Opal

О “слезливых девушках” и остром приступе политкорректности

О “слезливых девушках” и остром приступе политкорректности

В Британии любят спорить о политической корректности. Одни ее ругают, считая, что она ломает давние национальные традиции и изменяет к худшему формы поведения людей в обществе. Другие, наоборот, очень довольны, поскольку она защищает права и достоинство каждого человека. Скажем, вместо резкого выкрика “перестань нести чепуху!” по нормам политкорректности надо произнести что-то вроде: “Простите меня, сэр, но по-моему, вы не совсем правы, хотя я, конечно же, могу ошибаться”. Иными словами, называть вещи своими именами можно, но очень осторожно.

Впрочем, иногда политкорректный колпак, натянутый на Британию, дает неожиданные трещины. На прошлой неделе вдруг отличился лондонский ученый Тим Хант. Выступая на конференции в далекой Южной Корее, профессор Университетского колледжа Лондона (UCL) позволил себе не вполне политкорректную тираду по поводу молодых женщин, работающих в области экспериментальной науки. А поскольку мистер Хант не какой-нибудь там рядовой профессор, а мировое светило в сфере медицины и психологии, а также лауреат Нобелевской премии, то новость о его смелом заявлении мгновенно перекочевала в социальные сети и вызвала у пользователей необычайное возбуждение, а в отдельных случаях и возмущение.

Дальше события развивались по нарастающей. Из “Твитера” и “Фейсбука” история немедленно перекочевала в британскую прессу. Закрутился жуткий скандал, защитники прав женщин обвинили научное светило в сексизме и нарушении британского закона о дискриминации по гендерному признаку. Снежный ком всевозможных обвинений набрал такую скорость, что руководство университета не стало дожидаться возвращения профессора из командировки. И пока он добирался из Сеула в Лондон, один из менеджеров университета позвонил супруге профессора и потребовал, чтобы профессор Хант добровольно подал в отставку “или будет уволен”. В конце концов профессора освободили от занимаемой высокой должности “согласно личному заявлению”. Заодно Хант потерял место члена Комитета биологии в Королевском обществе (британском аналоге Академии наук).

Что же такого страшного выплеснул из себя нобелевский лауреат? Такого, за что администрация позволила себе выгнать из университета выдающегося ученого? Справедливости ради упомянем, что принадлежность к нобелевскому клубу не является в Соединенном Королевстве чем-то из ряда вон выходящим. Страна дала миру 115 таких лауреатов и крепко держит второе место, уступая лишь США, у которых число ученых, увенчанных этим титулом, уже перевалило за три с половиной сотни! Германия на третьем месте (102), Франция на четвертом (67). Так что на британских общественных весах нобелевка не столь значима, как соблюдение правил политкорректности.

А вот и те самые слова, произнесенные профессором Хантом в Сеуле и стоившие ему места в университете (цитирую по репортажу в “Дейли мейл”): “Позвольте рассказать вам о проблемах, с которыми связана работа девушек в нашей профессии. Едва они появляются в лаборатории, как немедленно начинают происходить три вещи: в них влюбляются; они влюбляются; а когда их критикуешь – они ревут”.

Что до чрезмерно “влюбчивых девушек”, то об этом сэр Хант говорил явно со знанием дела: со своей будущей женой Мэри Коллинз, ныне профессором того же университета, они познакомились именно в лаборатории.

А вот последний пункт его жалобы на девичьи проблемы говорит о том, что ученый явно не знаком с высказыванием великого итальянского актера Марчелло Мастроянни, заметившего однажды, что “женские слезы есть всего лишь продолжение беседы другими средствами”. Не слышал он и об исследованиях голландских ученых, доказавших, что женщины по своей природе в несколько раз “плаксивее” мужчин. По данным коллег из университета в Тилбурге, представительницы женского пола плачут от 30 до 64-х раз в году, в то время как мужчины “пускают слезу” только от 6 до 17 раз.

Но поспешное решение об увольнении знаменитого ученого  университетским и академическим начальством вызвало резкое возмущение в британском обществе и научном мире. В открытом письме в газету “Таймс” восемь лауреатов Нобелевской премии выразили опасение, что последствия этой истории могут негативно повлиять на свободу самовыражения крупнейших британских ученых.

Бывший россиянин, а ныне британский гражданин сэр Андрей Гейм, удостоенный в 2010 году вместе с Константином Новоселовым Нобелевской премии по физике, раскритиковал руководство университета за увольнение ученого и заявил, что Тим Хант был “распят” идеологическими фанатиками.

Так что же, может быть, политкорректность – штука бесполезная и даже вредная? Вовсе нет. Я приветствую правила, которые не допускают употребление слов и выражений, оскорбительных для определенных социальных групп, выделяемых по признаку расы, пола, возраста, вероисповедания, сексуальной ориентации и т. п. Вместе с тем, безусловно, прав сэр Гейм (в 2012-м ему был присвоен титул рыцаря), считающий, что политкорректность не должна превращаться в оружие в руках идеологических фанатиков.

Споры продолжаются. А между тем, в понедельник в прессе появились сообщения о том, что UCL, возможно, восстановит на работе так некстати разоткровенничавшегося профессора.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации