Opal

Мечта об Англии в калейдоскопе питерской жизни

Мечта об Англии в калейдоскопе питерской жизни

На сцене питерского Автор­ского театра под руководством Олега Дмитриева поставили пьесу Tate Modern про жизнь на две страны – Россию и Ве­ликобританию. Пьесу напи­са­ла выпускница Оксфорд­ского университета, изучавшая миг­рацию на факультете ант­ро­пологии, Юлия Савиков­ская. Интересно, что это одна из первых поставленных в Рос­сии пьес, написанная «глобальным русским» – автором, который получил опыт жизни в разных странах и наложил его на русские культурные коды. Мы поговорили с Юлей о миграции, ностальгии и о том, почему она разбирается в те­мах, актуальных для современного русского театра.

Автор пьесы Tate Modern Юлия Савиковская

Юля, как ты оказалась в Великобритании?

В 2006-м приехала учиться в Оксфорд. С 2008-го пишу диссертацию о временной вы­сококвалифицированной миг­ра­ции и влиянии этого периода на идентичность русских. Я всегда интересовалась теат­ром и поняла, что тема миграции еще очень нова для драматургии. Недавно я переехала назад в Питер и заметила, что даже простые «попсовые» темы из жизни Великобри­та­нии русским безумно интересны, что доказал, например, сериал «Лондонград». Люди хотят узнать, как видится жизнь с разных точек зрения, в том числе русского, находящегося в Англии. А меня как раз очень волнует тема стран­ничества, скитания души, ко­торая как бы оголяется во время пребывания в другой стране. Об этом и моя пьеса.

Как ты над ней работала?

Мне было интересно пред­ста­вить, что удержит человека в России культурно, ду­шевно. Из этого родилась ос­новная тема – попытка трех людей преодолеть одиночест­во, потянуться друг к другу и своей мечте, представить иной мир и этим преодолеть себя. Но так как два персонажа ни­ког­да не были в Англии, то возникла тема идеала наоборот – тема воображаемой ими Анг­лии, мечты, воплощенной в образе галереи современного искусства Tate Modern. Кста­ти, труды по социологии миг­рации показывают, что воображаемый компонент миграции очень важен. Моя пьеса как раз об этом воображаемом Петербурге и Лондоне, а не о реальных городах. Я ориенти­ровалась на пьесу А. Арбузо­ва «Мой бедный Марат» – всегда плачу, когда ее читаю. Хоте­лось написать что-то по­добное с современными реалиями.

То есть пьеса Арбузова – это отправная точка, вдохновение? А о чем твоя пьеса Tate Modern?

Да, структурно, у меня, как и у Арбузова – это двое муж­чин и од­на женщина. Темати­чески – сос­тояние бездомности героев: у Арбузова они живут в бло­кад­ном доме в квартире Ма­рата, у меня – в центре Пите­ра в квартире 45-летнего Ли­ванова. Героиня закончила Кембридж, стажировалась в Лондоне, едет по делам в Пи­тер, ищет, где снять комнату, и находит Ли­ванова. Она ус­воила необходимость быть жесткой, работать, добиваться, «крутить калей­доскоп», по­ка не сложатся ка­кие-то цвета. Ливанов – наоборот, после смерти жены потерял интерес к жизни, болеет. По­том в квар­тире появляется 21-лет­ний Константин – пи­терский студент, начинающий худож­ник, племянник умер­ше­го дру­га Ливанова, который при­нял эстафету заботы о мо­ло­дом человеке. Начинается со­пер­ничество, но оба героя – куль­турные люди, и никто не выс­казывается прямо. Борьба идет через художественные темы: Ливанов хочет прочитать Гам­лета в оригинале и просит ге­роиню давать ему уроки анг­лийского. Констан­тин заболе­вает идеей увидеть га­лерею Tate Modern и вспоминает о задавленном желании писать картины. В итоге ге­роиня уезжает в туманный Лондон. Кос­тя хочет ехать за ней, а в Ли­ванове просыпается благородство и он готов продать свои книги по искусству, что­бы на­брать сопернику на доро­гу. Неожиданно героиня возв­ра­щается к Ли­ва­нову: у него операция, но вопрос, ска­жет ли ему жизнь to be or not to be, остается открытым. Кос­тя тем временем едет в Лон­дон смотреть Tate Modern один.

IMG_1780

Екатерина Клеопина и Евгений Серзин

Как сюжет связан с личным опытом?

Это вопрос, который мне за­дали режиссер и актеры. Ви­ди­мо, он всех волнует. В пла­не любовного треугольника – ни­как не связан. Кроме того, что мне, как и героине, 30 лет. В плане знаний о галерее, о Лон­доне, о Питере, о миграци­онном пути героини – связан. Поиск дома, приюта, ду­шев­но­сти, любви – это личное. Об­ра­зы Англии – мое представление о том, какой она может видеться тем, кто тут не был. Есть реплики, от­ра­жающие ходульность образа Англии в голове Кости. На­пример: «Вы правда живете в Англии», «Ка­кая она, Tate Mo­dern?», «Сколько стоят звонки в Рос­сию?», «А не здо­рово было бы провести Рож­де­ство в Англии?»

И как тебе Рождество в Англии?

Сначала в Оксфорде я ходи­ла везде с широко открытыми глазами! Было здорово! А ког­да успокоилась, стала пони­мать, что лучше бывать в обе­их странах, чтобы не было, на­­пример, страха перед возв­ращением в Россию. Я давно хорошо освоила границу меж­ду этими пространствами и научилась быть собой и там, и там. Англия для меня – это потрясающие спектакли в На­циональном театре в Лондоне, мой любимый камерный театр Donmar, Стратфордский Шекс­пировский театр, оксфордские библиотеки, вечеринки в колледже, встречи с людьми, которых я бы никог­да в России не встретила, тен­нис на открытом воздухе. В Рос­сии я ностальгирую по этим вещам, но я преодолела зави­симость от Англии, от то­го, что она предлагает: все это и так может быть со мной, ес­ли захотеть, но каждый день мне этого не нужно. Сейчас у меня  и в Лондоне, и в Па­риже, и в Берлине есть где остановиться! Я постепенно стала «глобальной русской». Недавно другую мою пьесу перевели на китайский. Когда я полу­чила письмо об этом, была в шо­ке и думала, что это развод или шутка.

А как в России относятся к молодому автору с таким международным опытом?

Очень много драматургов го­раздо младше меня! Но мне греет сердце, что драматург Майкл Фрейн, с которым я дружу, начал писать и ставиться в 36 лет. Если честно, чувство, что не пробиться со своими пьесами, есть. Я часто подаю на фестивали, но редко прохожу на читки (хотя много раз раз попадала в лонг- и шорт-листы). При этом мне все равно интересно создавать свои миры, работать над тем, что задевает. Эта постановка для меня первая, и я очень бла­годарна тому, что Олег Дмитриев обратил внимание на мой текст. Но я совсем не ожидала, что меня ни разу не пригласят на репетиции, не да­дут предварительно встре­титься с актерами, немного из­менят текст. Майкл Фрейн в переписке пошутил, что не представляет себе Авторского театра, куда не пускают автора. В Англии, по-моему, такая практика просто невозможна. Но в России так часто проис­хо­дит – режиссер главное ли­цо, текст используется как отп­равная точка, так что возможно я со своими английскими привычками просто не знаю, как это делается в Рос­сии. В следующий раз думаю поставить условие присутст­вия (хотя бы минимального) на репетициях, мне это очень ин­тересно и я не вижу причин себя этого лишать.

Екатерина Клеопина

Екатерина Клеопина

Какие темы актуальны для российского зрителя?

Сложный вопрос, потому что мое душевное развитие про­ис­ходит вне меняющихся ак­туаль­ных тем. Но смена гра­ниц, менталитетов, их взаимо­действие – всегда интересны. Эта тема у меня подробно про­писана: герои разговари­вают о двух языках, англий­ском и рус­ском, об оригинале и пере­воде Гамлета, о разных кон­текстах жизни, которые ме­ня­ются в аэропорту, о том, что жизнь – это постоянное сравнение и сопоставление. Для России становится актуальной тема страха перед жизнью до­ма, в России, вмешательство политики в дружбу и культуру, когда все не будет только на уровне личных желаний и мечтаний, во все решения вмешается поли­тика, экономика, страх ос­тать­ся за железным занавесом. По­этому тема миг­рации, оставаясь актуальной для драматургии, перейдет из разряда soft (личные поиски родственной души и дома, как у меня в пьесе) в разряд hard – страх за будущее свое и сво­их детей, образ России у тех, кто живет в Англии, за­виси­мость от политики, паранойя, пред­апокалиптические наст­рое­ния. Эти темы мне очень интерес­ны, и я уверена, что они сей­час актуальны как никогда.
IMG_1695

IMG_1836

IMG_1864

Беседовала Кристина Москаленко, фото Виктора Васильева, предоставлены Авторским театром

TATE MODERN по пьесе Юлии Савиковской

Сценическая композиция и постановка – Олег Дмитриев
Идея пространства и костюмов – Олег Дмитриев

Играют:
Ксения – Екатерина Клеопина
Ливанов – Сергей Власов
Константин – Евгений Серзин

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply