Opal Transfer

Большой Брат наблюдает за тобой

Большой Брат наблюдает за тобой

В середине июня Зураб Налбандян опубликовал статью об английском профессоре Тиме Ханте, который оскорбил женщин-ученых напоминанием об их принадлежности к слабому полу, после чего чуть не потерял работу. Обсудив эту возмутительную, на мой взгляд, ситуацию со всеми моими знакомыми, я пришла к выводу, что британская политкорректность переходит все границы и постепенно превращается в цензуру, мало отражающую концепцию свободы слова, характерную для демократического государства. Но буквально на следующей же неделе мне пришлось изучать вопрос политкорректности в ракурсе собственной карьеры.

Либо хорошо, либо ничего

Администрация нашего колледжа сделала рассылку о недопустимости неполиткорректных высказываний в стенах нашего учебного заведения, даже если они облечены в форму шутки. Они напомнили нам, что в Великобритании существует закон о равенстве, который не допускает любых негативных комментариев в адрес представителей других рас, национальностей, религий, ориентаций и дискриминации по половому признаку тоже.

complaint

complaint

Видимо, кто-то из студентов нашего колледжа пожаловался на учителя, администрация решила предупредить преподавательский коллектив о возможных последствиях, и, как это делается в Англии, предупреждение было отправлено всем сотрудникам, чтобы не указывать ни на кого пальцем. Разумеется, каждый адресат принял предупреждение на свой счет и начал вспоминать, не сказал ли он намедни чего нелицеприятного. На самом деле получилось только хуже, потому что даже если один случай имел место быть, весь коллектив из нескольких десятков учителей иностранного языка напрягся перед угрозой потерять работу, и каждый второй преподаватель стал ломать голову, в чем конкретно его могли уличить и чем ему теперь это грозит.

К чему может привести частный разговор

Проблема в том, что все учителя – иностранцы, и политкорректность с молоком матери не усвоили. Для нас по-настоящему трудно понять, что является неприемлемым высказыванием, потому что раз мы их произносим, то неприемлемыми не считаем. Как я объяснила своим студентам: у русских людей тоже существуют правила приличия, и мы тоже не хотим портить отношения с людьми, поэтому мы вполне отдаем себе отчет, что нельзя говорить плохо о человеке в его присутствии. Скажем, если я сижу в компании с итальянцами и отпускаю шуточки про итальянцев, это, разумеется, очень грубо. Но если я заявляю русскому приятелю, что итальянцы очень шумные, то с какой радости мой приятель должен обидеться за итальянцев да еще написать на меня жалобу начальству? Если он болеет душой за итальянцев, он может сказать мне об этом в лицо, но писать донос начальству, зная, что у меня потом будут неприятности вплоть до потери работы – по мне так это последняя подлость. Частный разговор есть частный разговор и предполагает некую степень доверия.

Самое неприятное, что эта чрезмерная осторожность вредит отношениям между учителями и студентами, ведь мы теперь должны опасаться, что наши студенты донесут на нас. И если при индивидуальном обучении мы еще можем судить, при каком студенте можно поболтать на вольные темы, а с кем лучше от предмета не отвлекаться, то как же быть с группами людей? Десять человек не обидятся на шутку, а один обидится.

Почему мне не сделать карьеры

Scotland

Scotland

Посадила политкорректного мужа на диван, велела рассказывать мне, какого рода комментарии являются недопустимыми. Вообще мне кажется, что поливать других людей грязью мне несвойственно, я вообще люблю дружить с людьми, но в силу своей болтливости и непосредственности могу ведь и брякнуть лишнего. Муж привел мне несколько примеров потенциально опасных высказываний, после чего я поняла, что я никогда не сделаю карьеру в Англии. Да, кстати, даже само слово «Англия» может обидеть людей, которые предпочитают, чтобы мы говорили «Великобритания». А если они шотландцы или северные ирландцы, так называть их англичанами вообще оскорбительно. Но в русском-то языке мы этих различий не делаем, потому машинально говорим «Англия». Когда я привела мужу несколько примеров своих недавних высказываний, он насторожился и велел вообще помалкивать на уроках, а говорить со студентами только на лингвистические темы.

Непропорционально суровые меры

После этого мне стало совсем грустно, потому что если мне не разрешено болтать со студентами на разные культурные, политические и жизненные темы, то зачем мне вообще такая работа? Долбить их падежными окончаниями, что ли, с утра до вечера? С некоторыми индивидуальными студентами, сотрудниками больших корпораций, мы работаем по два часа каждый день. За пару месяцев работы устанавливается какой-то дружеский контакт, без которого вообще невозможно работать. Как это вообще возможно общаться с человеком по два часа каждый день и не затрагивать никаких посторонних тем? Расистскими и националистическими комментариями я не грешу, но вот отношения полов меня весьма интересуют, я охотно сравниваю русскую культуру с английской, разные правила, традиции и предрассудки, мы часто говорим со студентами о феминизме, о женской карьере, о смене ролей в современном обществе.

dont cry

dont cry

Поэтому я целиком на стороне профессора Ханта. Во-первых, это факт, что женщины плачут намного чаще мужчин и вообще существа эмоциональные. Матушку-природу еще никто не отменял, даже в равноправной Британии. Во-вторых, он, как свободный человек, имеет право на свое мнение. Тем более, что оно явно было подано в виде шутки, которую не все оценили. В-третьих, очень сложно быть публичным человеком и не высказывать своих личных взглядов или постоянно контролировать себя, если по долгу службы тебе приходится много говорить. Ну и в-четвертых, увольнение – это, знаете ли, слишком. Ну, сделали выговор, мол, не все твою шутку оценили, не надо наезжать на коллег женского пола, они обижаются. Зачем же обесценивать профессиональный и преподавательский опыт человека за неудачную фразу?

Под колпаком у блюстителей равноправия

Но порой проблема даже не во фразе, а в ее интерпретации. Потому что немало достойных людей на высоких должностях потеряли работу из-за своих неполиткорректных высказываний. Тот же Джереми Кларксон несколько раз попадался на опасных комментариях, из которых раздували большой скандал. Если почитать эти истории, то они выглядят, как происки злоумышленников, которые прицепились к неудачному выражению и сделали из мухи слона. Если высокопоставленного человека за неосторожные высказывания можно уволить с работы, то, разумеется, недоброжелатели заинтересуются такой благоприятной возможностью избавиться от него. И получается, что любой человек, который дорожит своей работой, должен держать свое мнение при себе, даже если ситуация требует его вмешательства. Как мне рассказал мой студент, чиновников в правительстве опрашивали на предмет усыновления детей гомосексуальными парами, и его родственник, находящийся на государственной службе, был против этого нововведения. Но побоялся его озвучить, ведь если он выскажется против, его тут же обвинят, что он против геев или считает, что у них меньше прав, чем у людей традиционной ориентации, – и тогда прости-прощай карьера и профессиональная репутация.

Мне все это напоминает антиутопию Оруэлла. Большой Брат следит за тобой, и хотя на словах проповедуются свобода слова и демократия, в реальности люди живут в страхе сказать что-то противоречащее государственной политике. Получается, нет никакого плюрализма, а есть общественно одобряемая позиция, которую все должны разделять. Работая с британскими студентами, я неизбежно на своих уроках сравниваю две нации и говорю о межкультурных различиях. Чем больше у меня находок и неожиданных наблюдений, тем интереснее эти занятия моим студентам. Как я буду успешно выполнять свою работу, если я начну взвешивать каждое слово? Если я как журналист начну излагать только ту позицию, которую разделяет большинство читателей, то кто будет мои статьи читать? Что нового они в них узнают? А после таких официальных предупреждений со стороны начальства я правда чувствую, что Большой Брат наблюдает за мной. Я скажу что-нибудь не так в разговоре со студентом, и он пойдет накатает на меня телегу.

Муж назвал блондинкой

Допустим, мы все понимаем, что ни одна национальность не лучше и не хуже другой. Но как говорят мои студенты, можно вполне безнаказанно шутить о немцах или французах.

stereotype

stereotype

Любые комментарии о русских тоже вполне уместны (наверное, потому что русским не приходит в голову подать в суд за то, что в их адрес сделали обобщение). Вроде вполне понятно, что национальности равны, и религии тоже, и расы. Но я категорически не согласна, что мужчины и женщины ничем не отличаются и что они одинаково успешно справляются с определенными видами деятельности. Но если с этой стороны посмотреть, то и комментарии «мужчины не умеют готовить» или «женщины плохо разбираются в компьютерах» можно посчитать сексистским!

Муж вот, к примеру, назвал меня вчера блондинкой. Может, тоже накатать жалобу куда следует? К чему эти обобщения? Я ведь и обидеться могу.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply