Opal

Цвета советской Африки

Цвета советской Африки

Часто бывает, когда совсем неожиданный человек вдруг начинает говорить по-русски? Для меня стало полной неожиданностью, когда хозяин одной из квартир, где я жила в Лондоне, заговорил по-русски, хотя был родом из Бангладеш. Вскоре оказалось, что у друга, который привел меня в свой родной эфиопский ресторан, мама — украинка. У меня есть двоюродный брат, чей папа — из Иордании, а мама — из Белоруссии.

Есть еще подруга, москвичка, которая прожила в Африке половину детства, и колумнист “Англии” Зураб Налбандян, который семь лет прожил в ЮАР и общался с Манделой.

Похоже, что если хорошо поскрести, то у всех жителей бывшего СССР найдутся прямые или косвенные связи с так называемым поколением Дружбы Народов. Например, студентами из стран Азии и Африки, которые приезжали учиться в СССР по программе культурного обмена. Их истории невероятно интересны, полны контрастов, стереотипов, прорывов и грустных моментов, связанных с неприятием семьями любимых расовой принадлежности избранников своих детей, сложностями в изучении языка и традиций, ксенофобией.

Советский плакат 1933 года. Из архива Вейланда Родда. Courtesy of Yevgeniy Fiks

Советский плакат 1933 года. Из архива Вейланда Родда. Courtesy of Yevgeniy Fiks

Советский Союз, в частности, оказывал помощь национальным правительствам таких стран, как Мозамбик и Ангола, в том числе в форме стипендий для студентов, которые приезжали учиться в СССР. А в 2009 году Би-би-си выпустили радиопередачу “Черные студенты в Красной России” о том, как жилось в СССР таким студентам и как теперь в разных уголках планеты живется их детям.

Тогда Нонна Матеркова, основатель фонда Calvert22, который поддерживает и продвигает креативные проекты из Восточной Европы, Балкан, России и Центральной Азии, и вдохновилась этой темой. 4 февраля фонд Calvert22 запустил сезон культурных мероприятий Red Africa (Красная Африка) — выставки, кинопоказы и дискуссии, посвященные наследию культурных связей между странами Африки, СССР и другими государствами социалистического лагеря во времена холодной войны.

Soviet poster from 1920, part of the Wayland Rudd Archive. Courtesy of Yevgeniy Fiks

Soviet poster from 1920, part of the Wayland Rudd Archive. Courtesy of Yevgeniy Fiks

 “Коммунистические идеи и советское наследие в странах Африки, Азии и Латинской Америки — захватывающая тема, — говорит Марк Нэш, куратор выставки Things Fall Apart в рамках сезона. — Подготовительная работа шла два года, мы искали художников, которые в работах отражают тематику коммунистической дружбы в африканских странах, общались со студентами и исследователями, которые занимаются этой темой. Оказалось, что множество африканских врачей, инженеров и ученых начинали обучение именно по таким программам культурного обмена в СССР. Мы старались провести масштабное исследование их студенческой жизни. Интересно, что в советское время отношения были проникнуты духом солидарности, товарищества, которые подпитывались идеей о том, что в скором времени африканские страны станут социалистическими, как Ангола”.

В рамках сезона Red Africa пройдет выставка Things Fall Apart — о связях Африки и стран Восточного блока сквозь призму кинематографа, фотографию, историю пропаганды и монументального искусства. Можно будет увидеть, например, уникальные скульптуры, сохранившиеся на Африканском континенте, которые выглядят как Родина-мать, но с физиологией негроидной расы, или бесконечные ряды окон в советских постройках — результат архитектурных контрактов, которые получала в Африке Северная Корея еще с 1970-х годов.

Частью Red Africa также станет показ восьми фильмов таких режиссеров и видеохудожников, как Абдеррахман Сиссоко (учился во ВГИКе), номинант Премии Тернера Фил Коллинс и реформатор документального кино Крис Маркер.

Кристина Москаленко, фото: Нат Уразметова

Сезон продлится до 3 апреля
Расписание мероприятий: calvert22.org

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply