Opal

Русский язык – это легко и интересно

Русский язык – это легко и интересно

Хорошая новость для тех, кто изучает русский как иностранный: недавно выш­ла третья книга-учебник лондонского автора Игна­тия Дьякова, с помощью которой можно легко и с интересом освоить около 1500 новых слов для уровня B1-B2 (Intermediate / Upper Intermediate). Мы встретились с Игнатием во флагманском книжном магазине Foyles на Charing Cross Road, где его книги уже продаются, и поговорили о проблемах изучения русского, недостатке материалов и почему его книги так популярны.

– Игнатий, по твоим книгам изучают русский в Кембрид­же. Что это за книги и с чем их едят?

– Все три книги состоят из мини-детективов, главный ге­рой которых, банкир Джордж, живет на Гваделупе и попа-дает в истории. Первые две кни­ги «Рассказ-сенсация» (си­няя) и «Рассказ-провокация» (красная) – для начи­нающих. Первую можно чи­тать с запасом в 300-500 слов. При этом она дает около 800 новых слов, которые постоянно пов­торяют­ся из главы в главу. Прочитав ее и достигнув словарного за­паса в 1000 слов, можно при­ни­маться за вторую и полу­чить еще 800-1000 слов. Пер­вые две книги русско­язычным людям читать слож­новато, там очень много пов­торений, а это противопо­лож­но тому, чему учат на фил­факах: стилистка предполагает, что одно и то же слово не может употребляться не­сколько раз в одном абзаце. Третья книга «Рассказ-канонизация» (желтая) рассчитана на человека, который с русским уже «на ты», и дает 1000-1500 новых слов. В начале каждой главы есть список слов, которые, как я считаю, учащимся хорошо было бы запомнить.

– Я прочитала несколько глав. Во-первых, действительно, приключения Джорджа захватывают, во-вторых, у меня не возникло ощущения, что текст адаптирован и на­писан для иностранцев.

– Моя задача – сделать так, чтобы это был текст, который люди впоследствии могли бы увидеть где-то еще. То есть возьмут ли они газету, зайдут ли на сайт русской службы Би-би-си или решат прочитать Булгакова, который, кстати, меня вдохновлял при написании этой книги, у них не должно быть шока. Это книга-буфер перед знакомст­вом с настоящим русским языком.

– Как именно тебя вдохновил Булгаков?

– Я заметил, что у иностранцев довольно плохо обстоят дела с историей России. Они знают Путина, Ивана Гроз­но­го, революцию, кое-что про ХХ век. Екатерину Великую знают мало. Моя же цель – рассказать об истории и пред­посылках, почему Россия ста­ла такой, какой она стала сей­час, так, чтобы было интере­сно и при довольно ограничен­ном словарном запасе и объ­еме. Я решил познакомить чи­тателей с гражданской войной и написал историю под влия­нием «Белой гвардии» и «Мас­тера и Маргариты» Бул­гакова. Поэтому в книге две сюжетные линии: одна – о профессоре Воинском, кото­рый после революции в Рос­сии уезжает на Мальту (прототипом послужил реальный человек). Вторая – о том, как герой первых двух книг, гваделупский банкир Джордж, распутывает его историю. Кроме того, я старался сделать книгу многослойной: для тех, кто спешит, она полезна практикой освоения ключевых слов и грамматических структур в контексте, те, у кого времени больше, могут прис­мотреться к цитатам из пе­сен, стихотворений, фильмов, книг, и, наконец, для педантов и учителей есть еще и цитаты скрытые (в частности, названия глав) и намеки.

– Как ты подбирал слова, ко­торые читающий усваивает в процессе чтения?

– В первой книге – это слова, которые используют популярные в мире курсы русского языка, такие как бестселлер Станислава Чернышова «По­ехали» или «Дорога в Рос­сию». Я выбирал оттуда необходимые слова и ставил их в контекст. Для третьей книги я выбирал слова из других учебников и на основе той программы, которая нужна, если люди захотят подготовиться к официальному тесту по русскому языку (ТРКИ – аналог TOEFL и IELTS). Вто­рой источник слов – частотные словари русского языка. И около 7-10% слов в третьей книге – не самые популярные, но они нужны для того, чтобы сделать историю интересной для читателя.

– То есть слова для второй и третьей книги ты отбирал сам? Ты – первопроходец?

– Насколько я знаю, да. Все отзывы, которые я получаю, говорят о том, что аналогов нет. Основная беда учебной литературы по русскому язы­ку как иностранному в том, что нет материалов, где слова используются в контексте. Есть адаптированная русская литература типа «Герой на­шего времени» и «Капитан­ская дочка», но вот аудиоверсии адаптированной книги нет, а людям нужно аудирование! Большинство материалов, которые есть, доступны на CD-дисках. Мои же книги есть в аудиоверсии, которую можно закинуть в смартфон. Вот в этом плане я точно первопроходец. Моя задача – за­полнить ту нишу, в которой люди могут получить слова, которые им необходимы в пов­­седневной жизни, в контексте.

– Получается, что когда иностранец хочет выучить русский, помимо того, что это довольно сложный язык, еще и нет материалов в формате, к которому он привык?

– Да. Преподаватели русского для иностранцев должны быть очень творческими людьми, чтобы придумывать что-то для каждого урока. Есть препода­ватели, которые не хотят ни­чего придумывать, и интерес людей к языку быстро угасает. А есть учителя-звезды. Во Франции, например, есть коллега, которая записывает простые диалоги в формате подкастов и выкладывает их в интернет, опять же потому, что нет ничего подобного.

– А что для иностранцев са­мое сложное в русском язы­ке?

– Окончания. А еще часто лю­дей пугают глаголы движения. Я никогда не даю их как еди­ную категорию. При этом стан­дарт – дать это комом, от ко­торого люди впадают в ступор. Я так не делаю потому, что знаю, что для моих учеников русский язык – не приоритет. Приоритет – работа, семья, они не студенты и не школьники, они занимаются языком рано утром перед работой или вечером по дороге с работы. Поэтому давать им ком ин­фор­мации – негуманно. Я ста­раюсь давать все это макси­мально мягко. Аудио­книга то­же сильно по­могает, ведь учеб­ников по грамматике русского языка довольно много, тот же популярный в Англии «Рус­лан» объясняет грамматику, но ее почти нечем закрепить. В моей книге они могут полу­чить все это в тексте. Кро­ме того, я старался использовать как можно больше ре­альных русских слов из других языков, чтобы облегчить жизнь читателю. Например, гаджет, сел­фи, спам, мобильник.

– Почему действие происходит в Гваделупе, а не, скажем, Панаме?

– Она появилась еще в первой книге, когда у меня была за­да­ча рассказать об отечестве, но сделать это аккуратно. В 2013 году на Станислава Чер­нышо­ва, автора учебника «По­е­ха­ли», а это бестселлер, завели дело, потому что де­путат Ду­мы увидел, что там бы­ло уп­раж­нение на пони­ма­ние текс­та, в котором был на­мек на то, что депутат (не он лич­но, а де­путат вообще) – вор или жу­лик. Закончи­лось все благополучно, но ввязываться во что-то подобное я не хотел и ре­шил, что надо всю исто­рию устроить где-нибудь по­дальше. И еще – учебник дол­жен быть добрым и радостным, потому что учить другой язык и куль­туру само по себе слож­но. И вот Гваделупа подошла иде­ально. Было еще и нес­колько прак­ти­ческих ме­тоди­ческих сооб­ражений. Во-пер­вых, это ост­ров, и легко мож­но выу­чить, что с ост­ров­ными госу­дар­ст­вами используем предлог «на». Во-вторых, для большин­ства учеников, кото­рые гово­рят на романо-гер­манских язы­ках, сочетание «гв» – очень сложное. И это лишний повод его потрениро­вать. На­конец, «Гваделупа, гваделупец, гваделупский» – очень удачное словообразование, так как большинство национальностей и прилагательных идут по этому принципу. А дальше уже возникает герой. Он банкир, потому что большинство моих клиентов банкиры, юристы и консультанты. В итоге получаем довольно утопичный остров, который позволяет в шуточном формате перенести на него какие-то вещи из российской реальности и рассказать о них. Например, о том, что у нас Юдашкин шьет фор­му для полицейских.

– Иностранцам это интересно?

– Да, они хотят изучать русские культуру, менталитет и реальность, у них есть какие-то стереотипы, которые по­лезно обсудить. Но тут надо, чтобы была зацепка. Именно поэтому я в свою книгу наки­дал множество крючочков, ко­торые бы позволили преподавателю обсуждать с учениками те или иные темы.

– Расскажи про самые смешные стереотипы.

– Классическое «На здоровье!» Вот откуда они это взяли? По­чему они думают, что все русские богатые? Или почему спрашивают: «А когда я вый­ду из самолета в России, мне надо в бронежилете выйти?» В конце каждой главы я по­местил вопросы, на которые можно ответить двумя предложениями, а можно написать сочинение – и о стереотипах тоже. Ну и надеюсь, что ученики получают удовольствие от книги. Мне было очень при­ятно, что в рецензии Инс­титута русского языка имени А.С. Пушкина в Москве мой детектив сравнили с де­текти­вами Акунина.

Кристина Москаленко
Фото из архива Игнатия Дьякова

Книги: на «Амазоне», в круп­нейших книжных магазинах Лондона, Парижа и Хельсинки. Аудиоверсии: russianinlondon.com/audio

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply