Opal

Неожиданный директор знаменитого музея

Неожиданный директор знаменитого музея

Назначение депутата парламента Тристрама Ханта директором Музея Виктории и Альберта вызвало удивленные вопросы у многих поклонников этого всемирно известного культурного заведения

Одни недостатки?

Во-первых, молод – всего 42. Во-вторых, не имеет опыта ра­боты в музеях. В третьих, ни­когда не возглавлял такую крупную и разнопрофильную организацию. И, наконец, что он, историк по образованию, по­нимает в мировом декоративном искусстве и дизайне, в которых уже более 100 лет специализи­руется знаменитый музей? Воп­росы вполне правомерные. Хант действительно удручающе мо­лод, неопытен, не возглавлял и не является специалистом в том, чем славен Музей Вик­то­рии и Альберта. Почему же тогда умудренные и уважаемые попечители музея согласились на его кандидатуру? Может быть, у Тристрама Ханта есть некие исключительные достоинства, которые с лихвой покрывают эти недостатки?

Те, кто хорошо знает его по совместной учебе, работе или просто из общения, утвержда­ют, что Тристрам – нестандартно и оригинально мыслящий человек. По их словам, он достаточно амбициозен, чтобы не только генерировать интересные идеи, но и увлекать за собой людей и доводить начатое дело до конца.

Прежде чем стать депутатом парламента, этот выпускник Кем­бриджского университета успел немало. Преподавал ис­то­рию в нескольких британских вузах, опубликовал книги (в том числе новую биографию Фрид­риха Энгельса и большой том по истории гражданской войны в Англии), вел программы на ра­дио и телевидении ВВС и чет­вертого канала, выс­тупал со статьями в ведущих столичных газетах и журналах. Да и в Па­лате общин, куда он был избран в 2010 году, не си­дел сложа ру­ки. Был руководителем одной из парламентских комиссий, а позже минист­ром образования в теневом кабинете лейбориста Эда Милибэнда.

Отказ – чистое безумие

Объясняя причину своей отс­тавки, Хант написал, что есть очень мало должностей, которые соблазнили бы его покинуть парламент, но пост директора Музея Виктории и Альберта – безусловно при­надлежит к их числу. Ду­маю, тут он не кривил ду­шой. Де­путатов 650, а дирек­тор та­кого музея сразу вхо­дит в очень узкий круг вер­шителей важнейших процес­сов раз­ви­тия мирового ис­кусства. Не берусь утверждать, но полагаю, что, возможно, в других обстоятельствах он мог бы поступить иначе.

Причина сомнений в том, что блестящая парламент­ская карьера Тристрама Ханта буквально застопорилась полтора года назад, когда главой Лейбористской партии был избран Джереми Корбин. Их взгляды на современный социализм оказались разительно несхожи. Твердокаменный левак Кор­бин, чьи идеи сформировались в конце 60-х годов, когда радикально настроенная часть европейской молодежи пыталась объявить войну ка­питализму, не мог согласиться с умеренной социал-демократической линией большинства других депутатов-лейбористов, к которым принадлежит и Хант.

Эти принципиальные политические расхождения сделали дальнейшее пребывание Ханта в теневом правительстве невозможным. Хант не скрывает своего негативного отношения к политике, проводимой лидером партии. Но теперь он – обычный задне­скамеечник, о которых вспо­минают разве что при подс­чете голосов. Такая роль ни­как не может устроить этого еще достаточно моло­дого че­ловека, полного ре­шимости бороться за восстановление популярности лейбористов среди британского населения и их возвращение к власти. Одному из своих друзей Хант откровенно признался, что его прошибает холодный пот, когда он воображает себе, будто досидел на задней скамейке в Вестминстере до глубоких седин.

Впрочем, есть реальная опасность того, что в 2020 году Хант потеряет доступ и к узкому местечку на этой скамейке. Дело в том, что за последние годы избирательные округа в Соединенном Королевстве потеряли свою демографическую равновеликость – число потенциальных голосующих в одних из них оказалось сегодня значительно меньше, чем другие. Специальная парламентская комиссия рассматривает сейчас этот вопрос и, как ожидается, в скором времени внесет свои предложения. В результате предполагаемой реформы центральный округ города Сток-он-Трент на севере Англии, от которого избирался Хант, скорее всего может быть и вовсе упразднен. В этой ситуации отказ от места директора прославленного музея выглядел бы очевидным безумием.

Опасное «кровотечение»

Вряд ли нам с вами стоит бес­покоиться за будущее Тристрама Ханта. Фонтани­рующая энергия, широкая об­разованность и опыт партийной работы дают основания надеяться, что он справится с музейными проблемами. А вот Лейбористской партии мож­но посочувство­вать. И не потому, что в ли­це Ханта она теряет одного из своих перс­пективных ли­деров, который мог бы сослужить ей отличную службу. Беда не в том, что уходит Хант, а в том, что уход Хан­та служит продол­же­нием не­прекращающегося процесса потерь талантливых членов, переживаемых лейбо­ри­стской верхушкой. Процес­са, который один из бывших министров этой партии наз­вал «опасной потерей крови».

Менее двух месяцев назад со своим депутатским мандатом добровольно распрощался другой талантливый и перспективный член партии, блестящий юрист Джеми Рид. Еще раньше о своих амбициях баллотироваться на должности мэров Манчес­тера и Ливерпуля объявили авторитетные лейбористы Энди Бирнам и Стив Роте­рам.

Накануне рождественских праздников я беседовал с еще одним лейбористским парла­ментарием, который «по сек­рету» признался, что всерьез озабочен поисками новой ра­боты. «Надоело слушать речи нашего лидера и его «корбинистов», – сказал он, – все это так далеко от реальности, от главной на­цио­нальной проблематики». На вопрос, много ли среди депутатов потенциальных «беглецов», мой собеседник ответил коротко: «Не считал, но, кажется, много».

Сложность еще и в том, что партия быстро теряет популярность среди избирателей. По подсчетам наиболее авторитетных опросных компаний, на следующих вы­борах лейбористы могут по­терять до 100 парламентских мандатов. Для партии, которую Тони Блэр с 1997 по 2010 год трижды приводил к абсолютным победам на вы­борах, это может стать катастрофой, от которой она вряд ли сможет оправиться.

И если переговоры по «Брекзиту» пройдут более или менее успешно, тори мо­гут надолго стать правящей партией в Великобритании.

 

Photo: flickr.com/photos/wellingtoncollege

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply