Opal

Как рождается икона

Как рождается икона

Read English version here

По какому бы календарю мы ни встречали праздник Рождества, Юлианскому, Григорианскому, для многих из нас большой христианский праздник – это редкий, едва ли не единственный в году повод заглянуть в церковь, поставить к иконе свечу. Но символика икон остается сложной для восприятия, и многие люди хотят знать о христианской культуре больше.  Нам представилась возможность поговорить с человеком, профессией которого является каждодневная работа по созданию святого образа, – иконописцем Ольгой Кириченко. Как пишется икона? Почему важны технологии? возможна ли в иконе свобода творчества? Как выбрать хорошую икону? 

– Каждый человек воспринимает икону по-разному. Икона может притягивать, может остаться непонятой. Как смотреть на икону, как понять ее посыл?

Богородица Паримифия, 2015 г. Фрагмент. Иконописец Ольга Кириченко

Богородица Паримифия, 2015 г. Фрагмент

У всех нас есть близкие, которых мы любим. И мы хотим, чтобы с ними все и всегда было хорошо. Чтобы вся их жизнь была наполнена не только сложной работой, борьбой, конкуренцией, но и спокойствием, заботой ближних, искренней любовью. Той любовью, которая “…милосердствует, не завидует, не превозносится, …не мыслит зла, …которая никогда не перестает”. Наверное, и к иконе следует подойти с мыслями о любви. Идите к иконе Спасителя и вы увидите Любовь. Идите к иконе Богородицы и вы увидите Любовь, живую и вечную, это сложно перевести в слова. Может быть не сразу, но в жертвенной и смиренной простоте Матери вам откроется смысл той любви, который сохраняет человеческое в человеке. Пусть не смущают вас иконы любого другого святого, так как всякая икона, даже если в ней не изображен Христос, Христоцентрична и главное ее содержание – Любовь.

– Зачем писать иконы, если говорить обо всем, в том числе о любви, можно будучи светским художником?

Я не берусь быть судией художников хотя бы даже в силу многообразия художественных тенденций. Мы же не отвергаем дизайн, нас восхищают летящие формы “Роллс-Ройса” или обаяние импрессионизма. Однако миф о неподсудности художника превратился в уродливую гримасу современности. Его действительный диалог с миром, его уязвимый индивидуализм, его личная жизнь, выставляется на продажу вместо его искусства. Светское искусство зависит от культиндустрии. В данном случае может оказаться достаточное количество введенных в заблуждение покупателей. Купил «громкое имя», а смотреть на работу неприятно. Думаете, так не бывает? Я не могу восторгаться свободой пошлости «революционных» экспозиций, эпатажем ради эпатажа. Случались же на выставках экспонаты, написанные слоновьим навозом. Но какое это имеет отношение к искусству?

– Многие считают иконопись консервативным видом изобразительного искусства, некоторые вовсе видом искусства не считают.

– Древние иконописцы, мастера фрески и мозаики жили духом своей эпохи и писали духом своей эпохи. Они были духовидцы и писали духовидением. Не применялись ни линейки, ни шаблоны. Применялась богословская основа и талант. В Византии иконописный стиль складывался как богословский, но одновременно исторический. Христианское искусство явило высочайшие достижения человеческого духа. (Мозаики Святой Софии, Дафни, монастырей Хосиос Лукас, Неа Мони на Хиосе, фрески Нерези и в сербских Сопочанах, иконы Афона). Ведь о чем говорили отцы на седьмом Вселенском соборе 787 года, утвердившем иконописное творчество как таковое? Они не рассуждали о технологиях, и уж тем более о «кальках и прорисях». Они говорили о силе образа, о силе искусства! Период византийского искусства, можно различать по периодам: македонский (IX-XI вв.), эпоха Комнинов (XI-XII вв.), следующее за ним искусство эпохи Палеологов (XIII-XV вв.) различны между собой. От Испании до Грузии складывались различные живописные школы, при этом, например, романский доренесансный стиль иконописи представлял свои шедевры, не похожие на образы христианского Востока. А канон при этом был один.

Икона Знамение 2003 г.

Икона Знамение 2003 г.

– Канон предполагает копирование? Лучший иконописец тот, кто лучше копирует?

– Каноническая традиция не является жесткой схемой, требующей воспроизведения копий. Здесь нет ничего общего с клонированием. Качественная копияэто серьезная исследовательская работа. Работа над копией – школа мастерства. Непременным условием копирования иконы будет являться использование одинаковых пигментных и связующих составов, одного с оригиналом размера доски, одного состава грунта. В зависимости от задачи – воспроизведение утрат красочного слоя или напротив, его реконструкция. Необходимо понять взаимодействие  красок в соединениях. Важна их совместимость, либо, наоборот, нейтральность. Минерал синего цвета азурит, смешанный с малахитом, пойдет в чистую зелень и в прямом смысле превратится в малахит. Более простые по природе пигменты, многочисленные железистые соединения, глаукониты, охры наиболее устойчивы. Изучать и копировать следует образцы высокого уровня. «Ай-ай-ай!» возможно закричал бы создатель очередного «зеленого-черно-красного квадрата». В иконописи копирование имеет еще одно значение: происходит соприкосновение с содержанием иконописного образа, открытие особого символико-художественного языка иконы. Такие иконы назывались списками. Большинство икон в храмах можно назвать списками, созданными различными мастерами в разные исторические периоды. Списками являются и современные иконы, потому что несут в себе преемственность богатейшего культурного наследия Церкви. Вот здесь решающую роль играет широта и глубина мировоззрения, духовность и талант иконописца, всякий раз творящего в новом списке новую икону.

– Вы отрицаете значение «черного квадрата», создание которого перевернуло миллионы умов? Казимир Малевич назвал эту свою работу «иконой нашего времени», она стала самой узнаваемой, одновременно самой загадочной и притягивающей картиной в современном искусстве. Сколько искусствоведческих споров, исследований, статей посвящается этой работе!

– Если Малевич искал «ноль» и нашел его в своем «квадрате», и даже сам ужаснулся тому, что нашел, то посмотрите в окно, разве Божий мир исчез после этого? Таким образом «Черный квадрат» не подтвердил и уж тем более не утвердил отсутствие Бога! А значит Любви, Надежды и Веры. Черный квадрат – это не так уж и много. Это всего лишь степень безверия автора и согласившихся с ним. Я пишу иконы о Любви, Надежде и Вере, и правда на Бога и моей стороне.

– Часто применительно к современной иконе указывается: «выполнена по старинным технологиям». Неужели в наше время ничего лучшего не придумали? Почему «консервативные» технологии не утратили своей актуальности до сегодняшнего дня?

Рабочий стол

Рабочий стол

Дело в том, что такая надпись пишется вовсе не для красного словца. Под «старинными технологиями» подразумевается живопись природными минеральными пигментами на основе яичной или восковой эмульсии. Как практику мне понятен характер минералов, их живой «норов». Кристаллическая, стекловидная структура минералов активно отражает свет. Растертые в эмульсии, они укладывается своими мельчайшими прозрачными пластинками в красочном слое так, что сколки кристаллов светятся друг через друга. Как падает снег, как застывает лед. У азурита, киновари они самые тонкие и потому особенно светоносные. Не случайно древние говорили – письмо светом. В аурипигменте эти плоские сколы можно видеть даже невооруженным глазом, в других только в эффекте темперной живописи. Таким же светоносным качеством обладает драгоценный минерал диоптаз. Стоит только тронуть диоптазом пробела в одеждах Богородицы, они зрительно приподнимаются, становятся живыми. Натуральные краски гармоничны на фоне золота, не глушат просвечивающий левкас, неподвластны времени. Саркофаги египтян, ассирийцев, окрашенные азуритом, как сияли победоносной синью, так и не померкли. Это та самая, прошедшая через тысячелетия темперная краска, используемая в иконописи.

– Хорошую икону для семьи приобретают надолго и всерьез, чтобы можно было передавать детям как ценность династии, в значимые моменты жизни. Икона может быть прекрасным дорогим подарком, предметом инвестиций. Как выбрать хорошую икону современного письма, ведь уровень может быть очень разный.

Процесс олифения. Богородица Паримифия, 2015

Олифение. Богородица Паримифия, 2015

– Подойдем вначале практически: где вы увидели икону, в достоинствах которой сомневаетесь? В музее, на лотке продавцов сувенирами, в храме, в мастерской иконописца? В постоянной экспозиции музея, по всей вероятности, вы встретите общепризнанный шедевр искусства. На лотке продавцов сувенирами (учитывая, что торгуют писаной иконой, а не репродукциями) вы вряд ли найдете икону хорошего качества. В силу того, что процесс создания иконы технологически сложен, трудоемок, требует вложения средств, мастер не сможет выставить ее на лоток. Такая икона попросту не впишется в цену сувенира. В интерьере храма вы с большим процентом уверенности увидите икону хорошего качества, как старинную, так и современную. В иконописной мастерской как раз вполне возможно отыскать «зарытую собаку». Гонят в этой мастерской «линию» или пишут иконы достойного художественного уровня. В хорошей мастерской, индивидуальной или коллективной, вы встретите мастеров, положивших свое эго далеко-далеко. Как правило, такие художники отшлифовали не только свое мастерство, но и свою душу и передают образ Господа в чистоте церковной традиции. В выборе, как минимум, нужно избежать того, что возмущает зрение: плакатности, равнодушия.

Спас Пантократор. 2015 г. Фрагмент

Спас Пантократор. 2015 г. Фрагмент

Но во все времена создавались иконы как высокого художественного, так и ремесленного уровня. На что обратить внимание?

– Икону любили и в великом множестве писали в странах восточно-христианского мира и на Руси. Но на рубеже 17-18 веках разразилась «эпоха пошибов». Иконы обозами вывозились на столичные рынки. Создание икон стало слишком зависимо от прорисей и переводов. Икону прятали под «богатые» оклады и со временем, чуть ли не они стали показателем ценности. Образы буквально «тонули» в орнаментах и декоративности. В то время как сила образа, легкость письма терялась. Икона этого периода по своим художественным и духовно-выразительным качествам значительно ниже икон более ранних эпох. А рынки и аукционы по сей день заполнены работами именно этого периода. Своего рода «пошибов» достаточно и сейчас. Стоит только обратить внимание на призывы «научим писать икону за две недели»! Маркетинговым способом, на уровне кружков по интересам или курсов для сеньоров преподается воспроизведение известных упрощенных формул. Разумеется, ничего кроме как дискредитации христианского искусства это не дает. Слабость не только богословия, но и слабость ремесла, профанирует икону. Первое суждение можно составить даже по ремесленной стороне работы. Надежная доска из липы, кипариса, с дубовыми шпонками, хорошее золочение – общий залог качества иконы. Настоящее в искусстве вы узнаете по радости восприятия. Вы будете возвращаться к этой иконе снова и снова. Образ будет притягивать, но одновременно будет заключать в себе гораздо больше, чем родство близкого человека, так как фундамент взрастивший икону громаден и разнообразен.

Спас Пантократор. 2015 г. Процесс олифения

Спас Пантократор. 2015 г. Процесс олифения

– Расскажите о работе над иконами, о вашей «творческой лаборатории».

В моей практике случались и необычные моменты: заказчик, весьма уважаемый человек, но по характеру несколько безудержный, очень просил написать Спасителя «построже, чтобы как на меня глянул…!». Конечно, речь тут не о конъюнктуре. Профессиональный иконописец не пойдет на поводу или в угоду вкусовщине. В таком случае есть возможность подобрать исторический образ самого высокого содержания и выполнить его на соответствующем уровне. Допустим «Спас Ярое Око», милосердный и грозный. Благодатный.

Св.пророк Иоанн Креститель. 2013 г. Иконописец Ольга Кириченко

Св.пророк Иоанн Креститель. 2013 г. Иконописец Ольга Кириченко

Св.пророк Иоанн Креститель. 2000 г. Иконописец Ольга Кириченко

Св.пророк Иоанн Креститель. 2000 г. Иконописец Ольга Кириченко

Для каждого случая найдется достойное решение. Я ориентируюсь на творчество древних мастеров, изучаю икону от первохристианских времен, живописи катакомб, первых дельфийских мозаик и фресок, чтобы приблизиться к тем основам художественной культуры, которая существовала в Византии и древней Руси. Чтобы не быть голословным, обратимся к приведенным в этой статье двум образам пророка Иоанна Крестителя из Введенского храма в городе Висагинас (настоятель храма – доктор теологических наук протоиерей Иосиф Зетеишвили). Множество икон этого святого являют образ сурового подвижника. Его острая речь не спускала ни сильным мира, ни синедриону, ни царям. Икона 2000 года из иконостаса нижнего храма выражает идею аскетизма и горения духа великого Пророка. В данной иконе этому восприятию способствуют цветовая экспрессия, четкая линия силуэта. Икону Иоанна Крестителя 2013 года выделяет иной аспект его служения – жертвенность, смирение, молитвенная глубина. Оба эти образа являются оригинальными разработками, не имеют точных аналогов с работами других иконописцев, в то же время являются плодом соборного творчества церкви.

– Тем не менее, в иконописи множество правил, необходимых для выполнения. Они обязательны? Или это и есть косность, ограничение свободы творчества?

– Действительно, иконография (описание иконы) задает определенные правила, определяет виды канонических изображений. Эти правила – уважение к истории. Например, детали в доспехах воинов, атрибутике монахов, царей. Иконография складывалась постепенно, возникли определенные виды изображений. Взять только иконографию Богородицы: Богоматерь Одигитрия – Путеводительница, Богоматерь Оранта – Знамение, Богоматерь на престоле – Тронная, Елеуса – Умиление. Это далеко не все известные виды… Но и типов Одигитрии множество: Тихвинская, Смоленская, Иерусалимсакая. Типов иконы Умиления, таких как Владимирская, “Взыграние”, “Сладкое лобзание” (или на греческом – “Гликофилусса”) тоже превеликое множество. Я люблю древнюю хорошую икону, стремлюсь понять ее духовную красоту. Радуюсь каждой такой встрече. Обращаться к канону следует для того, чтобы что-то не упустить, сопоставить, быть достовернее и уважительнее, а затем воплотить образ в новой системе координат.

– Как относиться к современным интерпретациям?

– Не нахожу ничего особенно страшного в слове «интерпретация» в отношение иконы. Иконописец, помолившись о даровании сил, создает список, СО-творчествует. Список иконы в некоей степени интерпретация, в хорошем значение этого слова. Если только Христос изображен не в вязаной шапочке и на лыжах… Но китч останется китчем. А икона останется иконой.

Беседовал Владимир Сметанин

фото А.Мусатова, В.Богдановича и из архива Ольги Кириченко

Ольга Кириченко родилась в 1960 году в России, живет и работает в Литовском городе Висагинас. Художественное образование получила в городах Кирове и Ленинграде. Стажировалась в иконописных мастерских Свято-Троицкой Сергиевой лавры и Александро-Невской лавры Санкт-Петербургa. Основные работы: иконостас храма «Введение во храм Пресвятой Богородицы», иконостас придела во имя святителя Пантелеимона Введенского храма в г. Висагинас, иконы для церкви Рождества Иоанна Предтечи и храма Николая Чудотворца в Вильнюсе, а так же для христианских центров и частных коллекций Великобритании, Америки и Литвы.

Деисис (Моление), 2013 г.

Деисис (Моление), 2013 г.

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply