Opal

Ливерпуль: Ferry Cross The Mersey

Ливерпуль: Ferry Cross The Mersey

Незатейливые слова о том, как паром доставляет вас с одного берега реки Мерси на другой ливерпульской группы «Gerry and The Pacemakers» надолго врезаются в память. Смотришь на эти мутные, стальные воды неприветливой Мерси, на бе­рег Биркенхэда, небольшого города-спутника Ливерпуля, расположенного на другом бе­регу реки, слы­шишь эту мело­дию, и все равно до конца не понимаешь, что именно тебя так очаровывает в этом городе.

Скаузеры

Сегодняшний Ливерпуль – это город, в который хочется возвращаться снова и снова. Здесь все дышит памятью легендарных «Битлз» и про­тивостоянием двух местных фут­больных команд, «Эвер­тона» и «Ливерпуля». И все же магия Мерсисайда не ограничивается футболом и музыкой, это нечто большее.

Скаузеры – это неформаль­ное «прозвище» жителей Ли­верпуля, а скауз – название местного диалекта и акцента, вобравшего в себя заимствова­ния из валлийского, ирландского и скандинавских языков. Само слово «скауз» означает скандинавское блюдо: рагу из картофеля, кусков мяса и овощей, которое готовили бедные жители и матросы.

Скаузеры иначе разговаривают и иначе себя ведут. Не лучше или хуже, чем в других частях Британии, просто по-другому. И когда слышишь истории про скаузерский дух, то, находясь в Ливерпуле, по­нимаешь, что это не пустые слова. Сами себя жители города не без юмора называют «ливерпудлианцами» (liverpudlian). Если «pool» – это довольно большой водоем, то «puddle» – это просто лужа на дороге. В Англии жители города слывут отчаянными дебоширами и выпивохами, не отягощенными интеллектом, го­ворящими со странным ак­центом. Но за «Битлз» англичане готовы простить своим ливерпудлианцам даже высокий уровень преступности.

У «скаузерской» медали есть две стороны. С одной, жители Ливерпуля – одни из самых веселых и дружелюб­ных в Анг­лии, им не все рав­но, что подумает об их городе приез­жий, они искренне хо­тят, что­бы у вас осталась добрая па­мять о Мерсисайде. Они всегда готовы прийти на по­мощь и ни­чего не просят взамен. В этом смысле отношение людей разнится по сравнению с со­сед­ним Ман­честером, где люди живут са­ми по себе, не говоря уже о юге страны и тем более Лон­доне. С другой стороны, в Ли­верпуле всегда была и есть высокая по анг­лийским меркам преступность. В конце 50-х го­дов два закадычных друга, тог­да еще ни­кому не извест­ные Джон Лен­нон и Стюарт Сатк­лифф, возвра­щаясь по до­мам из паба в юж­ной части го­рода, наткнулись на толпу скау­зерских хулига­нов. Пос­лед­ст­вия были жесто­кими: Сатклифф, самый близ­кий друг Леннона на тот мо­мент, был избит так сильно, что ког­да через нес­колько лет он скон­чался от кровоизлияния в мозг, врачи говорили, что причиной могло стать то самое происшествие.

На прошлой неделе полиция устроила облаву на наркоторговца в Энфилде, одном из районов Северного Ливерпуля. В это время толпа подростков забросала их зажигательной смесью. В результате четыре полицейских оказались в больнице.

Этот невероятный город очень продолжительное время носил статус депрессивного, и небезосновательно. Здесь всегда было большое количество безработных (кстати, и сейчас так, хотя ситуация немного выправилась). Особенно пе­чальным город был в 70-80-е годы, когда его руководство еще не успело осознать масш­таб популярности «битлов» и сделать из их любимых мест туристические центры. Ливер­пуль был депрессивен, из него массово уезжали на юг в поисках работы. Положение дел начало исправляться только к середине 90-х годов, город стал динамично разви­ваться и сейчас является од­ним из са­мых привлекател­ь­ных в Бри­тании.

Ливерпульское возрождение

Ливерпуль получил свою хар­тию от короля Иоанна Беззе­мельного в 1207 году, но ос­тавался скромной рыбацкой де­ревенькой еще половину ты­сячелетия, до тех пор, пока бум работорговли не ускорил постройку первого дока в 1715 году. С этого момента и до от­мены рабства в Британии в 1807 году Ливерпуль носил прозвище «рабского треу­гольника», в котором огнест­рельное оружие, алкоголь и текстиль меняли на африканских рабов, которых потом переп­равляли по морю на Кариб­ские острова и в Аме­рику, где их, в свою очередь, меняли на табак, хлопок-сы­рец и сахар. После отмены работорговли порт продолжал расти и пре­вратился в семи­мильную по­лосу доков не только для грузов, но и для обслуживания полномасштабной европейской эмиграции, во время которой, с 1830 по 1930 год, девять миллионов человек уехали в Аме­рику и Австралию. Им­миг­ра­ция из стран Карибского бассейна, Китая и особенно Ир­ландии после картофельного голода в 1840-х годах привела к созда­нию одного из первых в Бри­тании мультикультурных со­обществ, описанного Карлом Юнгом как «полюс жизни».

Доки потеряли свое доминирующее положение к середине XX столетия, и хотя появление автозаводов в 1960-х годах остановило упадок на некоторое время, в 1970-х и 1980-х годах Ливерпуль стал символом британской экономической болезни. Однако область береговой линии города получила статус мирового наследия ЮНЕСКО в 2004 году, что подстегнуло развитие и обновление великолепных муниципальных и промышленных зданий города.

Одним из таких символов возрождения города на реке Мерси стал знаменитый Аль­берт-док. Он находится в пя­ти минутах ходьбы от главной городской пристани и был по­строен в 1846 году. Аль­берт-док начал приходить в упадок в начале XX столетия, когда новые, глубоко сидящие суда не смогли заходить в него, и был закрыт в 1972 году. Деся­тилетие спустя Альберт-док был полностью восстановлен, воскреснув в качестве объекта городского наследия. Бары, рестораны, магазины и музей­ные коллекции подарили это­му району второе дыхание.

Ливерпуль сегодня

Ливерпуль – шестой по посещаемости туристами город Великобритании и один из ста самых посещаемых городов мира. Городские доходы от туризма уже приблизились к £1,5 миллиарда. Благодаря в том числе и этим деньгам город обзавелся терминалом для круизных лайнеров, ря­дом с главным пирсом, прев­ратившим Ливерпуль в один из немногих городов мира, где океанские круизные лайнеры могут швартоваться прямо в сити-центре.

Группа «Битлз» и туристы формируют занятость в сфере услуг (которая составляет около 60%), помимо туристического сектора в нее входят: образование, здравоохранение, банковская и страховая сфе­ры. Несмотря на то, что экономика Ливерпуля веками основывалась на эксплуатации и обслуживании порта, число занятых в порту сегодня ме­нее 105 от численности всех городских работающих.

Ливерпуль славится своей необычной архитектурой, до­вольно эклектичной, что поз­воляет снимать на его улицах сцены для фильмов, действие которых происходит в Чикаго, Москве, Париже или Риме. Это делает его самым «снимаемым» городом Британии после Лондона. В Ливерпуле – более 2,5 тысячи историче­ских зданий, охраняемых за­коном, и в этом город уступает также только Лондону.

Пусть в доках Ливерпуля больше не строят гигантские лайнеры, зато в 2004 году эти доки вошли в список Всемир­ного наследия ЮНЕСКО, от­ражая историческое развитие мировой торговли и корабельных портов.

История возрождения Ли­верпуля рассказывает нам о несгибаемом характере скау­зеров – этих шумных и ост­роумных весельчаков, на пол­ном серьезе не считающих се­бя англичанами или британцами («Мы – скаузеры!» – бьют они себя в грудь). Они сумели победить депрессию и уныние и теперь наслажда­ются жизнью, превратив свой город в один из самых красивых и интересных в сегодняшней Британии.

Сергей Томашевский

 

Photo: 123 rf.com

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply