Opal Transfer

Как министра Фриланд до слез довели

Как министра Фриланд до слез довели

Провал переговоров между ЕС и Канадой стал суровым предупреждением сторонникам «Брекзита»

Теперь уже никто не спорит с тем, что к моменту референдума избиратели не имели ясного представления о том, как будет выглядеть процесс развода с Брюсселем, однако становится очевидно, что ясности по этому поводу не было и у главных заводил и агитаторов «Брек­зи­та». Даже у тех, кто отвечает за это в правительстве, ее нет до сих пор.

Известный журналист, писатель и колумнист газеты «Таймс» Мэттью Паррис признался на днях, что у него очень плохое предчувствие: «У меня такое ощущение, что мы летим в пропасть, – написал он в своей колонке, – мы, британцы, находимся на пути к совершению величайшей глупо­сти со времен войны за Суэц­кий ка­нал (60 лет назад фран­ко-британская коалиция втор­гл­ась в насеровский Египет, од­нако США их не поддержали и экс­педиция закончилась бес­слав­но). Эта си­туация грозит Бри­та­нии национальным унижением. Никто не знает, что делать, не хочет брать на себя ответст­венность, не понимает, куда в конце кон­цов это при­ведет стра­ну. «Брек­зит» совершенно неуправляем».

Жесткие разговоры

Тяжелое для британского слуха признание Мэттью Паррис звучит не просто тревожно. Оно больше похоже на панику пассажиров на тонущем корабле. Интересно, согласна ли с ним Тереза Мэй, получившая в ми­нувшую пятницу в Брюсселе жесткий отпор со стороны глав 27 государств Евросоюза. На сво­ем первом в качестве премьер-министра саммите стран ЕС она потребовала, чтобы вплоть до официального выхода из этой организации Британия по-прежнему считалась полноценным членом ЕС. Ответом стало глухое молчание уча­стников ужина, на котором Мэй выступила.

По единодушному мнению комментаторов, гостей расст­роило заверение Мэй о том, что Британия не собирается пересматривать решение, принятое на референдуме, и твердо намерена подать до­кументы на включение процесса выхода из ЕС в конце марта следующего года. До последнего времени большинство руководителей стран ЕС надеялись, что, по­няв, какими тяжелыми для Соединенного Королевства будут последст­вия «Брекзи­та», страна в итоге откажется покидать элитный европейский клуб, в котором вполне комфортно пребывала более 40 лет.

Президент ЕС Дональд Туск признался, что предпочел бы услышать от Мэй другие слова. А президент Франции Франсуа Олланд, выразив сожаление по пово­ду решимости Британии вый­ти из ЕС, обещал Терезе Мэй, что если она хочет «жесткий «Брекзит», то по­лучит и «жесткие переговоры». Более осторожная в выражениях канцлер Герма­нии Ангела Меркель поддер­жала коллег, сказав, что бра­коразводный процесс бу­дет для Британии «трудным».

Упрямые валлонцы

Эти угрозы наверняка испортили настроение британскому премьеру. Ведь она ехала на саммит, чтобы заверить ли­деров ЕС в том, что Бри­тания и после «Брекзита» остается важной и неотъемлемой частью Европы. Она привезла им обещания друж­бы и поддержки и очень надеялась на взаимность. Впрочем, куда более тяжелое впечатление на Те­резу Мэй должны были про­извести слезы министра тор­говли Канады Кристины Фри­ланд, которая не смогла скрыть своего огорчения в связи с провалом переговоров по торговому соглашению между ее страной и ЕС, длившихся 7 лет.

Вспоминается предупреж­дение Барака Обамы, сде­лан­ное им еще зимой ны­неш­него года в Лондоне. Пре­зидент США тогда зая­вил, что если Британия вы­берет на рефе­рендуме «Брек­зит», то она окажется в самом хвосте оче­реди на зак­лючение торгового соглашения с Америкой. То есть, на получение пре­фе­рен­ций при проведении им­порт­но-экспортных сделок с США уйдут многие годы. «На ее (Те­резы Мэй) месте я бы пос­таралась выбрать такую пе­реговорную стратегию с ЕС, чтобы избежать подоб­ного исхода», – сказала Фри­ланд журналистам. Пе­рего­во­ры с Канадой сорвались из-за специфической процедуры утверждения междуна­родных договоров в ЕС, сог­ласно ко­торой соглашение принимается только после того, как его подписа­ли все страны союза. При­чем Бель­гия, сос­тоящая из нескольких не­боль­ших ре­гионов, каждый из которых имеет свой пар­ла­­мент, не может принять об­щенационального решения без согласия каждого из них. В данном случае вето наложила Валлония, обеспокоенная тем, что в Канаде ущемляются права франкоязычных граждан.

А банки-то драпают…

Тем временем дома британ­ского премьера ждал еще один неприятный сюрприз. Глава Ассоциации британских банков (ВВА) Энтони Браун сообщил в воскресенье, что международные банки начинают в срочном порядке разрабатывать планы перевода своих штаб-квартир из лондонского Си­ти в Париж или Франкфурт. Относитель­но небольшие фи­нансовые компании могут пе­реправить­ся на континент еще до Рож­дества, а крупные организации планируют переезд на первый квартал следующего года. Эта но­вость добавляет серьезную го­ловную боль пра­вительст­ву. Ведь в бри­тан­ской финансовой индуст­рии заняты десятки тысяч квалифицированных специалистов. С другой стороны, банки, расположенные на тер­ритории страны, платят больше налогов, чем любая другая индустрия.

Объясняя причины пос­пешного бегства междуна­род­ных финансистов из Си­ти, где они себя чувствовали так комфортно на протяжении последних 30 лет, Браун за­метил, что «настоящие проблемы для бизнеса возникли не на следующий день после референдума. Они нач­нутся после того, как мы покинем ЕС». Глава ВВА не исключа­ет, что в результате «Брекзи­та» большая часть торговли между Британией и ЕС в фи­нансовом секторе «окажется, в лучшем случае, под вопросом с юридической точки зрения, а в худшем просто станет незаконной, так как за ночь банки потеряют разрешение регуляторов предоставлять услуги».

Известно, что деньги бегут туда, где им лучше. В 1986 году, благодаря революцион­ным реформам Маргарет Тэт­чер, деньги со всего мира потекли в лондонский Сити. Согласно Энтони Брауну, «Брекзит» может принципиально изменить эту ситуацию. В Сити, население которого составляет чуть больше 8 ты­сяч жителей, ежедневно приезжают на работу более 300 тысяч человек. Если день­ги начнут утекать во Франк­фурт или Париж, Си­ти потеряет привлекательность и снова опустеет.

Случится это или нет, специалисты пока не уверены. Но признаков того, что дела могут пойти хуже, становится все больше, а голоса скепти­ков звучат громче. На прош­лой неделе свою «ложку дегтя» добавил авторитетный аналитический центр EY Item Club, предсказавший, что «Брекзит» надолго ослабит британскую экономику.

Photo by Jack Taylor

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply