Opal

Важнейшим из искусств является политика

Важнейшим из искусств является политика

На этой неделе стартовал 59-й Лондонский кинофестиваль, который продлится до 18 октября: в Лондон приехали 240 фильмов из 72 стран. Среди них – кино на любой вкус: драмы из Западной и Вос­точной Ев­ро­пы, Индии, аф­рикан­ских и азиатских стран, а также традицион­ные, не­тра­дици­онные и шо­кирую­щие лю­бовные истории. Есть филь­мы о самопознании, революции, политике и жизни животных, мед­лен­ные и быстрые, исторические и фэнтези, про простых людей и выдающихся деятелей, про женщин, муж­чин, детей, счастливые и несчастливые семьи. Здесь показывают все са­мое качественное, странное, глубо­кое, веселое, грустное, фи­лософское, эстетически приятное и даже под грифом «воротит до того, что глаз не оторвать». Все фильмы открыты для просмотра в разных кинотеатрах столицы, расписание – на сайте bfi.org.uk/lff

Фильмов, снятых режиссе­рами из стран бывшего СССР, в этом году не много. Среди них социаль­ная дра­ма «Под электрическими облаками» («Under electric clouds») Алексея Германа-младшего, фильм для детей «Небесный вер­блюд» («Cele­s­tial Camel») Юрия Фетин­га, «Франко­фония» Алек­сандра Соку­рова (произ­водство Фран­ции, Германии и Нидерлан­дов). В анима­цион­ной программе LFF – «Коровка» («Lady­bug») Ма­рины Кар­повой, а также работы ла­тышских анима­торов Мари­са Бринкманиса «Meža sar­gi» («Guards of the forest») и «Marsietis» («The Mar­tian») Нилса Скапанса.

Среди международных блок­бастеров фестиваля этого года: «Суфражистка», «Трамбо», «Черная Месса», «Бруклин», «Кэрол», «Стив Джобс».

Кристина Москаленко схо­дила на наиболее заметные международные премьеры фестиваля и пообщалась с некоторыми актерами, ко­торые над ними работали: Кэ­ри Маллиган, Мерил Стрип, Джонни Депп, Бене­дикт Кам­бер­бэтч, Брайан Крэнс­тон, Хе­лен Миррен. Оказа­лось, что в этом году большинство фильмов-блокбастеров так или иначе ка­са­ются политики, и акте­ры за­частую не прочь выс­казать свое мнение относительно проблем, затронутых в фильмах.

Женщины всех стран, объединяйтесь!

«Суфражистка» («Suf­fra­gette», реж. Сара Гаврон) – исторический фильм, похожий по эстетике на «Король говорит», где события вытекают одно из другого, вектор транс­формации героев ясен с самого на­чала, изменения происходят плав­но, снято – красиво, эмо­ционально взве­шенно. Глав­ную роль – прач­ки, которая начинает бороть­ся за право го­лосовать на выборах и ре­шать судьбу своего ребенка, – ис­полнила Кэри Маллиган («Ве­ликий Гэтсби»). Мерил Стрип сыг­ра­ла лидера движения – Эмме­лин Панкхерст, которую журнал «Тайм» включил в число ста выдающихся людей ХХ века. Суфражистку сыграла Хелена Бонэм Картер.

Смешно, но история британских суфражисток вынесена на широкий экран впервые! В ос­нову сюжета лег период с 1912 по 1917 г., когда после 50 лет безрезультатных мирных акций активистки движения начали устраивать акции граж­данского неповиновения с бить­ем окон, подрывом поч­то­вых ящиков, порчей предме­тов ис­кусства в музеях, доп­росами, побоями и тюрьмами.

Мерил Стрип: «Сегодня многие думают, что «суфра­жи­стка» – от слова «стра­дать» (suffer). Читая сцена­рий, я была поражена, что в Вели­кобритании 1912 года 12 лет было легальным возра­с­том для брака, что после за­мужества женщина лишалась прав на свое наследство и не имела голоса в решении судь­бы детей. (Муж мог от­дать ре­бенка в приют.) Это шоки­ру­ет. Но мне понрави­лось, что это фильм о прос­той работающей девушке, которой могла бы оказаться каждая. Моя ба­бушка – та­кая девушка. А вот что меня возмущает, так это то, что современные жен­щины получают шикарное об­разование, отличные оценки, но включены ли они в процесс принятия ключевых решений? Возьмем киноиндустрию. В Голливуде все читают rottentomatoes.com. Успех фильма в «помидорном рейтинге» оз­на­ча­ет, что студии будут сни­мать похожие фильмы на по­хожие темы. Я очень глубоко закопалась в «подгнившие по­мидоры» и специально прос­мотрела профайлы всех лю­дей, которые влияют на рейтинг фильмов на этом сайте: 168 женщин и 760 мужчин. Но дело в том, что мужчины и женщины не всегда любят одинаковые фильмы! Женщи­ны составляют половину по­тенциальных покупателей би­летов в кинотеатр, при этом мужчины принимают решения о том, какие фильмы снимать. Томатные весы перекошены в одну сторону. Я думаю, что в этом же году «помидоры» должны уравнять количество мужчин и женщин, которые составляют рейтинг фильмов. Тогда и фильмы изменятся».

Кэри Маллиган: «Читая сценарий, я постоянно удив­лялась, что никогда раньше не слышала о женщинах, ко­то­рые боролись за мои изби­ра­тельные права, ходили на ми­тинги, протестовали, за ни­ми была установлена массив­ная слежка. Я работаю с бла­го­т­во­рительной организацией War Child и встречалась с де­вуш­кой из Уганды, кото­рую семь лет насильно дер­жа­ли в лаге­ре для детей-сол­дат. Ор­га­ни­зация помогла ей вер­нуть­­­ся домой и получить об­ра­зование. Вчера она сказа­ла мне, что са­­мая боль­шая по­мощь для та­ких лю­дей, как она – обра­зо­ва­ние. Мне по­ве­з­ло, потому что мне ни за что никогда не надо бы­ло бо­роть­ся. И мне бы хо­телось ду­мать, что я могла бы бо­роться за ко­го-то, но я не могу пред­ста­вить, сколько смелости на­до, чтобы быть суфражисткой в начале XX века. Методы, ко­торые им пришлось приме­нять, были довольно ради­каль­ными, но то, чего они хо­тели, не было ни­сколько ра­ди­кальным да­же для того вре­мени, потому что во мно­гих странах у жен­щин на тот момент уже было избирательное право».

Сложно быть коммунистом в Голливуде

«Трамбо» («Trumbo», реж. Джей Роуч) – история голли­вудского сценариста Далтона Трамбо, который в 40-е годы XX века открыто примкнул к коммунистической партии. «Ес­ли у тебя есть бутерброд на ланч, а у твоего соседа по пар­те – ничего, что ты ему скажешь? Пойди возьми кре­дит в банке? Пойди найди ра­боту? Нет, ты поделишься», – так Трамбо в исполнении Брайана Крэнстона («Во все тяжкие») объясняет свои по­литические взгляды дочери, которую в шко­ле за­пугали тем, что коммунисты – предатели. На дворе маккартизм, охота на ведьм, «Красная паника», и в 1947-м Трамбо предстал перед Комис­сией по расследованию антиаме­рикан­ской деятельности. В комис­сию входит светская обоз­ре­ватель­ница Хедда Хоппер (Хе­лен Миррен), для ко­торой попить кровушки «ком­му­нис­та» – особое удоволь­ст­вие. Трамбо не дает пока­за­ний и отправ­ляется в тюрь­му, после вы­хо­да из которой ока­зывает­ся в «чер­ном списке» и не может ра­ботать. Но нас­тоящий американец на то и настоя­щий американец – что­бы не си­деть на месте: он развер­нул бурную подполь­ную биз­нес-деятельность и через не­с­колько лет по всем прави­лам иронии под раз­ны­ми псевдо­нимами писал сце­на­рии чуть ли не всему Гол­ливуду и да­же получал «Ос­кары». Так, его работа над фильмом «Рим­ские канику­лы» была удостоена «Оска­ра», ко­торый получил соратник по конспирации.

 

В общем, история сложная и тяжелая, о творческом че­ло­ве­ке, его работе, взглядах, та­лан­те и семье, и главное – во­время снятая. За роль Трам­бо Крэнстону прочат как минимум номинацию на «Оскар».

Брайан Крэнстон: «Посыл этого фильма ясен в любой стране, когда правительство превышает полномочия и ограничивает законные права своих граждан. Это слу­чилось в США, где была на­ру­шена Первая по­правка к конституции (о свободе веро­исповедания, слова, прессы, собраний) и Трамбо отправили в тюрьму ни за что. История может получить междуна­род­ный ре­зонанс. Главную фразу филь­ма Трамбо произносит в споре с коллегой: «У нас обо­их есть мнение, и в этом вся суть. Мы оба имеем право оши­баться». Бывает, в Гол­ли­ву­де кто-то не хочет с кем-то ра­ботать, но не пото­му, что есть черные списки (на­деюсь, что у нас нет по­ли­тических «черных списков» или по сексуальной ориентации?), а по­то­му, что у некоторых лю­дей слишком много скелетов в шкафу и их рабочая этика противоречит твоей».

Хелен Миррен: «Моя героиня представляет собой опасность бездумной прессы, которая вместо того, чтобы задавать вопросы, подыгрывает страхам и паранойе аудитории. Она – отрицательный персонаж, но я бы никогда не стала сниматься в фильме, с идеями которого не согласна в целом. В жиз­ни такая ге­рои­ня напугала бы меня до смерти! Бывает, я боюсь журналистов! Но что бы я сама сделала на ее мес­те? Не знаю. Это ужасная мысль, но я ее думаю. После работы в филь­ме «Жен­щина в золотом», про захват Авст­рии нацистами, я постоянно спрашиваю себя: «Что бы ты сделала, если бы увидела, как женщину застав­ляют вычищать асфальт зубной щеткой? Прошла мимо? Мы постоянно должны задавать себе этот вопрос».

Все со всеми против всех

«Черная Месса» («Black Mass», реж. Скотт Купер) – когда в одном фильме встре­чаются Джек Воробей и Шер­лок, в итоге бывает шедевр или катастрофа. Мнения о фильме «Черная Месса» разделились именно на эти два противоположных лагеря. Но у Джонни Деппа, который в фильме играет второго после Бен Ладена американского «Most Wanted» преступника Уайти Булджера – голубые глаза и светлые волосы. К то­му же роль знаменитого бос­тонского гангстера, который 16 лет находился в бегах и был арестован в июне 2011 го­да в Санта-Монике, – его первая серьезная роль за шесть лет. Сюжет фильма основан на реальных событиях, которые, кстати, легли в основу «Отступников» Марти­на Скор­сезе, и крутится вок­руг отношений двух братьев, один из которых, Джеймс (Джонни Депп), – лидер бос­тонской преступной группировки, вто­рой – Уильям (Бене­дикт Кам­бербэтч) – только что стал сенатором. У них есть друг детства Джон – спецагент ФБР. Желая продвинуться по карьерной лестнице, Джон заключает с Джей­мсом союз: «хороший парень» прикрывает мелкие пакости «плохого парня», а тот взамен помогает ловить преступников-конку­рен­тов. Джон радуется «уло­ву», Джеймс плетет вокруг ФБР свои сети, Уильям категорически не желает быть связанным с делами старшего брата. При этом мотивы геро­ев и ставки не плавают на по­верхности, и многим зрителям становится просто скучно ко­паться в семейных перепле­те­ниях героев. При этом повест­вование – одновременно дос­кональное и сбивчивое. От это­го теряется эффект «крутого гангстерского кино», к которому привыкли поклонни­ки «Крестного отца». Поклон­ни­ки же Деппа, наоборот, ра­дуются трансформации лю­бимца в блондина-психопата и вносят фильм в десятку лучших криминальных фильмов в истории. О Мармайте, как го­ворится, не спорят.

Джонни Депп – голубоглазый блондин

Джонни Депп: «Естественно, мой герой – воплощение зла. Но именно поэтому единственный способ сыграть такого человека – по­смотреть на него как на человеческое существо со своими драмами, своей любовью. Это очень сложный характер, и играть его для меня – вызов. (В этот момент Джонни начинает «душить» микрофон). К сожалению, язык его бизнеса – жестокость».

Фото: Кристина Москаленко

Бенедикт Камбербэтч: «Это очень типичная амери­кан­ская история, как раз та­кая, которую специально не придумаешь. В США – это поч­ти фольклор, который вы­ходит далеко за пределы моей «зоны комфорта». В первый день съемок я просто шел впе­реди парада и ничего не гово­рил. «Легкая роль», – по­думал я. На следующий день осветитель спрашивает меня: «Кого ты играешь?» Я говорю: «Бра­та Уайти». В ответ слы­шу: «Ха, ну вообще не похож!» Пришлось менять ак­цент и представлять, как мо­жет полу­читься, что два чело­века, рож­денных от одной ма­тери и от­ца, которые все детство ужи­на­ли вместе, могут пойти по таким разным тра­ек­ториям. Сложно играть нас­тоящего че­ловека, которого все знали, но я думаю, надо искать баланс между фактами их жизни, ко­торых хоть от­бав­ляй, и кино. Работать с Джон­ни – само удо­вольствие: он открытый, расслабленный, веселый, щедрый, любящий. Съемки шли без шва, без за­зоринки: он пол­ностью погрузился в ха­рак­тер своего героя, и я не мо­гу пред­ставить, кто лучше него по­мог бы мне стать его братом».

Кристина Москаленко

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации