Law firm

Пришел конец безвизовой Европы?

Пришел конец безвизовой Европы?

Так случилось, что с системой бесконтрольного проезда я поз­накомился в Европе задолго до принятия Шенгенского согла­шения. Было это летом 1980 го­да, во время редакционной ко­мандировки в Амстердам.

Как я «сбежал» из СССР

В Голландии много интересного. Но в тот первый раз меня больше всего впечатлил местный фар­фор. Изразцы, вазы, ста­ту­эт­ки, сервизы, женские украше­ния, сделанные в Делф­те, окружают голландцев на протяжении всей жизни. В XVII-XVIII веках делфтский фарфор счи­тался лучшим в Европе. Его цве­товая гамма вдохновила в свое время в России художников Гжели. Заинтересовавшись этим удивительным фарфором, выкроил в плотной программе командировки несколько часов, чтобы съездить в Делфт и пос­мот­реть, как создаются эти ма­ленькие хрупкие шедевры.

Голландия – страна малень­кая, все рядом. Электричка бе­жала быстро, но вместо обе­щан­ных 40 минут на этот раз ехала вдвое дольше. Наконец поезд остановился, я выбрался из вагона и тут вдруг обнаружил, что вместо голландского Делфта прибыл в … бельгийский Брюссель.

Сегодня я бы с досадой по­пенял на свою рассеянность и пошел выяснять, как отсюда добраться до Делфта. Но тогда ситуация представлялась мне совершенно кошмарной. Ведь я оказался в столице другого государства. Сейчас меня арестуют на пас­портном контроле и де­пор­тируют с позором обрат­но в Москву. А там моя по­ездка в Брюссель будет расценена как попытка бегства из СССР со всеми вытекающими из этого малоприятными последствиями.

Но бельгийские пограничники мной не заинтересовались. Да их на вокзале и не было. Через минуту вместе с толпой пассажиров оказал­ся на привокзальной площади, где бельгийская власть, пред­ставленная единственным усатым полицейским, удостоила меня дружеской улыбкой. Осмелев, я подошел к кассе и попросил билет до Амстердама. Решил, что если потребуют паспорт, скажу, что оставил в чемодане, и ис­чезну. Но женщина в кассе без проблем протянула мне билет и приветливо пожелала счастливого пути.

Для растерянного совет­ского командировочного это бы­ло слишком. Голова кружилась, ноги подкашивались, сердце стучало. Еле добрел до ближайшего кафе, где официант немедленно притащил мне огромную кружку темного бельгийского пива и даже не возражал против протянутых мною голландских гульденов. Как же так, рассуждал я, отхлебывая чу­десный напиток, ничем не напоминавший наше «Жигу­левское», переехать из одной страны в другую, не предъявив ни паспорта, ни визы? На всякий случай заглянул в паспорт и с удивлением об­наружил, что кроме Ни­дер­ландов выданная мне ви­за распространяется еще и на Бельгию и Люксембург.

БеНиЛюкс – предок Шенгена

В январе 1974 года, когда 400 жителей Шенгена – ма­ленькой деревни на Мозеле – не представляли, что скоро будут жить в одной из са­мых знаменитых точек Евро­пы, Бельгия, Нидерланды и Люксембург подписали соглашение, предусматривающее свободное перемещение товаров, капитала и услуг, а также граждан, которые бы­ли освобождены от паспортного и визового контроля и получили право селиться в любой из трех стран. Они также могли наниматься на работу, пользоваться системой социального страхования без какой-либо дискриминации, платить налоги той страны, на чьей территории проживают. Каждое государство гарантировало своим гражданам исключительное право работы на своей территории в госучреждениях и в некоторых профессиях.

То есть, если внимательно присмотреться, то Бенилюкс был фактически прообразом Европейского союза, в кото­рый потом и влился. Согла­ше­ние об отказе от пограничного контроля было подписано 14 июня 1985 года представителями пяти госу­дарств Бенилюкса – Бель­гией, Люксембургом, Нидер­ландами – а также Фран­цией и ФРГ. Торжественная церемония состоялась на па­роходе «Принцесса Мари-Астрид» посреди реки Мо­зель, в том самом месте, где сходятся границы Люксем­бурга, Франции и ФРГ.

Свое название это соглашение получило по имени люксембургской деревни Шенген, находящейся ближе всех к точке схождения границ этих трех стран. До того деревня была известна сортами винограда, из которых делаются знаменитые мо­зельские вина: «Рислинг», «Мо­зель», «Риванер».

Шенген при смерти

Сейчас это соглашение принято целиком или частично 22 странами ЕС и 4 государствами, вовсе не входящими в Союз (Исландия, Лихтенш­тейн, Норвегия, Швейцария). До недавнего времени боль­шинство европейцев с одоб­ре­нием относилось к Шен­ген­скому соглашению, пос­кольку оно не только упрощало передвижение внутри континента, но и позволяло жителям стран ЕС свободно переселяться практически в любое из государств Европы.

Однако в последние годы ситуация меняется к худшему. Расшатыванию основ Шенгенского соглашения способствуют два фактора. Один – внутренний: оказав­шись в зоне свободного пере­движения, жители менее раз­витых стран Центральной и Восточной Европы, входив­ших раньше в сферу влия­ния СССР, потянулись в За­падную Европу, где больше работы, выше зарплаты и лучше социальные блага. Это значительно повысило давление на социальные службы и увеличило бюджетные рас­хо­­­ды таких стран, как Гер­ма­ния, Шврция, Австрия, Франция, Нидерланды, Бель­гия, Великобритания.

Второй – внешний: ослож­нение обстановки на Ближ­нем Востоке и в Афганис­та­не, нищета в отдельных рай­о­нах других стран этого ре­гиона вызвали мощную вол­ну иммиграции. Проникнув в Шенгенскую зону через Гре­цию и Италию, беженцы, пользуясь правилами безвизового передвижения внутри Европы, десятками тысяч устремляются в страны, где надеются получить хорошие условия для жизни и работы.

К тому же, как показали недавние парижские события, вместе с беженцами в эти страны нередко проникают джихадисты, готовые проливать кровь на улицах европейских городов.

В минувшую пятницу ми­нистры внутренних дел Ев­росоюза договорились об уси­лении контроля на грани­цах ЕС с тем, чтобы доку­мен­ты каждого мигранта сверялись со списком подозреваемых в терроризме.

Тем временем правитель­ст­во Нидерландов готовится внести предложение о создании так называемого «мини-Шенгена», в который, вероятно, кроме стран Бенилюкса войдут Германия и Австрия.

Правда, министр внутрен­них дел ФРГ Томас де Мезь­ер заявил, что его страна не в восторге от предложения голландцев. Он также не иск­лючил, что Германия мо­жет вообще выйти из Шен­ген­ского соглашения и вернуть пограничный контроль на свои границы. «Мы, ко­неч­но, поддерживаем Шен­ген, – уточнил он, – но если никто не соблюдает закон, то Шенген в опасности.»

«Если Европа не проявит решимости в вопросе обеспечения своей безопасности и охраны своих границ, Шен­ген­ское соглашение может перестать существовать уже в 2016 году», – считает Джеймс Дэвис, директор Инс­титута политических на­ук швейцарского Универ­си­тета Сент Галлен.

Зураб Налбандян

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply