ипотеку жилье или растратить все свои сбережения. Поэтому они предпочитают подолгу работать на ненавистной работе, опасаясь сделать неловкое движение и потерять ту хрупкую стабильность и безопасность, которую она им предоставляет.

Скандалить с домочадцами – только путем переписки!

Возможность отдыхать, как тебе нравится, и делать то, что хочешь, в свое свободное время весьма и весьма ограничена со всех сторон. Мы вот, например, живем в многоквартирном доме с плохой звукоизоляцией, поэтому у нас в подъезде висит длинный перечень того, чего нельзя делать, дабы не тревожить соседей. Поэтому все шумные хобби запрещены в любое время суток, любимую музыку можно слушать только в наушниках, заниматься гимнастикой – в спортзале, а скандалить с домочадцами только в письменном виде. Устраивать вечеринки разрешено только с согласия соседей и в удобное соседям время, и даже спать приходится ложиться в 11 вечера, потому что ночью превосходно слышно всех, кто бодрствует – как они включают вентиляцию в туалете и набирают воду в ванной, моют посуду на кухне и тем более смотрят телевизор.

Если посмотреть на свободу самовыражения за пределами дома, то ей-богу, у нас на родине перечень того, что можно делать на улице, намного длиннее английского. В местных озерах нельзя ловить рыбу, в лесу нельзя жечь костры, в парке рвать цветы, во дворе играть с мячом. Маленький остров, ограниченные ресурсы, постоянная оглядка на окружающих людей. Не потому ли в метро все едут, уткнувшись в свои газеты и телефоны, потому что если ты будешь делать что-то иное, ты немедленно начнешь всех раздражать.

А чего нельзя делать с собственными детьми – это же вообще драма! Какие там физические наказания! Его даже нельзя шлепнуть по попе или поставить в угол – тут же позвонит по телефону доверия и сообщит о домашнем притеснении. Ребенка до 12 лет нужно отводить в школу к 9 и забирать в 3, при этом нельзя оставлять одного дома без присмотра. Представляете, какая свобода выбора работы у его мамы при таких драконовских условиях! Я сама ходила пешком из детского сада, и никто за меня не переживал. Потом возвращалась домой после школы, открывала дверь своим ключом и до прихода родителей занималась разными интересными делами. Мы с подружкой с начальной школы бродили по округе в радиусе 5 км от дома, и никто нас не контролировал, и ничего с нами не случилось. Зато здесь я столкнулась с тем, что соседи по квартире привезли 10-летнего сына из России, и всякий раз, отправляясь в кино или кафе, они уточняли, буду ли я дома этим вечером. Не то, чтобы мне приходилось с ним играть или всерьез за ним присматривать, но формальность была соблюдена – ребенок дома не один. Я даже пару раз забирала его из школы. И мне, и ему было ужасно стыдно (учитывая, что дома он носился по окрестностям города с ватагой пацанов и делал что хотел). Здесь же он с первых дней вдохнул полной грудью британскую «свободу».

Детей не воспитывай, ни о чем, кроме погоды, не говори

А буквально на прошлой неделе я столкнулась с вопиющей, на мой взгляд, ситуацией. Трехмесячная дочка моих друзей категорически отказывается слезать с рук, даже для того, чтобы поспать, и поднимает дикий вопль каждый раз, когда ее кладут в коляску или кроватку. В итоге ее замученная мама не может даже сходить в туалет или принять душ, пишет е-мейлы одной рукой и нуждается в помощи мужа всякий раз, как ей нужно одеться или раздеться. Когда я спросила, почему они не оставляют орущее чадо в кроватке-коляске, пока оно не устанет орать, они сказали, что боятся, что соседи пожалуются в социальные службы. Оказывается, британских социальных служб боятся многие мои знакомые, потому что у тех иное понимание, как родители должны обращаться с собственным ребенком.

Ну и под конец хочется упомянуть о пресловутой свободе слова, которой так гордятся британцы. При этом безнаказанно говорить можно только о погоде и домашних питомцах, и то если вы не упоминаете о том, что наказали свою кошку за то, что она нагадила вам в тапки. Если же вас угораздило иметь собственное мнение на один из деликатных вопросов современного общества – расизм, национализм, религию, отношение полов или положение сексуальных меньшинств, – то лучше держите свои мнения при себе и не высказывайте их вслух даже в кругу друзей. Я до сих пор вспоминаю, как бледнел, краснел и ежился мой муж всякий раз, как я выдавала неполиткорректный комментарий в общественном месте. Отчасти я не знала, что в Англии нельзя говорить вообще ни о чем, а отчасти я не понимала, чем я рискую. И хотя в теории нельзя высказывать никаких суждений, которые могут обидеть представителей другой национальности, религии или ориентации, чтобы не ранить чужих чувств, на практике за то, что они обиделись, вас могут вызвать в суд, оштрафовать и даже уволить с работы. Причем, чем выше должность и общественное положение человека, тем осторожнее он должен быть в своих высказываниях и в выражении не только негативных, но и позитивных чувств (попробуйте выразить свои мужские симпатии коллеге-англичанке в офисе). Что касается более зримых и ощутимых выражений своих истинных эмоций, то мы все помним, чем закончилась недавняя история Джереми Кларксона. Не помню, чтобы мой папа, всю жизнь живущий в России и занимающий руководящие должности, хоть раз озадачился, не задевают ли его неполиткорректные высказывания чьих-либо чувств.

В общем, после серьезного размышления о новообретенных «свободах» я пришла к выводу, что единственная свобода, которой я обладаю, это право встать напротив парламента с транспарантом «Кэмерон – дурак». Но, к сожалению, меня почему-то не тянет на реализацию своих политических свобод, а все остальные свободы представляются весьма условными.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • MARIUS
    02.05.2017, 11:02

    мне кажется вы преувеличиваете ….за 2 года почти не встречал таки ситуации а был я в разных …….

    REPLY