Opal Transfer

Независимый суд или «враги народа»?

Независимый суд или «враги народа»?

Кампания шельмования членов Высокого суда, принявших решение по «Брекзиту», наносит вред демократии в Соединенном Королевстве

Идущий сейчас по каналу ITV сериал «Тутанхамон» напомнил мне о Египте, где я работал корреспондентом «Труда» в середине 80-х годов. Иност­ран­ных журналистов там было немного, и мы нередко собирались за стаканом холодного пива, чтобы обменяться новостями и просто поболтать. В один из таких вечеров речь зашла о суде над двумя местными студентами, которые во время процесса неуважительно отзывались о судьях. «Это же несправедливо!», – громко возмущался молодой коллега из Британии. «Согласен, – не по­вы­шая голоса кивнул ему аме­ри­канский журналист, – хо­чешь по справедливости, живи в Лондоне, у вас к судьям от­но­сятся как к посланцам свыше».

Без парламента – никак

Единогласное решение Высоко­го суда, запретившее британскому правительству запустить 50-ю статью Лиссабонского до­говора и объявить Брюсселю о своем вы­ходе из ЕС без санк­ции парла­мента, вызвало девяти­балль­ный шторм не только сре­ди здешних политиков, но и в сред­ствах массовой информации.

Должен признаться, что та­кая реакция истеблишмента по­казалась мне по меньшей мере странной. Любой британец, учивший в школе историю, знает про «Билль о правах» – закон, ставший одним из основополагающих актов британской Конституции, ограничивал права монарха в пользу высшего органа представительной власти. Среди прочего король лишался права приостанавливать действие законов либо их исполнение. На этом основании судьи Высокого суда и приняли свое решение. То есть, раз вступление в ЕС было узаконено парламентом в 1972 году, то приостановить членство Британии в этой организации может только парламент. Понятно, что для правительства такой вердикт весьма неудобен. Во-первых, он мо­жет затянуть начало переговоров, старт которых Тереза Мэй назначила на конец марта будущего года. Теперь вердикт должен быть обжалован в Верховном суде 5-8 декаб­ря, а решение будет, по-видимо­му, вынесено в на­чале янва­ря. Если Верхов­ный суд ос­тавит в силе вер­дикт Высо­кого, то прави­тель­ству при­дется все-таки передать за­кон на обсуждение парламента. Это самый неприятный для премьер-министра момент, потому что члены обеих палат несомнен­но за­хотят подробно разоб­раться в том, что именно бу­дет представлять собой «Брек­зит». Однако министры полагают, что в этом случае правительству придется вы­ложить на стол все свои карты, что может серьезно ослабить британские позиции на переговорах с Брюсселем.

Обсуждение в Вестминс­тере почти наверняка займет много времени, и начало пе­ре­говоров может быть отложено на более поздние сроки. Этому очень противятся ми­нистры-«брекзитеры», которые, как мне кажется, опасаются, что депутаты и лорды могут надолго затянуть начало переговорного про­цес­са по выходу из Евросою­за и, кто знает, может быть, и вовсе похоронить идею «Брекзита».

Где мы живем?

В этом уравнении со многими неизвестными (что решит Верховный суд, какую так­тику выберет премьер-ми­нистр, как поведут себя за­конодатели) роль защитников «Брекзита» приняли на себя те газеты, которые отк­рыто поддерживали идею развода с Европой еще в процессе подготовки к референдуму. Но если тогда они хотя бы внешне соблюдали некоторые нормы приличия, то теперь кампания по защите «Брек­зита» носит грубый пропа­гандистский характер. Глав­ный козырь этой кампании, от которой, честно говоря, сильно попахивает риторикой сталинских судебных процессов 30-х годов, – у британцев пытаются украсть победу, одержанную 23 июня.

Основной удар Daily Mail, Daily Express и Daily Tele­graph пришелся по трем членам Высокого суда, кото­рые единогласно приняли так разочаровавшее эти га­зеты решение. Всегда поражался тому, какова степень доверия британцев к своим судам. Причем судам любого уровня. Конечно, судьи здесь не святые. Случалось, что и они марали руки взятками, бывали тенденциозны в ре­шениях, наконец, просто оши­бались. Но в целом процент подобных негативных казусов столь невелик, а тра­диция уважения к принятым вердиктам так сильна, что общество их как бы и не замечает.

А тут беру в руки в конце минувшей недели Daily Mail и на первой странице вижу портреты всех трех судей Высокого суда, а под ними огромные буквы: «Враги на­рода». Поднимаю голову, пы­таясь понять, где я: в гитле­ровской Германии, в предво­енном СССР, в Северной Ко­рее? Нет, я в лондонской электричке, вокруг британцы, тихая английская речь. На дворе начало третьего тысячелетия… Вчитываюсь в текст статьи, который по идее должен объяснить этот невероятный заголовок. Од­нако никаких конкретных ар­гументов, подтверждающих, что судьи являются врагами британского народа, авторы не приводят.

Доминик Грив, депутат пар­ламента от партии тори и бывший генеральный про­ку­рор (в правительстве Кэ­ме­ро­на), не скрывал своего возмущения по поводу кампании шельмования судей в национальных СМИ. Высту­пая на ВВС, он сказал, что «ужаснулся тому, как неко­торые газеты освещают ре­шение Высокого суда. Судьи сделали то, что от них требовалось – объяснили, что закон, принятый парламентом, не может быть отменен ничьими указами».

А вот Тереза Мэй, кажется, не нашла в выступлениях правой прессы ничего предо­судительного. «Я верю в не­зависимость нашей судебной системы, я также ценю свободу печати».

И Эдинбург туда же

Между тем, во вторник пер­вый министр Шотландии Ни­кола Стерджен заявила: Шот­ландия поддерживает вердикт Высокого суда и сог­ласна с тем, что вопрос о за­пуске 50-й статьи Лиссабон­ско­го договора должен ре­шать пар­ламент. Ранее пре­мь­ер-ми­нистр Тереза Мэй пообе­ща­ла осуществить «Брек­зит» в пол­ном объеме, несмотря на ре­шение Высо­кого суда Лон­до­на о необхо­димости согласования про­цеду­ры выхода из ЕС с пар­ла­ментом. По сло­вам Мэй, правительство долж­но сделать для этого все необходимое, а депутатам следует признать результаты июнь­ского референдума о вы­ходе Британии из Евросоюза.

Похоже, дамы расходятся в оценке ситуации.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации