Opal Transfer

Следите за «сентиментальным барометром»

Следите за «сентиментальным барометром»

Что будет с британским рынком акций, если на референдуме победят сторонники выхода из ЕС?

Если верить опросам, проводимым среди биржевых брокеров, аналитиков инвестиционных компаний и менеджеров крупных фондов и независимых специалистов, то складывается приблизительно следующая картина.

«Брекзит» почти наверняка должен негативно сказаться на стоимости фунта стерлингов, который, вероятнее всего, подешевеет по отношению к доллару США. Финансовый аналитик Эндрю Окслейд из газеты «Дей­ли телеграф» допускает возможность снижения фунта до 20%. От этого выиграют здешние фирмы, ориентирующиеся на экспорт своей продукции. Но те, кто отправляется в зарубежное путешествие, получит за свои фунты меньше иностранной валюты, чем раньше. Если же на референдуме победят сторонники союза с Европой, то фунт подорожает и за него дадут больше долларов и евро, а значит отпуск за границей обойдется дешевле.

С другой стороны, не исключено, что несколько понизится стоимость акций британских компаний, представленных на Лондонской бирже. Лора Фолл (Lowland Investment Trust) по­лагает, что это естественно, по­скольку экономика королевства в целом окажется в состоянии некоторой неопределенности, а деньги, как известно, этого не любят. Так что бумаги средних и относительно не­больших компаний могут немного потерять в цене. Впрочем, компании, которые твердо стоят на ногах, обладают постоянной клиентурой и ресурсами для развития, могут в этой ситуации даже выгадать, поскольку именно на них обратят свои взоры опыт­ные инвесторы.

Джим Ливисс из M&G In­vest­ments, обладающий 22-лет­ним опытом работы на рынке, не исключает, что выход из ЕС мо­жет отпугнуть иностранных инвесторов, которые обычно весьма охотно вкладывают деньги в британские акции, а сейчас осторожно выжида­ют ре­зуль­татов референ­дума. «А вообще, – говорит Ли­висс, – нынешняя ситуа­ция на бирже представляет со­бой что-то вроде «сенти­мен­таль­ного барометра»: стоило Бо­ри­су Джонсону присоединиться к «брекзитерам», как курс фунта пошел вниз, а когда в конце мая «европейцы» заметно увеличили разрыв, то процесс двинулся в обратном направлении».

Кое-кто из экспертов опа­сается, что выход из ЕС мо­жет подтолкнуть вверх инф­ляцию, которая уже давно держится на очень низком уровне, радуя этим плательщиков ипотечных кредитов и ужасно огорчая владельцев банковских депозитов. Тем, кто волнуется за свои сбережения, Эндрю Окслейд советует голосовать на ре­ферендуме за продолжение пребывания Британии в Ев­росоюзе.

А неудачник плачет…

Профессионалам, хорошо ориентирующимся в инвес­ти­ционных «горках и ущель­ях», конечно, проще. Они владеют разнообразной ин­формацией, богатым опытом, умеют пользоваться собст­венной интуицией. Но что же делать тем, кто, не являясь экспертом в сфере финансов, хочет спасти свои с трудом накопленные сбережения? Начиная с 2008-2009 годов банковские депозиты, кэшевые ISA-ы, Annuity (вклады с фиксированной ежегодной рентой) и прочие более или менее надежные вложения приносят проценты, которые не покрывают даже микроскопическую британскую инфляцию. Официальный ответ на этот вопрос прост: обращайтесь к независимым финансовым консультантам, получившим от властей соответствующие лицензии. С учетом ваших возможностей и потребностей они сформируют вам инвестиционный портфель и будут следить за тем, чтобы он приносил вам прибыль.

Но такие консультации не бесплатны, а при нынешних более чем скромных прибы­лях инвестору жалко каждо­го лишнего потраченного пен­са. И тут многие любители от финансов встают на путь риска и пытаются самостоятельно выбирать себе акции, фонды и прочие инструменты. Кое у кого это получается, но большинство чаще всего несут убытки.

Практика инвестирования в том виде, в каком мы ее сегодня знаем, существует в Европе уже около четырех столетий. За эти годы она обросла кучей всяческих ограничительных законов и правил, подвергалась жест­кому регулированию со сто­роны властей, тысячи мо­шенников отправлялись в тюрьму, но по сей день счастливчики выигрывают, неудачники разоряются. При этом среди тех и других бывали люди выдающегося ума, таланта, мастера черной магии и гении интуиции…

Пирамида, да и только

Документы, хранящиеся в ар­хивах Банка Англии, говорят о том, что уже в начале XVIII века многие талантли­вые знаменитости весьма ак­тивно играли на лондонской фондовой бирже. Их внима­ние привлекла Компа­ния южных морей, основанная в 1711 году самим лордом-казначеем. Компании были обещаны монопольные права на торговлю с испанскими колониями Южной Америки.

Считается, что самым удач­ливым инвестором стал буду­щий создатель оратории «Ме­ссия» Гендель, который обратил внимание на перспективную компанию еще в 25-летнем возрасте, вскоре после своего переезда в Бри­танию из Германии. Извест­но, что он несколько раз по­купал ак­ции Компании юж­ных морей и че­рез какое-то время про­давал их с неплохой при­былью. Дан­ных о том, сколь­ко именно Гендель за­работал до 1720 го­да, не сох­ранилось, однако к тому мо­менту, когда пузырь лопнул, маэстро ус­пел выга­дать £21000, что в сегод­няш­нем эквиваленте составляет око­ло £3 миллионов. Этих денег ему хватило не только на безбедную жизнь в Мей­фере, но и на то, чтобы оплатить постановку своих опер на лон­донской сцене. Да еще после смерти в 1759 году прославленный композитор оставил потомкам больше £17000.

А вот великий Ньютон был менее удачлив. Он дважды покупал акции компании. Первая покупка в 1719 году оказалась довольно удачной: продав акции через несколь­ко месяцев, он удвоил вло­женные деньги. Но в 1720 го­ду цена бумаг компании продолжала расти. В разгар этой лихорадки, когда неописуемый ажиотаж охватил всю страну и акции скупали все – от крестьян до лордов, – сэр Исаак Ньютон совершил типичную для неопытных инвесторов ошибку и купил новую порцию.

Вскоре поползли слухи о том, что предоставленные компании права на торговлю оказались вовсе не моно­поль­ными. К тому же дипло­ма­ти­ческие отношения с Ис­панией серьезно ухудшились. В ре­зультате это предприятие пре­вратилось в одну из пер­вых в мировой финансо­вой ис­тории пирамид. К кон­цу сентября цена акций рухнула до £150. 24 сентября банк ком­пании объявил себя банкротом.

Ньютон потерял более £20000, после чего заявил, что может вычислять движение небесных тел, но не степень безумия толпы. Среди потерявших свои сбережения был и писатель Джонатан Свифт.

Photo: Peter Hermus

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации