Podpiska

Не социальный класс, а культурный уровень

Все-таки забавная это штука, выборы. Столько споров, крика, шума, столько хитростей, иронии, тонны выставленного на всеобщее обозрение личного грязного белья, энциклопедия мелких и крупных пакостей, изысканные предательства друзей и соратников, бесконечное невыносимое, необузданное вранье, глупость, переходящая в совершенную чушь. Нет, каюсь, невозможно даже перечислить все проявления бреда, гордо именуемого предвыборной кампанией. Наконец наступает тот самый важный день, когда обалдевший от этой какофонии избиратель опускает свой бюллетень в урну. С этого момента он более никого не интересует. Следующий раз о нем вспомнят через пять лет, и все начнется сначала.

Между тем парламентские выборы – это не только центральное политическое событие нации, но и исключительно интересный социологический материал, знакомство с которым предоставляет вчерашнему избирателю весьма поучительную пищу для размышлений.

Тут, однако, надо проявлять осторожность, ибо не вполне добросовестные особи попадаются и среди социологов. Их выводы могут основательно сбить вас с толку и надолго отбить охоту к далекоидущим умозаключениям.

Но, к счастью, есть в Британии и весьма надежные исследователи. В только что вышедшем в свет авторитетном английском журнале Prospect свои наблюдения по поводу недавних выборов излагает известный социолог, президент компании YouGov Питер Келлер. Его главный вывод: политические предпочтения британских избирателей быстро меняются, и происходит это оттого, что довольно стремительно меняются и сами избиратели. Опросив 100 тысяч участников голосования, специалисты YouGov составили демографический и политический портрет нынешнего британского избирателя.

Первый вывод – в своем политическом выборе британцы теперь исходят не из классовых соображений, а руководствуются своим культурным уровнем. В этом смысле лучшим индикатором политических пристрастий является приверженность той или иной газете. Наиболее консервативные избиратели являются постоянными читателями таких изданий, как Telegraph, Mail, Express and Times. Наименее консервативные  регулярно читают Guardian, Mirror, Independent. Любимая газета избирателя – лучший показатель его политического выбора.

Несколько неожиданные результаты продемонстрировало гендерное голосование. Со времен Второй мировой войны женщины проявляли больше симпатий к тори, чем мужчины. Социологи объясняли это стремлением женщин к стабильности и верностью семейным ценностям. Но в 2015 году лейбористы получили от женщин на 6% больше голосов, чем консерваторы. Зато мужчины в этом году предпочли тори: оказалось, что тех, кто предпочел консерваторов, среди них на 5% больше, чем тех, кто голосовал за лейбористов. Но эти цифры относятся к людям в возрасте до 50 лет. Среди более пожилых британцев тори лидируют со значительным отрывом: у мужчин  он составляет 12%, у женщин  – 15%.

Неплохо выступили консерваторы в этот раз и в остальных возрастных группах. Среди молодых избирателей (до 29 лет) они проиграли лейбористам всего 4%. Но выиграли у них 2% в группе до 39 лет и добились ничьей в группе до 49.

Значительного успеха добились тори и среди тех, кто работает в частном секторе экономики. Тут они опережают лейбористов на 17%, а среди избирателей из госсектора отстают от них на 3%.

Если разделить избирателей на “левых”, поддерживающих лейбористов, либдемов, шотландских и уэльских националистов, а также зеленых, и “правых” – сторонников тори и UKIP, то обладатели высшего образования предпочитают “левых” (57%) против 41% за “правых”. А вот среди тех, у кого среднее или незаконченное среднее образование, – соотношение прямо противоположное.

Важное значение при голосовании имеет доход. Те, кто зарабатывает менее £20 000, симпатизируют лейбористам (разрыв 7%), а люди, зарабатывающие больше £40 000 и больше £70 000, с огромным отрывом голосуют за тори. Очень похоже распределяются голоса в зависимости от жилищных условий избирателей. Жители полностью выплаченных собственных домов поддерживают консерваторов (отрыв от лейбористов 25%), в то время как обитатели муниципального жилья с таким же отрывом предпочитают лейбористов.

Серьезный сдвиг произошел среди избирателей, представляющих этнические меньшинства. Если раньше почти все они “хором” стояли за лейбористов, то теперь ситуация изменилась. Лейбористы по-прежнему лидируют среди выходцев из стран Карибского бассейна, Черного континента и Индийского полуострова. Однако 20–30% этих избирателей уже отдают предпочтение консерваторам. А вот большинство выходцев из Гонконга, Сингапура, Малайзии, Японии и Южной Кореи голосуют за тори (разрыв между партиями составляет внушительные 13%).

По мнению Келнера, если тенденция в пользу тори, наметившаяся на выборах 2010 и 2015 гг., продолжится, то в 2020 году лейбористы потеряют еще больше мест в парламенте. В то же самое время консерваторы становятся центристской партией, которой доверяют все больше избирателей.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации