Opal

Отчего вспылил герцог Йоркский

Отчего вспылил герцог Йоркский

Кажется, за дворцовой оградой разворачивается борьба за будущее благополучие детей королевских родственников

Каюсь, еще на прошлой неделе я всерьез полагал, что этот бе­зумный с политической точки зрения год закончится без серьезного скандала в королевской семье. Но нет, не удержались их королевские высочества, взбурлила-таки голубая кровушка!

Слухами Земля полнится

Второй сын королевы, когда-то прославившийся участием в войне на Фолклендах, а в пос­леднее время скучающий на вторых ролях за спинами своего старшего брата и двух популярных племянников, заявил, что слухи о том, будто бы он поссорился с принцем Чарль­зом из-за статуса дочерей – прин­цесс Беатрис и Евгении, – со­вер­шенная выдумка. Что предположение, будто он добивается для своих будущих зятьев графских титулов, а принцесса Беатрис тайком об­ручена – не имеют под собой никакой фактической основы. Единственное, чего он, оказывается, хочет для своих молодых дочерей – «чтобы они стали современными женщинами с карьерой, которые к тому же являются членами королевской семьи».

Главное правило, которое при­ходится усваивать журналистам, работающим в Лондоне и попадающим в контакт с ко­ро­левской тематикой, звучит коротко: ни члены королевской семьи, ни их пресс-секретари никогда не комментируют слухи. Смысл такой позиции, которую втолковал мне много лет назад один из «королевских» репортеров ВВС, прост – если под слухом есть какие-то ос­нования, то молчание дворца ра­но или поздно сведет его на нет. А если нет никаких оснований, то тем более следует молчать, чтобы не возбуждать к нему интерес.

Известный бывший пресс-секретарь королевы Дикки Арбитер назвал этот твит герцога Йоркского глупостью. «Вместо того, чтобы промолчать и дать слухам постепенно угаснуть, – сказал Арбитер, – герцог, как лю­била говорить Маргарет Тэт­чер, добавил им «кислорода публичности». Кто знает, уж не герцогиня ли Йоркская уговорила его на такое?» Догадка Арбитера, хорошо знающего закулис­ную атмо­сферу в Букин­гем­ском двор­це, возможно, не лишена ос­нований. Ведь не случайно незадолго перед тем, как гер­цог сел писать свой нашумевший твит, его бывшая жена крикнула репортерам: «Перестаньте донимать семью Йорков!»

Придется поработать

Что же касается самих девочек, которым отец так страстно желает солидного делового будущего, создается впечатление, что и принцесса Беатрис, и ее младшая сестра пока больше интересуются развлечениями, вечеринками и отдыхом на красивых курортах. Во всяком случае, старшая из сестер меньше чем за 2 года службы 18 раз отправлялась в отпуск.

Вполне возможно, что, опасаясь за их будущее, мать и отец действительно хотят вы­торговать для них и их будущих мужей высокие аристократические титулы, а может быть, и членство в королевской семье, дающее приличную зарплату, жилье в каком-нибудь из дворцов и прочие привилегии? Между тем, ни сестра королевы, ны­не покойная принцесса Мар­гарет, ни дочь Елизаветы – Анна, ни младший сын – Эд­вард не пытались включить своих детей в состав той час­ти королевской семьи, ко­торая занята государственными делами. Да и средств для расширения численности «их высочеств» у Минфина, кажется, нет. Так что боюсь, но придется дочерям герцога все-таки самим зарабатывать себе на жизнь.

Финансы поют романсы

До 1760 года британские мо­нархи оплачивали все свои расходы за счет доходов, по­лучаемых от принадлежащих им имений, входивших в состав «Владений короны» (Crown Estate). Несколько премьер-министров пытались уговорить монархов вклю­чить их состояние в сферу государственных финансов. Но только король Георг III согласился объединить королевскую казну с прибылями, получаемыми правительством.

С тех пор британские мо­нархи, хотя и сохраняли права на принадлежащую им собственность, но весь доход от нее передавали в казну государственную. В обмен был введен так называемый гражданский список (Civil List), который брал королевскую семью на содержание британских налогоплатель­щиков. Такая схема действо­вала следующие 252 года, од­нако вызывала немало на­реканий, поскольку королевские доходы не подлежали контролю парламента. Лишь в 2012 году по инициативе коалиционного правительства премьер-министра Дэвида Кэмерона гражданский список был преобразован в грант соверена (Sovereign Grant), внесший в итоге значительную ясность в королевские финансы. Теперь, когда ежегодные отчеты о доходах и расходах монарха и его семьи подвергаются проверке национального ауди­торского ведомства, британцы в курсе всех подробностей денежных дел королевы.

Доподлинно известно, нап­ример, сколько заработали имения короны в 2013 году (£31 млн), в 2014-м – £36,1 млн, в 2015-м – £37,9 млн. Грант соверена увязан с ко­ролевскими доходами и расходами и установлен на уровне 15% от прибылей, по­лученных от аренды зданий, земель, с/х угодий, водоемов и прочей собственности Ее Величества. На тот случай, если доходы монарха заметно превышают его потребности, закон о гранте соверена предусматривает специальный механизм перерасчета «королевской стипендии» в сторону уменьшения.

Кстати, по новым прави­лам бухгалтерия Букин­гем­ского дворца обязана представлять в Минфин детальный проект бюджета королевской семьи на очередной год. Это дает возможность министру финансов, а значит и парламенту, строго следить за тем, чтобы монарх и его ближайшие род­ственники не вздумали «шиковать». Бюд­жет опреде­ляет размер де­нежного до­вольствия каждого из тех членов семьи, кто разделяет с королевой ее го­сударст­вен­ные представительские функции, ездит по стране, встречается с рядовыми британцами, выступает на различных общественных мероприятиях, совершает по ее поручению официальные визиты в зарубежные страны.

В экстренных случаях парламент может временно увеличить королевские расходы. Последний пример – реше­ние правительства о капи­таль­ном ремонте в Букин­гем­ском дворце. Работы, ко­торые начнутся в апреле 2017 года, будут проводиться в течение десяти лет и обойдутся национальному бюджету в £369 млн. Столь значительное увеличение размеров финансирования королевской семьи еще должно получить одобрение парламента.

Однако министры надеют­ся, что депутаты одобрят про­ект, поскольку дворец на­ходится в аховом состоянии. Надо менять электропроводку, водопроводные трубы, бойлеры, заделать трещины в стенах, частично заменить износившийся паркет. Все это не обновлялось так давно, что есть серьезный риск всевозможных аварий, пожаров, прорывов труб и других неприятностей. В прошлом году столовую дворца уже пришлось закрыть на шестимесячный ремонт из-за угрозы обрушения потолка.

 

Photo: commons.wikimedia.org

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply