Opal

В парламент по воле жребия?

В парламент по воле жребия?

Сегодня такая идея вызывает улыбку, а завтра, послезавтра? Кто знает, как решат наши внуки и правнуки…

Шутки vox populi

Консерваторы в эти дни нередко посмеиваются над приключениями в лагере оппозиции, где большинству депутатов парламента никак не удается сместить лидера Джереми Корбина, потому что того поддерживают рядовые члены Лейбористской партии. Депута­ты возмущены тем, что лидер не умеет руководить, а тот преспокойно продолжает си­деть в своем кресле и пожи­мает плечами, поскольку де­мок­ратия соблюдена.

Ехидные улыбки тори легко объяснимы: если на сентябрьских выборах Корбин опять победит, это будет с большой вероятностью означать, что в 2020 году лейбористы «проле­тят мимо власти». То есть ли­дер, открыто отвергнутый 80% руководящей элиты партии, сохранит свое место благодаря vox populi – гласу народа. Не принимаются в расчет ни опыт партийной работы парламентариев, ни то, что каждый из них победил в своем избирательном округе, ни важные государственные посты, которые большинство занимало. Главное – правила выбора лидера отвечают требованиям демократии.

Этот пример, как мне кажется, весьма характерен сегодня не только для Великобритании, но и для многих других стран. Сомнительная компетенция части избирателей, ставка от­дельных кандидатов на малообоснованные популистские обещания, всевозможные ма­нипуляции и подтасовки при го­ло­совании со стороны властей в некоторых государствах – все это проблемы современной де­мократии, вызванные принципом всеобщего избирательного права.

Но объяснил же Уинстон Черчилль, что демократия – худший способ управления страной, если не считать все те способы, которые че­ло­ве­чество уже испытало. Давай­те пос­лушаемся самого вы­дающегося британца и подождем, пока жизнь сама подкинет что-нибудь поинтересней.

Феномен Трампа

Не так давно американский социолог Чарльз Маррей (Charles Murray) выпустил книгу «Разошлись в разные стороны» (Coming apart), в которой попытался описать нынешнее состояние «белой» Америки. Проанализировав статистические данные, он пришел к выводу, что за последние полвека белое на­селение США сконцентрировалось вокруг двух основных полюсов. На одном – образованная элита, члены которой учатся в хороших университетах типа Гарварда, вместе работают, дружат и женятся между собой, поселяются в эксклюзивных и надежно охраняемых пригородах Бе­верли хиллз, Санта Моники, Малибу, Манхеттена, Босто­на. Большинство придерживается либеральных взглядов, они богаче средневзятых американцев, они следят за своим здоровьем и соблюда­ют диету. Эти люди одеты со вкусом и обязательно улыба­ются при встрече. На другом полюсе – белые американцы, принадлежащие к новому «нижнему классу». Они не заканчивали университетов, предпочитают фастфуд, не заботятся о крепких семейных связях, сидят без работы, много болеют и рано умирают. В отличие от соо­течественников с другого по­люса, они чаще всего безразличны к религии. В местах их кучного проживания про­цветают преступность и на­силие. Тут люди озлоблены, недоверчивы, разобщены. Предмет их гордости – раз­ноцветные татуировки. Пред­мет их ненависти – власти и богачи, которые не создают им счастливую жизнь.

Теперь у этого «нижнего класса» появился свой громкий голос – Дональд Трамп. Он обещает то, о чем они мечтают. Другие «начальники» говорят, что для счастья нужно много учиться, напряженно работать, укреплять семью, воспитывать детей. Но это все не про них. Это все из другой оперы, которую играют в местах, где они не бывают.

А Трамп начал в феврале свою предвыборную кампанию словами, каких никогда раньше не слыхивали от кандидата в президенты: «Я люблю тех, кто мало об­разо­ван». Вот это про меня, об­радовался «нижний класс». По­хоже на то, как совсем не­давно проповедники «Брек­зита» уверяли напуганных иммиграцией жителей рабо­чих пригородов севера Анг­лии, что «мы вернем себе контроль над нашей стра­ной». Сыграв на патриотиче­ских струнах тех, кто с ра­достью свалил всю вину за свои личные беды на евроинтеграцию.

Но в отличие от таких «рыцарей «Брекзита», как Майкл Гов и Борис Джонсон, известных своими блестящими знаниями, Дональд Трамп далеко не энциклопедист. Он – популист, решивший по­жить в Белом доме. И ничего, что журналисты обратили внимание на крайнюю скудность его словарного запаса, на то, что он «плавает» в вопросах, которые серьезный политик обязан знать назубок. Может он стать президентом США? Может, говорят эксперты, если за него проголосуют около 70% «нижнего класса».

Как древние греки

Над поиском новых форм демократических выборов, которые предотвратят приход во власть недостаточно компетентных политиков, се­годня работают ученые разных стран. Буквально на днях в Лондоне издан перевод эссе «Против выборов» нидерландского автора Дэви­да ван Рейбрука (David Van Reybrouck), предлагающего радикальную идею отказа от всеобщих выборов и перехода к отбору народных представителей … по жребию.

Автор напоминает, что между V и III веками до н.э. подобная система существовала в Древней Греции. То есть власть выбирается из народа и работает для народа. В Афинах кандидатов отбирали из свободных горожан мужского пола, владеющих землей. Две с половиной тысячи лет спустя придется учитывать наличие политических партий, универсальное избирательное право, развитие организованного гражданского общества, вы­ход на публичную арену коммерческих СМИ и социальных медиа.

Все больше стран, в которых неудовлетворенный гражданин может пожаловаться омбудсмену, выразить свое мнение на референдуме, а если группа граждан соберет достаточное количество подписей, то волнующий ее вопрос может быть рассмотрен в парламенте. Однако, по мнению ван Рейбрука, проблему в целом это не решает. Без серьезной коррекции нынешняя система выборов долго не продержится, предупреждает он.

В качестве возможного примера ван Рейбрук предлагает систему отбора присяжных. В Британии, например, этим занимается компьютер. Суд определяет критерии подбора кандидатов, компьютер отыскивает всех соответствующих ей граждан (скажем, в данном районе), а затем машина посредством жеребьевки выбирает нужное количество вероятных членов жюри. После отсева тех кандидатов, у кого есть уважительные причины, ос­таются основные претенденты в присяжные.

Сегодня такой метод выбора парламентариев может показаться невероятным. А завтра, а послезавтра? Кто знает, как решат наши внуки и правнуки…

 

Photo: Matt Brown, commons.wikimedia.org

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply