Podpiska

И снобы закипели от возмущения

В дни визита в Британию китайского лидера на экране телевизора мелькнуло знакомое лицо. Ба, да это же Андрей Гейм, тот самый ученый-физик, который вместе со своим учеником и коллегой из Манчестерского университета Константином Новоселовым получил пять лет назад Нобелевскую премию за открытие уникального по своим качествам материала – графена. Того самого, который уже окрестили “чудом ХХI века”. В телерепортаже уроженец Сочи и выпускник Московского физико-технического института, а теперь уже сэр Андрэ Гейм показывал китайскому гостю Манчестерский центр по «мезонауке и нанотехнологиям», которым руководит.

Рядом с главой Китая нельзя было не заметить довольное лицо британского министра финансов Джорджа Осборна, который, несмотря на трудную экономическую ситуацию в стране, регулярно выделяет десятки миллионов фунтов на создание этого научного института и превращение Соединенного Королевства в главный мировой центр изучения, а в скором будущем и производства графена. И вряд ли случайно именно этот объект оказался единственным, выбранным для посещения Си Цзиньпином.

Жаль, конечно, что в России таланты Гейма и Новоселова оказались невостребованными. Но, в сущности, им очень повезло, потому что британские власти с бешеной энергией борются за развитие своей экономики и привлечение иностранных инвестиций. Едва прослышав про удивительное открытие “двух удивительных русских”, канцлер Джордж Осборн немедленно примчался в Манчестерский университет, чтобы разобраться, чем может правительство помочь в ускоренном продвижении графенного проекта.

Позже он признался, что правительству пришлось пойти на срочные меры по поддержке этих исследований из-за активной конкуренции, которая разворачивается в этой сфере в других странах мира. И все последние годы Минфин выделяет все новые и новые ассигнования на развитие производства графена в стране. К работе над этой научной проблемой кроме Манчестерского подключены и другие британские университеты. Они будут сотрудничать со всемирно известными компаниями Nokia, BAE Systems, Procter & Gamble, Rolls-Royce, Dyson, Sharp и Philips Research, которые  в общей сложности вложат в проект 12 млн фунтов.

Визит председателя Си Цзиньпина – тоже про инвестиции. Подписанные в его присутствии соглашения касаются совместных проектов в области нефтедобычи и ядерной энергетики. По словам премьер-министра Кэмерона, Великобритания и Китай подписывают договор о финансировании ядерной электростанции на юго-западе Англии  в качестве символа желания обеих стран вывести свои связи на «новый уровень». В общей сложности в течение четырехдневного визита Цзиньпина было подписано договоров на сумму почти 40 миллиардов долларов.

Но с чего это вдруг Китай идет на такие крупные вложения за рубежом? Ведь еще относительно недавно эта страна была крупнейшим в мире собирателем иностранных денег?

Это связано с изменением характера китайской экономики. До 2000-х годов Китай обладал огромной по размеру и одновременно очень дешевой рабочей силой. Использование этой рабочей силы приносило иностранному бизнесу неслыханные доходы. Но сейчас эта фаза развития уже позади. Быстро сформировавшийся средний класс уже не согласен работать за гроши, и власти вынуждены искать новые источники денег. Поэтому сегодня Китаю стало выгодно  активно инвестировать за рубеж. В результате сейчас объем инвестиций китайского бизнеса за рубеж и объем привлеченных средств практически сравнялся. И если учесть, что за прошлый год китайцы вложили в британскую экономику рекордные £3,3 млрд, то обещанные £40 млрд не покажутся такими уж невероятными.

Впрочем, для средней по мировым масштабам британской экономики это совсем немало. И дались они Лондону нелегко. 200 лет назад Британская империя силой оружия пробивала себе дорогу на китайский рынок. Теперь перед китайским лидером расстелили “самую красную ковровую дорожку” (по признанию пекинских газет), он две ночи провел в Букингемском дворце, катался с королевой Елизаветой в ее золоченой карете по Лондону и не скрывал своего удовольствия на государственном банкете на 176 персон, устроенном ею в его честь. Не отставал и Дэвид Кэмерон, у которого на даче они ужинали, а перед тем пили пиво в старинном английском пабе.

Таких исключительных почестей до сих пор в Великобритании удостаивались, пожалуй, только американские президенты. Но ведь это Америка – не только самая могущественная держава на планете, но и “почти родня”. К тому же никто так не помог британцам защитить их острова от гитлеровской угрозы, а потом восстановить экономику полуразрушенного королевства.

Снобистская часть британского истеблишмента кипела от возмущения.  Заголовки в консервативных изданиях выдавали жестоко оскорбленное самолюбие правоверных наследников имперских амбиций: “Унижение перед дьяволом”, “Китаю  за бесценок отдали лучшие куски”.

Особое раздражение вызвало то обстоятельство, что, несмотря на все свои экономические достижения, Поднебесная по-прежнему далека от западных демократических ценностей. Она остается однопартийной страной, исповедующей коммунистическую идеологию. В стране нередко не соблюдаются права человека. Ее обвиняют в нарушении международного права. Вот, например, с каких позиций критикует свое правительство газета Daily Mail: “Китай, с его ужасающей репутацией использования хакерства и шпионажа, получил ключевые роли в важнейших британских инфраструктурных проектах – в том числе в таком чувствительном (для королевства) деле, как восстановление нашей атомной энергетики”.

Будем, однако, надеяться, что хотя китайцы известны своим не всегда доверчивым отношением к партнерам по бизнесу, на Даунинг-стрит добросовестно просчитали все заключенные сделки, и в конечном итоге пессимизм британских снобов окажется посрамлен.

Зураб Налбандян

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации