Law firm

Сюрприз, сенсация и возмущение в одном флаконе

Сюрприз, сенсация и возмущение в одном флаконе

Сначала сюрприз

Было бы, наверное, странно и необъяснимо, если бы вердикт независимой общественной ко­миссии по делу об убийстве в 2006 году в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Лит­виненко не вызвал всплеска эмоций и не привлек повы­шен­ного внимания британской пуб­лики. Да и как могло быть ина­че, ведь события, происхо­див­шие почти 10 лет назад в са­мом центре столицы, не только заинтриговали, но и порядком встревожили – чтоб не сказать напугали – жителей Соеди­нен­ного Королевства. Речь шла о необычайно тяжелом и одновременно дерзком преступлении, совершенном тайными агентами иностранного государства. А жертвой его стал гражданин Великобритании.

Орудие убийства было выб­рано специфическое – радио­активный изотоп полоний 210. По­пав в организм человека, он сначала маскируется под пи­ще­вое отравление, а затем один за другим отключает все главные органы жизнедеятельности, что и приводит к смерти. Никакие обычные медицинские анализы его не фиксируют. В случае с Литвиненко полоний был обна­ру­жен только незадол­го до его смерти, когда врачи, пе­ре­п­робовав почти все прочие варианты, проверили мочу на наличие следов радиоактивного заражения.

Положительный результат этого анализа сразу перевел де­ло из разряда медицинско­го казуса в разряд предна­меренного убийства. Следст­венная группа Скотланд-Яр­да вскоре выяснила имена двух знакомых Литвиненко, которые в октябре 2006 года неоднократно посещали его в Лондоне и оставили радиоак­тивные следы везде, где бы­вали. Однако вызвать на доп­рос Лугового и Ковтуна не удалось. Российская сто­рона ка­тегорически отказа­лась вы­дать их Британии. В ре­зультате остались без от­ве­тов все главные вопросы: кому и зачем понадобилось «убирать» Литви­ненко, кто разрабатывал операцию и причастны ли к ней российские власти?

Лишь после того, как ле­том 2013 года британское правительство поручило судье Верховного суда сэру Роберту Оуэну провести не­зависимое общественное расследование, дело сдвинулось с места. Его отчет, оглашенный на прошлой неделе, стал не только неожиданным, но и сенсационным. Выразив уверенность, что отравление Литвиненко было осуществлено Луговым и Ковтуном, председатель комиссии заявил также, что оно, вероятно, было одобрено Николаем Патрушевым, который на тот момент был директором ФСБ, и президентом Путиным.

Потом сенсация

Почти никто в Британии не ожидал, что имя президента России прозвучит в таком контексте. Скорее предполагалась расплывчатая формулировка типа: «за Луговым и Ковтуном стоят российские спецслужбы» или «… российское государство». Сэр Оуэн сказал в своем заключении, что решил назвать имена Патрушева и Путина после того, как был ознакомлен с секретными материалами.

Слухи о том, что у британ­ского правительства есть дан­ные, указывающие на прича­стность российского госу­дар­ства к отравлению Литви­нен­ко, ходили давно. Немецкое издание Der Spiegel сообщало об этом еще три года назад.

Но в 2012 году министр внутренних дел Тереза Мэй отказалась разрешить прове­дение независимого общест­венного расследования, объ­яс­нив такую меру тем, что «международные отношения были одним из факторов в принятии правительством данного решения». Она проз­рачно намекнула, что «неко­торым зарубежным партне­рам Британии» могло не пон­равиться, если бы наз­начен­ный правительством предсе­датель расследования обла­дал правом в закрытом ре­жи­ме знакомиться с сек­рет­ными материалами. Газе­та «Дейли телеграф» не сомневалась, что подразумевается Россия. Премьер-министр Кэмерон назвал тогда Влади­мира Путина своим «новым другом» и с нескрываемой гордостью говорил о конт­рактах, полученных британ­скими компаниями по строи­тельству объектов на Олим­пиаде в Сочи.

Смена настроения на Дау­нинг-стрит по отношению к России и упоминание имени президента Путина связано, как считают многие наблюдатели, с аннексией Крыма, действиями России на востоке Украины и сбитым малайзийским «Боингом».

И, наконец, возмущение

Спустя пару часов после ог­лашения отчета сэром Ро­бер­том Оуэном Тереза Мэй отправилась в Палату общин, чтобы ознакомить парламентариев с отчетом о расследовании и объявить о мерах по «наказанию» Москвы. Ми­нистр назвала убийство Лит­виненко «вопиющим и неп­ри­емлемым нарушением са­мых основополагающих принципов международного права».

Однако, перечисляя меры, которые правительство намерено принять к России, ограничилась вызовом в МИД посла РФ А.Яковенко, чтобы выразить ему «глубочайшее недовольство» в связи с провалом попыток сотрудничества с Москвой при расследовании дела об убийстве Литвиненко. Глава МВД Бри­тании также объявила о замораживании средств на банковских счетах Лугового и Ковтуна. Хотя, как все прекрасно понимают, трудно представить, что у них еще сохранились какие-либо ак­тивы в пределах британской юрисдикции.

Реакция правительства выз­вала серьезное разочарование почти всех ведущих британских изданий. Газета «Дейли мейл» назвала по­зор­ным утверждение Терезы Мэй о том, что Соединен­но­му Королевству нужна по­мощь России для достиже­ния мира в Сирии. «Абсурд­но сравнивать действия гор­стки наших самолетов в Си­рии с тем, что делают там российские ВВС и какой мощью они располагают».

По мнению Джеймса Ник­си, руководителя программы России и Евразии при Ча­там-Хаусе (бывшем Коро­левском институте международных отношений), сдержанная реакция правительства на выводы комиссии сэра Оуэна объясняются прежде всего опасениями за судьбу британских коммерческих активов на тер-ритории России. Никси считает, что при дальнейшем ухудшении отношений некоторым британским финансовым и энергетическим компаниям может грозить экспроприация. Кроме того, по словам Никси, в правитель­стве по­лагают, что «Россия слишком велика и слишком важна, чтобы идти на дальнейшее обострение отношений с ней».

Впрочем, не исключено, что кое-какие дополнительные санкции все-таки будут. «Таймс» предполагает, что они могут коснуться близких к Путину силовиков, а также Владимира Жириновского, предоставившего Луговому место в Думе в составе своей фракции, начальства Росато­ма и руководителей канала Russia Today.

Зураб Налбандян,

фото Александра Иванова

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply