Opal Transfer

Последний вечер Севы Новгородцева

Последний вечер Севы Новгородцева

Вечер был организован благотворительным фондом Gift of Life – «сестрой» российского фонда «Подари жизнь». Во время вечера организаторам удалось собрать около £2000, которые будут направлены на оплату операции пациентки Gift of Life двенадцатилетней Анге­лины из Волгодонска.

Как сообщили организато­ры, это был последний лон­донский вечер Севы Новго­род­цева – на следующий день он уехал в другую страну. Свой̆ последний̆ ве­чер в Лондоне он решил не просто провести в кругу дру­зей̆, но и помочь нуждающимся в помощи детям.

Среди гостей вечера были соучредитель фондов Gift of Life и «Подари жизнь» акт­риса Дина Корзун и политолог Станислав Белковский. По признанию Белковского, он был очень польщен тем, что его пригласили как по­четного гостя. «В 1987 году я работал на Черемушкинской плодоовощной базе грузчиком. И если бы тогда мне кто-нибудь сказал, что я бу­ду говорить первый тост на мероприятии Севы Новгород­цева, я бы скорее поверил, что стану президентом СССР», – сказал Белковский.

Сам Сева Новгородцев в этот вечер рассказывал о Би-би-си. Вероятно, это было первое его публичное выс­туп­ление, где он мог свобод­но рассказывать о своей ра­бо­те все, что хотел – его больше не связывали правила корпоративной этики.

Сева Новгородцев

«Сегодня я ничей, вольный человек. И могу рассказать о Би-би-си все, что хочу», – предупредил Сева своих гос­тей. Однако никаких сенсаци­онных разоблачений не пос­ле­довало – вечер прошел на позитиве. Сева рассказал об атмосфере Би-би-си прошлых лет, а также о людях, с кото­рыми ему довелось встре­чать­ся и работать, на­чиная с ле­гендарного Анато­лия Гольд­берга, работавшего на Русской службе со дня ее ос­нования в 1946 году, и заканчивая нашими современниками.

«Би-би-си начиналась как имперская служба, и уже потом она преобразовалась во всемирную. С самого на­чала там работали аристок­раты с двойными фамилиями: в студию без бабочки заходить было неприлично», – рассказал Сева о своих первых впечатлениях.

О том, какие нравы царили на Русской службе, Сева рассказал следующую историю: однажды журналистам уда­лось взять интервью у Свет­ланы Аллилуевой, однако со­ветские власти убедили бри­танский МИД (под управле­ни­ем которого работала Все­мирная служба) распорядиться не давать запись в эфир.

Тогдашний руководитель Русской службы барон Алек­сандр Ливен пришел в ре­дак­цию и объявил, что ин­тервью в эфир не идет. И сра­зу же получил двенадцать заявлений на увольнение.

«Барон почесал голову и сказал: господа, вы не даете мне шанса. И тоже написал заявление, а передача пошла в эфир», – рассказал Сева.

Говоря о современном по­ложении дел в Русской служ­бе, Сева сказал, что она напоминает ему поле, где растет только одна культура, а все прочие там не приживаются. «Уходит жизнь, уходит поэзия, – с грустью констатировал Сева. – Для сель­ского хозяйства монокульту­ра, может, и хороша. Но лю­ти­ки в ней не растут».

Фото: Кати Никитиной

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply