Law firm

SLOVO. День первый: Андрей Макаревич о красоте

SLOVO. День первый: Андрей Макаревич о красоте

В пятницу, 15 апреля, в книжном магазине Waterstones Piccadilly стартовал седьмой фестиваль русской литературы SLOVO. Героем вечера стал лидер группы «Машина Времени» Андрей Макаревич

Музыканты, выступающие на фестивале SLOVO – не редкость: в прошлом году на месте Макаревича сидел Борис Гребенщиков, исполнял песни под гитару и отвечал на вопросы зрителей. Однако Андрей Макаревич в Лондоне выступал не только в роли музыканта и поэта, но и как художник.

Определиться с терминологией

Несмотря на то, что Макаревич формально определил свое выступление как лекцию, он сразу признался, что вопросов о красоте у него больше, чем ответов. Четкого ответа на вопрос «Что такое красота?» лидер «Машины времени» действительно не дал. Макаревич отметил, что точного определения у красоты нет, формулировки словарей его не очень устраивают (в словаре Даля это слово отсутствует – есть только «краса», а Ожегов очень размыто определил красоту как то, что производит художественное впечатление), да и свое собственное определение красоты, как «присутствие божественного в человеческом», Макаревич тоже назвал достаточно субъективным.

Обесцененное искусство

С попыток найти единственное всеобъемлющее определение красоты Макаревич быстро перешел к конкретным примерам: так, любое живое существо – красиво и совершенно, но красоту убивает тиражирование. В одинаковых сувенирах во всех аэропортах мира Андрей Вадимович красоты найти не мог, и причиной этому он видит массовое производство и развитие технологий, которые позволяют штамповать одинаковые предметы в огромных количествах.

Технологический прогресс Макаревич также считает причиной значительных изменений в искусстве, которые начали происходить в ХХ веке и не закончились до сих пор: пусть тиражирование и сделало искусство более доступным, но оно сделало его и менее ценным. Обесценивание искусства привело к тому, что сейчас любой человек может назвать себя художником, а главная задача современных художников, по мнению Макаревича – убедить зрителя в том, что их работы являются произведениями искусства.

В речи Макаревича проскальзывала какая-то фантомная ностальгия по далекому прошлому, когда искусством считались картины великих мастеров, в которых можно найти золотое сечение, а не «Черный квадрат» и не перформансы, где концепт важнее техники и исполнения. Эту формулу Макаревич перенес и на музыку, отметив, что в последнее время музыканты погнались за электронным звучанием, решив, что синтезатор может заменить скрипку.

Несмотря на все эти заявления, Макаревич попросил не записывать его в ортодоксы, которые не любят и не ценят современного искусства, отметив, что он знает нескольких гениальных современных художников (в качестве примера он назвал Александра Бродского). «Просто концептом легче задурить голову», – объяснил свой скепсис по отношению к современному искусству Макаревич.

SLOVO. День первый. Андрей Макаревич о красоте и современном искусстве

Споры о современном искусстве

Лондонскую публику, сталкивающуюся с современным искусством на каждом шагу, речь Макаревича очень заинтересовала. Одна из зрительниц, студентка художественного колледжа Central Saint Martin’s, с лидером «Машины времени» согласилась и добавила, что современное искусство похоже на свалку, которую легко создать – для этого не нужно обладать талантом. Но с такой радикальной точкой зрения не согласился уже сам Макаревич, отметив, что не стоит все современное искусство огульно называть свалкой.

«Бывает иногда очень лихо придуманная свалка, которая производит на тебя впечатление. В современном искусстве тоже надо разбираться и быть в это погруженным», – подчеркнул гость.

Другие зрители, напротив, вступились за современное искусство, связав изменения в искусстве ХХ века не только с техническим прогрессом, но и с потрясениями прошлого столетия. Нашлись в зале и защитники концептуального искусства, которые уверены, что с технически точной передачей окружающего мира отлично справляется фотография и кино, а искусство переместилось в плоскость идей и концептов, где техническое мастерство не всегда самое важное.

Музыкальный финал

Впрочем, Макаревич на фестиваль SLOVO приехал не только с разговорами о красоте и современном искусстве, но и с гитарой, которая объединила и сторонников, и противников. Музыкальную часть выступления Андрея Макаревича весь зал встретил громким аплодисментами и вызвал его на бис.

Юлия Юзефович, фото Евгении Басыровой

SLOVO. День первый. Андрей Макаревич о красоте и современном искусстве

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply