Opal Transfer

Лучшие азиатские фильмы

Лучшие азиатские фильмы

«Крадущийся тигр, затаившийся дракон» (Crouching Tiger, Hidden Dragon, 2000)

Один из самых известных азиатских фильмов, выигравший четыре премии «Оскар» из десяти номинаций. Фор­мально фильм Ли Ана – это костюмированный детектив (почти Фандорин), в котором у ушедшего на покой масте­ра боевых искусств Ли Му­бая крадут редкий магиче­ский меч. Затем следует че­реда загадочных убийств, зас­тавляющих Ли Мубая отправиться на поиски меча и злодеев, укравших его. Впро­чем, за этим детективным сюжетом скрывается мастерски поставленный боевой танец длиною в два часа, рядом с которым меркнут все просмотренные в детстве боевики с Джеки Чаном.

«Любовное настроение» (In the Mood for Love, 2000)

В конце августа ВВС Culture опубликовало список ста луч­ших фильмов XXI века и на втором месте, сразу за «Мал­холланд драйв», оказался фильм «Любовное наст­рое­ние» гонконгского режиссера Вонга Кар-Вая. Такое реше­ние совершенно справедливо: Вонг Кар-Вай, вы­пустивший первый свой фильм еще в конце 80-х, к началу нулевых снял красивый фильм о любви и о том, как неожиданно она падает на людей. Все те элементы, которые Кар-Вай оттачивал в своих более ранних фильмах, соби­раются в «Любов­ном наст­рое­нии» в идеальную кар­тин­ку: здесь и дожд­ливый, душный Гонконг, и размазан­но-тягучие кадры, и чудако­ватые герои, и удач­но подоб­ранный саундтрек. Пос­ле просмотра «Любовного наст­роения» хочется улететь в Гонконг, ходить там за лап­шой на ближайший ры­нок, мокнуть под дождем и влюбляться в проходящих мимо Мэгги Чун и Тони Люна.

«Семь самураев» (Seven Samurai, 1954)

Один из лучших фильмов ле­гендарного Акиро Куроса­вы, в котором режиссер из после­военной Японии возвра­щается в несколько мифическую Япо­нию XVI века. «Семь са­мураев», как можно понять из названия, рассказывает историю семи самураев, согласившихся спасти беззащитных крестьян от на­падок бандитов, которые в очередной раз планируют ог­рабить деревню. Револю­ци­онная съемка сцен сражений здесь смешивается с изучением самурайского кодекса чес­ти и японской жизни в пери­од феодальной раздробленности страны. О важности «Се­ми самураев» в мировом ки­нематографе говорит и тот факт, что через 6 лет в Аме­рике был снят ри­мейк фильма Куросавы «Ве­ликолепная семерка».

«Рейд» (The Raid: Redemption, 2011)

Еще один фильм о боевых искусствах, который карди­нально отличается от «Кра­дущегося тигра, зата­ив­шего­ся дракона» Ли Ана. Вал­лий­ский режиссер Гарет Эванс даже не пытается превратить сра­жения в красивый и невесо­мый балет; в «Рейде» показа­на очень фи­зиологи­ческая, кровавая сторона на­силия, где нет места поэти­ческим выска­зываниям. Глав­ный герой «Рей­да» Рама – не самурай и не мастер боевых ис­кусств, а обычный спецназовец, кото­рый хочет выб­раться живым из этой бойни и вернуться к беременной жене.

«Весна, лето, осень, зима… и снова весна» (Spring, Summer, Fall, Winter… and Spring, 2003)

В биографии многих монахов, чудотворцев и святых часто встречаются постыд­ные пос­тупки, которые они всю пос­ледующую жизнь пы­таются исправить добры­ми делами и чудесами. Глав­ный герой этого фильма – маленький мальчик, который однажды должен стать буддистским монахом, и весь фильм будет посвящен его пути от глупого мальчишки до умудренного опытом и годами старца. В этом фильме почти нет неожиданностей, как нет их и в смене времен года, но режиссеру Ким Ки Дуку они и не нужны. «Весна…» – это картина о созерцании жизни, которая всегда идет по кругу, всегда повторяется, но в этом и есть ее прелесть и красота.

«Унесенные призраками» (Spirited Away, 2001)

Европейская культура сильно отличается от азиатской: в Европе почти нет места невидимым существам и ма­териям, а в азиатских странах каждый дом, город и страна населены не только людьми, но и призраками, духами и богами. В Азии лю­бое событие списывают не только на человеческое поведение или природные явления, но и на действия приз­раков и духов. Именно в этом параллельном невидимом мире оказывается главная героиня мультфильма «Унесенные призраками» де­сятилетняя Тихиро. Не­ве­ро­ятный успех мультфильма Хаяо Миядзаки позволил за­падным людям проникнуть в азиатское (в этом случае – японское) сознание и удивиться тому, как по-разному люди смотрят на одни и те же вещи. Знаком­ство с творчеством Миядзаки можно продолжить через его карти­ны «Мой сосед Тоторо», «Рыб­ка Поньо на утесе» и «Ветер крепчает».

«Токийская повесть» (Tokyo Story, 1953)

Несмотря на то, что действие фильма Ясудзиро Одзу про­исходит в Токио и в самом фильме можно заметить па­раллели между старой и но­вой Японией, тема «Токий­ской повести» будет знакома жителям любой страны. По­жилые родители, живущие
в небольшой японской деревне, решают навестить своих взрослых детей в Токио. Дети вроде бы и рады приезду ро­дителей, но времени на роди­телей у них совсем нет, и по­жилые люди чувствуют себя ненужными в современном мире. Японские настроения фильма видны в реакции ро­дителей, которые не устраивают громких скандалов, что было бы логично в голли­вуд­ских фильмах, а смиряются с тем, что мир меняется, а лю­ди не всегда меняются вместе с ним.

«Олдбой» (Old Boy, 2003)

В 1988 году бизнесмен О возвращается домой на день рож­дения трехлетней дочери, но по дороге домой до беспамятства напивается и просыпается в безликой квартире, где ему придется прожить следующие 15 лет. На протяжении всего этого времени О не видит лиц своих тюремщиков и не понимает, почему над ним так издеваются. Че­рез 15 лет О также без ка­ких-либо объяснений отпус­кают на свободу и застав­ля­ют самостоятельно разоб­рать­ся в причинах его заклю­чения. Южнокорейский ре­жиссер Пак Чхан Ук снял один из лучших фильмов о мести, который вышел одновременно с еще одной картиной о возмездии – «Убить Билла» Квентина Тарантино. Но если Тарантино наслаждается насилием в кадре и находит смысл в мести, то Пак Чхан Ук показывает другую сторону мести – бессмысленную и беспощадную, разрушающую как обидчика, так и мстителя.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации