Opal

Сторонники Европы не намерены уступать

Сторонники Европы не намерены уступать

Результаты довыборов в Ричмонд-парке продемонстрировали решимость еврофилов продолжать борьбу с евроскептиками

Вряд ли кто возьмется спорить, что 2016 год был удивительно богат на события, серьезно по­влиявшие на ход современной истории. Мы еще толком не знаем, куда нас заведет «Брек­зит», что случится с Евросою­зом, какие сюрпризы кроются в голове у Дональда Трампа. Это вопросы планетарного ха­ракте­ра, которые так или ина­че за­девают почти все населе­ние Земного шара. Однако на­до учесть, что они оказались на повестке дня человечества только потому, что кто-то ошибся в расчетах, чего-то не учел, о чем-то забыл.

Мы бы сегодня не ломали голову над последствиями «Брекзита», если бы премьер-министр Дэвид Кэмерон послушался своего друга Джорджа Осборна и не стал проводить референдум. Трамп не готовился бы теперь занять кресло президента США и не формировал бы свою новую администрацию, если бы лидеры республиканцев своевременно не разобрались в том, какую часть электората он представляет, и не подобрали для недовольных белых американцев другого подходящего кандидата.

Да будь оно неладно это сослагательное наклонение! Как ни клади, а не подходит оно к истории. Раньше надо думать…

Ошибка вышла

Вот и на прошлой неделе опять случилась ошибка. Вроде бы не мирового масштаба, локальная, но как знать, куда она может привести. Во всяком случае, в «Вестминстерской деревне», как журналисты в шутку именуют лондонский политический ис­теб­лишмент, она вызвала шо­ко­вую реакцию. Речь о довыборах в парламент от столичного ок­ру­га Ричмонд-парк, где канди­дат от Либерально-демократи­че­ской партии Сара Олни не­о­жи­данно догнала и с большим пре­и­муще­ством обошла Зака Голдс­мита, легко побеждав­шего здесь на всеобщих вы­борах в 2010 и 2015 годах.

Правда, оба предыдущих раза Голдсмит баллотировался от консерваторов, но на этот раз, возмущенный не­давним решением правительства о строительстве третьей взлет­но-посадочной полосы в Хит­роу (входящей в границы ок­руга), демонстративно вы­шел из партии тори и пошел на довыборы как независи­мый кандидат. Расчет Голдс­мита был очевиден: полтора года назад он набрал тут на выборах на 23 тысячи голосов больше, чем Сара Олни. Ре­шение о выходе из Консер­вативной партии должно бы­ло еще больше укрепить его позиции среди избирателей, поскольку они были крайне недовольны тем, что до­пол­нительную полосу бу­дут строить именно в Хит­роу.

Но 41-летний сын миллиардера не учел одного очень существенного обстоятельст­ва – на июньском референ­думе подавляющее боль­шин­ство ричмондцев проголосо­вало за продолжение член­ст­ва Великобритании в ЕС, между тем сам Голдсмит был и остается сторонником «Брекзита». Это была грубая ошибка, непозволительная для парламентария с шестилетним стажем. Довыборы в Ричмонд-парке показали, что еврофилы не собираются ми­риться с результатами ре­ферендума и готовы продол­жать борьбу.

Возвращение либдемов?

Глубокая рана, образовавшаяся на теле британского общества 23 июня 2016 года, не только не заживает, но по-прежнему кровоточит. Ричмондские итоги, кажется, надолго прервали политиче­скую карьеру Зака Голдс­мита, а возможно, и вовсе похоронили ее. Впрочем, за улыбчивого двухметрового выпускника Итона и Кемб­рид­жа, который на правах старшего сына унаследовал немалую часть отцовских миллиардов, вряд ли стоит волноваться. А вот надежды на досрочные парламентские выборы, о которых подумывали стратеги консерваторов, по всей вероятности, придется забыть. Более чем внушительная победа кандидата либдемов в Ричмонде – серь­езное предупреждение для обеих основных политических партий королевства.

Было бы странно, если бы тори не сделали выводов из этого поражения. «Незави­си­мость» Голдсмита не должна никого вводить в заблуждение. По своим убеждениям он, несомненно, остается консерватором с той лишь разницей, что не согласен со строительством в Хитроу. О том, что руководство тори продолжает рассматривать Зака как своего, говорит и тот факт, что консерваторы не выставили своего кандидата в Ричмонд-парке, чтобы не отобрать голоса у «бывшего» товарища по партии.

Твердая линия на безусловную поддержку членства в Евросоюзе явно вдохнула новую жизнь в Либерально-демократическую партию. На­помню, что в 2010 году либдемы имели больше 50 мест в Палате общин, благодаря чему 5 лет входили в коалиционное правительство в качестве младшего партнера консерваторов. Аналитики из Guardian, которые обычно симпатизируют лейбористам, считают, что благодаря четкой антибрекзитовой позиции на следующих выборах либдемы способны отобрать значительное число голосов не только у тори, но и у Лей­бористской партии, кото­рая под предводительством Кор­бина продолжает терять до­верие избирателей. И хотя на тех, кто уходит от Кор­би­на, сейчас начинает активно охотиться UKIP под руководством нового лидера Поля Нутталла, считается, что шан­сы либдемов выше. Это старая партия, обладающая большим количеством активистов на местах и широко представленная в муниципальных советах.

Обходной маневр

Тем временем в последние недели резко обострилась борьба внутри Консерватив­ной партии. Проблема все та же – «Брекзит». Не надо за­бывать, что среди депутатов-тори немало сторонников ЕС. Кроме того, многие парламентарии не поддерживают идею «жесткого «Брекзита», которая требует не церемо­ниться в переговорах с Евро­союзом и ускорения выхода из всех его структур. Глав­ный поборник такого подхода в правительстве – министр внешней торговли Фокс.

В противовес этой группе, которая отнюдь не многочисленна, растет поддержка идеи «мягкого «Брекзита», предлагающего любой ценой добиться сохранения согла­шения о беспошлинной тор­говле с ЕС. Судя по их не­давним заявлениям, этой по­зиции придерживаются та­кие ключевые фигуры, как министр финансов Филип Хэммонд и министр по «Брек­зиту» Дэвид Дэвис. Тереза Мэй, судя по всему, пока не определилась.

В понедельник Верховный суд начал рассмотрение апелляции правительства по делу о «Брекзите». Месяц назад Высокий суд решил, что решение о начале процедуры выхода Британии из Евросоюза должен принять парламент. Если Верховный суд оставит в силе решение Высокого суда, это не отменит решение о выходе из ЕС, отмечает ВВС, но усложнит и может затянуть процедуру. Правительство же, по имеющимся у прессы сведениям, на случай проигрыша готовит проект краткого – в 16 слов – закона, которым парламент даст кабинету Мэй полномочия начать процедуру выхода. Министры надеются, что этот закон можно будет быстро провести через Палату общин и Палату лордов, чтобы не срывать намеченный график «Брекзита».

 

 Photo by Twocoms

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply