Opal

Жизнь в комнате и за ее пределами

Жизнь в комнате и за ее пределами

«Комната» – «Room». Ре­жиссер Ленни Абрахамсон. Канада, Ирландия, 2015 год

Джой (Бри Ларсон) и ее пятилетний сын Джек (Джейкоб Трамбле) живут в небольшой комнате, где туалет соседст­вует с обеденным столом, а единственное окно – это не­большой люк на крыше.

Сначала может показаться, что Джой и Джек просто не могут себе позволить более просторного и комфортного жилья (в Лондоне, например, такую каморку могут разрекламировать как просторную студию и попросить за нее 600 фунтов в месяц). Но Джой не мать-одиночка с ограниченным бюджетом: семь лет назад ее похитил мужчина по имени Ник (Шон Бриджерс) и с тех пор держит ее взаперти в сво­ем сарае. Джой не хочет травмировать сына и убеждает его в том, что реальный мир ограничивается лишь их комнатой, Ник, который регулярно приносит им еду и одежду, – волшебник, по телевизору показывают фантазии, а люди там плоские и ненастоящие.

Когда Джеку исполняется пять лет, Джой решает, что больше в пределах одной комнаты она жить не может, и рассказывает Джеку правду о большом и интересном мире за стенами сарая, где их си­лой удерживает Ник. Мать с сыном начинают планировать побег.

Создатели фильма не скры­вают, что после семи лет зак­лючения Джой и Джек все-таки смогут сбежать от Ника и начнут новую жизнь с чис­того листа. Формально фильм разделен на две части: в заточении в маленькой комнате и на свободе в большом и по­рой пугающем мире. Еще од­но разделение можно провес­ти и по главным героям – ма­тери и сыну и их адаптации в новых условиях.

В заточении у Джой есть лишь одна цель – безопасность сына, которого она старается без лишней надобности не показывать Нику. Она соз­дает альтернативную Все­лен­ную для собственного ребенка и всеми силами старается под­держивать этот миф. На Джека в этих сценах смот­ришь как на человека из до­ис­торической эпохи, когда мир мог держаться на китах, ограничиваться одним островом, а за его пределами были пустота и мрак. Однако самой Джой сложно забыть о том, что мир не ограничивается стенами крошечного сарая и что оказалась она здесь не по собственному желанию. Толь­ко ответственность за ребенка помогает Джой жить дальше, не думать о самоубийстве и верить в то, что однажды она сможет сбежать от Ника. В одном фильме режиссер Аб­рахамсон разбирается не только в отношениях между матерью и ребенком, но и в психологии женщины, которую отделили от всего мира и подвергли продолжительному сексуальному насилию.

Вторая часть фильма посвящена, пожалуй, еще более сложному процессу адаптации на свободе. Сначала врачи и близкие гораздо больше волнуются за ребенка, который никогда не выходил за пределы комнаты, что делает его организм и психику неподго­товленными для жизни в но­вых условиях. В первые дни

и недели на свободе мальчик, проживший всю свою недолгую жизнь в крошечной комнате, действительно с трудом справляется с огромным небом над головой, с количеством людей вокруг и с перевернутым на 180 градусов устройством мира. Но именно Джек первым способен оправиться от длительного плена: отчасти именно благодаря тому, что он никогда до этого не был на свободе и весь его мир всегда ограничивался комнатой.

Джой, физически вырвавшись из плена, не может так же быстро разобраться со своими психологическими проблемами. Она помнит свой старый мир, комнату с плакатами молодого Леонардо Ди Каприо и подружек, с которыми она в школьные годы занималась легкой атлетикой. Джой не может понять, почему именно на нее свалилось это семилетнее испытание и почему все остальные ее знакомые смогли прожить совершенно нормальную жизнь. Единственный вопрос, который ставит перед зрителем и перед своей героиней Абра­хам­сон, – это ее возможность адаптироваться на свободе и смириться с мыслью, что мир несправедлив и жесток, но с этим надо как-то смириться и жить дальше.

Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply