Opal

Русский день на биеннале дизайна: пропаганда и никаких стразиков

Русский день на биеннале дизайна: пропаганда и никаких стразиков

На биеннале дизайна в Лондоне прошел насыщенный русский день: конструктивисты с популяризацией имиджа Ленина,  советские дизайнеры с идеями покруче, чем у IKEA, кочующий музей, инфографика и агитация и, конечно же, мода

Конструктивненько!

О пропагандистских работах конструктивистов рассказал историк искусства и эксперт в авангарде Константин Акин­ша. Определяющими фак­торами в развитии конст­руктивизма стали смерть Ленина и фотографии с его похорон. По мнению Акинши, «все советское искусство бы­ло создано из похоронной фо­тографии». Главным достоинством конструктивистов была невероятная по тем временам скорость воспроизведения ра­бот: они тысячами штамповали изображения Ленина, увеличивая популярность партии в народе. Так Ленин быстро превратился в своего рода орнамент, который можно было быстро воспроизвести на тысячах листовок. По сути, они создали то, что сейчас назвали бы визуальным образом советского бренда. Журнал «СССР на стройке», в котором использовались идеализированные фотомонтажи советской жизни, стал еще одной заметной вехой пропаганды 1930-х годов. Ле­вая интеллигенция на Западе с восторгом смотрела на счаст­ливые лица рабочих со страниц журнала и представляла светлое будущее новой страны. Ирония заключалась в том, что многие из этих снимков были постановочными, а художники работали над созданием какого-то па­раллельного мира.

Утопия или мечты о будущем?

Несмотря на то, что темой биеннале стала утопия, кура­тор Московского музея дизай­на Алена Сокольникова объя­снила, что советский дизайн, созданный во Всесоюзном на­учно-исследовательском инс­титуте технической эстетики (ВНИИТЭ) и представленный на российском стенде, – это не только утопия, но и взгляд во вполне реальное будущее.

Советский дизайн был го­раз­до ближе к современному ми­ру, чем может показаться на первый взгляд. На Западе толь­ко сейчас отходят от бе­зудержного консьюмеризма и начинают создавать вещи, ко­то­рые будут «жить» не пару сезонов, а несколько десятилетий. Советские дизайнеры еще в середине ХХ века от­носи­лись ко многим вещам как к членам семьи, которые долж­ны передаваться из по­коления в поколение, как, например, хо­лодильник «ЗИЛ-Москва». Уже тогда они создавали ди­на­мичную мебель-трансформеры, которая могла уместиться в кро­шечные квар­тиры и вы­пол­нять сразу несколько функ­ций.

Неболь­шой рабочий стол, прев­ращающийся в ог­ромный обеденный, или пылесос, работающий на вдув и выдув, – да это же мечта лю­бого современного миллениала, живущего в крошечной квартире-студии.

Пропагандистская инфографика

Тему дизайна в про­паганде продолжил руководитель дизайн-центра информацион­ного агентства Sput­nik Антон Степанов, который рассказал и показал, как россий­ская и советская власти использовали ин­фографику в агита­ционных целях. Так, в пер­вые годы сущест­вования СССР власти хотели объяс­нить людям суть социаль­но­го эксперимента, в ко­тором все они принимали участие. Ин­фографика ис­пользова­лась для того, чтобы пока­зать, как в СССР пе­рерасп­ределяются ресурсы, как растет экономи­ка и ра­ботает промышлен­ность. Про­ще говоря – как хорошо живет советский гражданин, даже если сам он об этом не дога­ды­вается. В 50-е го­ды инфографика по­казывала, как быст­ро страна восстанавливается после войны, особенно на фо­не «прогнивающего» капиталистического Запада. Если верить плакатам, в СССР де­нег у людей было много, продукты стоили копейки, люди приходили домой обвешанные подарками, пока где-то в Америке «жирные коты» забирали все доходы себе, оставляя грустным рабочим жалкие центы.

Музей тяжелой судьбы

Четыре года назад группа энтузиастов-волонтеров под предводительством Александ­ры Саньковой решила создать Московский музей дизайна. Своей площадки у них не бы­ло, и его решили превратить в автобус-выставку, разъезжающий по стране в целях пропаганды ценностей хоро­шего ди­зайна. Но в 2012-м арт-дирек­тор «Манежа» Ма­рина Лошак пригласила ко­манду музея ор­ганизовать их первую выставку о советском дизайне в «Ма­неже». Ее посе­тило 150 тысяч человек, и Ло­шак предложила Саньковой и команде продолжить совместную работу. Так москвичи смогли посмотреть выставки о российской и со­ветской упа­ков­ках и о гол­ланд­ском ди­зай­не. К концу 2013 года Ло­шак перешла в Пушкинский музей, и Музею дизайна снова пришлось ис­кать помещение. Но бездомным музей оставался недолго: на помощь вновь пришла Ма­рина Лошак и лон­донский Му­зей Виктории и Альберта, который открыл выставку британского дизайна в Пуш­кинском музее. Сейчас Сань­кова с оптимизмом смотрит в будущее: ее сотрудники начали получать зарплаты, а му­зей в скором времени может обрести постоянное помещение.

Мода для работающих женщин

Больше всего зрителей собралось на выступлении модельера Виктории Андреяновой: по­с­лу­шать ее собрались не только по­сетители биеннале дизайна, но и русские модницы, прибежавшие исключительно ради выступления Андреяновой. Вик­тория выросла в семье, где «было принято читать книги и не думать о том, во что ты одет», и именно семейные тра­диции заставляли ее сомне­вать­ся в правильности карьер­но­го выбора, но когда мама Анд­рея­новой поняла, что лю­бовь к мо­де – это не мимолет­ный роман, посоветовала ей за­ниматься этим профессионально. На би­ен­нале Андреянова по­казывала одежду из разных своих кол­лек­ций. Во всех ее ра­ботах чув­ствовалось желание дать жен­щи­нам возможность хорошо вы­глядеть, но при этом не превращаться в «гламурных кис» со стразиками в самых непод­ходящих местах. Именно Анд­реянова создала форму для ра­ботников «Аэрофлота» и РЖД: это красивая одежда, но в первую очередь это униформа, в которой будет удобно работать.

Юлия Юзефович

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply