Opal

Cosmoscow: куда движется арт-рынок в России?

Cosmoscow: куда движется арт-рынок в России?

В начале осени, 9-11 сен­тяб­ря, в московском Гости­ном Дворе пройдет единственная в Рос­сии и СНГ международная ярмарка современного искусства Cosmoscow. Почему это интересно? Во-первых, участвуют международные и российские художники и галереи. А во-вторых, на Cosmoscow поедут коллекционеры, в том числе и лондонские. Осно­ватель яр­марки, коллекцио­нер и филантроп Маргарита Пуш­кина, зовет всех, кто интересуется искусством, приехать и посмотреть, куда движется арт-рынок в России.

Маргарита Пуш­кина

Маргарита Пуш­кина

Мы встретились с Марга­ри­той в Newport Street Gallery – самой «горячей» частной галерее Лондона. Совсем не­давно ее открыл Дэмьен Херст, чтобы пока­зывать ра­боты из частной коллекции. А Херст, как известно, отлично продается и задает тон на арт-рын­ке, несмотря на то, что вместо цветущих садов, за­думчивых портретов и сценок из жизни его произведениями становятся точки, таблетки, бабочки и акулы.

– Многие не в восторге от современного искусства и считают, что «фантик от жвачки в осколках монет» – это не искусство. Как вы с этим работаете?

– Процитирую Екатерину Де­готь, которая сказала, что «не признавать факт современного искусства – это не признавать факт, что ты живешь сейчас».

– Но ведь встречаются и за­падные коллекционеры, которые считают, что все интересное в русском искусстве закончилось после 1930-х, хотя можно на всякий случай 1960-70-е прикупить. Что им отвечать?

– История все расставляет по местам. Действительно, мно­же­ство людей покупают рус­ское искусство XIX и начала XX веков. Но, несмотря на это, наблюдается явный рост интереса к современному рус­скому искусству. Наши ху­дожники становятся заметны на мировой и российской арт-сцене. К примеру, фонд V-A-C, принадлежащий Леониду Михельсону, строит в Москве музей современного искусства, архитектором которого высту­пит Ренцо Пиано. У фонда, кстати, уже есть палаццо в Ве­неции, где современное русское искусство представлено в диалоге с западным. В 2014 году в итальянском музее Poldi Pez­zoli при поддержке V-A-C прошла выставка Сер­гея Са­пожникова, курируемая Фран­ческо Бонами. А в этом году у Сергея выставка в родном Ростове-на-Дону (куратор – итальянка Ирене Кальдеро­ни). В 2017 году в «Тейт Мо­дерн» пройдет ретроспектива Ильи Кабакова. Павел Пеп­перш­тейн участвует в меж­дуна­родных выставках начи­ная с се­редины 1990-х. Света Шу­ваева из Москвы стала первым русским художником, чьи работы попали в корпоративную коллекцию Credit Suisse. Фина­лист патронской прог­раммы Cosmoscow Женя Ан­туфьев участвует в 11-м вы­пуске «Ма­нифесты» (в этом году – в Цюрихе), в прошлом году в ней участвовала Саша Суха­ре­ва.

Посмотрите на Таус Ма­хачеву, Александру Па­пер­но, группировку ЗИП из Крас­­но­дара, группу «Куда Бе­гут Со­баки», Арсения Жиляе­ва из Воронежа, который из­вестен уже во всем мире… Вопрос в том, как возникают бренды типа Херста? Этим занимают­ся арт-профессиона­лы и меж­дународные коллек­ционеры. То же самое в Рос­сии – чтобы люди узнали, что происходит, необходимо зани­маться попу­ляризацией. Cos­moscow вносит важный вклад в этот процесс.

– Но очередь все равно стоит на Серова…

– В «Гараж» тоже приходят сотни тысяч людей. Наша пер­вая ярмарка прошла в 2010 году, и мы гордимся, что представили практически ба­зельский список галерей. По­том был перерыв, и следующие ярмарки мы провели в 2014-м и 2015-м. За это время вкусы начали меняться, люди стали больше узнавать и да­же покупать. Хотя мы для себя основной задачей видим не продажи, а развитие рынка и образование. В прошлом го­ду в Cosmoscow участвовали 34 международные и российские галереи, они представили работы более 130 современ­ных художников, ярмарку по­сетили более 14 тысяч человек. Русское искусство имеет огромный потенциал, но рус­ский рынок современного ис­кусства не развит, и те прекрасные художники, которые есть, существуют не благодаря, а вопреки объективной ситуации.

– Как вы выбираете художни­ков, которых представляете?

– Выбираем не работы, а галереи. Этим занимается экс­перт­ный совет ярмарки, в ко­торый входят профессионалы. Cosmoscow по сравнению с Frieze или Art Basel ярмарка небольшая, у нас всего око­ло 40 галерей. Мы ставим акцент на камерности и на качестве, а не количестве. Иностранных галерей немного меньше, но мы стараемся это изменить. Важно, чтобы ярмарка оставалась международной.

– То есть иностранные галереи приезжают искать талан­ты и русских клиентов?

– Наши иностранные галереи своим участием делают честь любой ярмарке. Например, Blain Southern, Massimo de Carlo, Michael Werner, Cam­poli Presti, Beck & Eggeling. Мы стараемся приглашать галереи из стран СНГ и быв­шего СССР. Мы также делаем ак­цент на региональных уча­ст­никах, хорошие худож­ники есть в Краснодаре, Во­ронеже, Самаре и других го­родах. Они по-хорошему удив­ляют и ра­дуют, но галерей в этих городах не много, обычно одна-две. Заниматься галерейным бизнесом в российских регионах крайне не­просто. Но сейчас столько молодых людей-кос­мополитов! Они приходят и го­ворят, нас­колько такая плат­форма важ­на для них.

– Почему?

– Потому что мы не стремим­ся продать непонятно что не­по­нят­но кому, мы хотим сфор­мировать вкус: пригла­шаем в Москву международных кол­лекционеров, международные галереи, создаем площадку для общения, фор­мируем ры­нок. У нас есть со­вет коллек­цио­неров, куда вхо­дят Антуан Арно и На­талья Водянова, ди­ректор фонда V-A-C Тереза Мавика и Диляра Аллахвер­дова, возг­лав­лявшая фонд «Сов­ремен­ный город», который создал архив современного русского искусст­ва (нахо­дит­ся в «Гара­же»). Мы рабо­таем с галеристами, кура­тора­ми, музейными сотрудни­ками из государственных, му­ници­пальных и частных му­зеев, ко­торые высказывают свое экспертное мнение при отборе уча­стников.

– Но ярмарка проходит один раз в год, а кушать художникам хочется всегда. Как-то еще помогаете?

– У нас есть патронажная прог­рамма: с помощью рус­ских кураторов мы состав­ля­ем спи­сок молодых русских ху­дож­ников и с помощью меж­дуна­родного жюри выби­ра­ем чет­верых финалистов. Нахо­дим патронов, которые под­держи­вают их в течение года. Для нас важно, чтобы больше рус­ских состоятель­ных людей бы­ли индивиду­аль­но вовле­че­ны в этот про­цесс, хотя меж­дуна­родные патроны тоже ин­тере­суют. Важно отметить, что это не только финансовая, но и менторская индивидуальная поддержка. Из этой программы вырастают интересные взаи­моотношения. К примеру, фи­налист програм­мы Таус Ма­ха­чева впоследст­вии стала ре­зидентом Del­fina Foun­da­tion. Также мы каж­дый год выби­раем русско­го «Ху­дож­ника го­да». В прош­лом го­ду это была Алек­санд­ра Па­перно, а в этом году – Света Шуваева. Кроме это­го, при поддержке Christie’s проводим благотворительный аукцион Off White в пользу фон­да «Об­наженные сердца». На аук­ционе представляем работы как известных, так и мо­лодых зарубежных и русских художников. Уже сейчас есть приметы то­го, что вкус меняется и люди верят, когда мы говорим: «На яр­марке предс­тавлено все самое луч­шее и профес­сио­нальное, при­­ходите, смот­рите, выбирайте».

– Какой на Cosmoscow разброс цен на работы?

– От 500 евро до 2 млн евро. Но в основном – между 2 и 300 тысячами евро.

– Политика как-то влияет на продажи?

– Крым и санкции повлияли на западные галереи. Но люди понимают, что культура вне политики. Она про будущее, про молодежь, и так должно быть. Мы очень хотим, чтобы эта точка на карте была не просто Москва, а чтобы она была связана с современным прогрессивным искусством. Мы ориентируемся на опыт ярмарки Frieze, которая за 13 лет своего существования превратила Лондон в евро­пейский центр современного искусства.

Кристина Москаленко / Фото предоставлены Cosmoscow

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply