Opal

Спектакль «Флейта-позвоночник»: перелистывая страницы любви

Спектакль «Флейта-позвоночник»: перелистывая страницы любви

Совсем скоро, 7 февраля, в Leicester Square Theatre сос­тоится единственный в Лондоне спектакль Теат­ра на Таганке – «Флейта-позвоночник», основанный на поэзии Владимира Мая­ковского. Лидия Шафранова побеседовала с актером Ве­ниамином Смеховым о будущем музыкально-поэтическом представлении.

smekhov– Вениамин Борисович, спек­такль «Флейта-позвоночник», с которым вы выйдете на сце­ну Лондона, – из репер­туара Те­атра на Таганке, но, нас­коль­ко мне известно, он ро­дил­ся в Риме. Расскажите, по­жалуйста, эту историю. Дейст­вительно ли слава од­ного из любимых народных поэтов дос­тигла современной Италии?

– Все хорошее с поэзией про­исходит, как сказано у Пас­тернака, «чем случайней, тем вернее». Замечательный италь­янский художник Фран­ко Стоино влюбился в строчки Маяковского, в музыку слова в переводе (и вне перевода) на итальянский. Особой страстью он проникся к комедии поэта «Клоп». Здесь сыграло роль, что это – пьеса, и в ней есть острое действие, абсурд, юмор и парадоксы – это близко итальянской драматургии… Короче, Франко влюбился в текст и шикарно, и по-детски наивно расписал «Клопа». На левой странице – итальянский перевод, а на правой – от ру­ки все тексты на русском и его иллюстрации. Не зная ни слова по-нашему, он переписал весь текст пьесы по буквам – богатырская работа, овеянная любовью. Жена Франко, Лариса Анисимова, предложила мне придумать сценическую композицию по стихам Владимира Маяков­ского. Для меня это было слав­ное предложение. Мая­ковский бесконечен, многообразен. Я имел честь дружить с семьей Лили Юрьевны Брик и Василия Катаняна, был знаком со многими, кто знал поэта лично: Кассиль, Кирсанов, Шкловский, Гринкруг. Для спектакля «Флейта-позвоночник» я соединил разные темы и интонации поэта – в том числе трагическую, комедийную, счастливую, детскую и философскую. В этом спектакле перелистываются страницы любви: звучит замечательная переписка Лили Брик и Владимира Маяковского, ко­то­рая почти весь советский пе­риод была под запретом. На заднике сцены – изображение щенка: знаменитый «автопортрет» с подписью поэта. Маяковский сам себя называл «Щеном», и так его называла Лиля. Вообще, я очень люблю мемуары Лили Брик, например, ее заметки «Маяковский и чужие стихи». Маяковский часто читал стихи других поэтов, когда он бывал не в наст­роении, ему особенно помогали стихи Ахматовой, Пастер­нака, Северянина…

– Ваш спектакль стал частью проекта «Репетиции» Театра на Таганке. «Репетиции» се­годняшние – это эксперимент, поиск новых имен, новых форм. Я читала, что и Лю­би­мов на заре существования Таганки приглашал молодых режиссеров ставить спектакли, чтобы разнообразить репертуар и открыть новые имена. Можно ли сказать, что это своего рода дань традиции? Или попытка вернуть театр на прежнюю колею с громкими именами и громкими премьерами?

– Сейчас пишется новая стра­ница театра. Ирина Апекси­мова пытается следовать на­шим традициям, на сцене про­должают идти некоторые дав­ние спектакли Юрия Люби­мо­ва. Она считает необходимым соседство этих двух страниц – прошлого и настоящего. По-моему, это очень хо­рошо, дос­тойно. Она создала лаборато­рию внутри театра. Творче­ская, живая атмос­фера, по ощущениям очень по­хожа на ту, что царила в театре во времена нашей мо­лодости. Са­мое главное – ак­теры в рабо­те. Оценивать пока рано, да­вайте подождем, дадим шанс. Будем надеяться и ве­рить в лучшее. Если у Ирины полу­чится вдох­нуть в театр новую жизнь, это будет радостью для настоящих театралов.

После успешного показа «Флейты-позвоночника» в Ри­ме Ирина Апексимова пред­ложила нам сыграть спек­такль на Малой сцене Таган­ки. Мы обрадовались такой перспективе. Для театра мож­но было что-то отре­дак­тиро­вать, доба­вить. Ви­зуальный образ, свет, цвет, видеопро­екция – все тво­рилось худож­ником мастер­ской Петра Фо­менко, Владом Фро­ловым, и обсуждалось ре­жиссерской группой. К коман­де присое­динилась молодой та­лантли­вый хореограф Ирина Галуш­кина. А музыку написал за­мечательный компози­тор и мой старый друг Вя­чеслав Га­нелин, один из вы­дающихся наших джазменов. Он писал музыку к некоторым моим спектаклям – в том числе для Питера, Марселя и Чи­каго. А для кино: и «Парад планет» Абдрашитова, и «Ус­пех» Ху­дякова – фильмы с музыкой Ганелина. Так ро­дилось музы­кально-поэти­че­ское представ­ление «Флейта-поз­воночник». Мы играем втроем – с Димой Высоцким и с Ма­шей Матвее­вой, у них 6 му­зы­кальных инструментов, все вживую!

– Это было задолго до моего рождения, но я читала о спек­такле «Послушайте!» Юрия Любимова, поэтического представления на стихи Маяковского. Вы тоже принимали участие в том спектакле. Можно ли сказать, что «Флейта-позвоночник» – это своего рода оммаж любимов­скому «Послушайте!»?

– Начну издалека. Я учился в пятом классе и на оберточной бумаге (тогда газетой оборачивались школьные тетрадки) увидел вызывающие, странные строчки стихов. Я их прочитал, и меня поразила власть поэта над словом, хотя это бы­ло не лучшее стихотворение Маяковского – «Стихи о со­ветском паспорте». Но че­рез эти прыгающие строчки проходила гигантская любовь поэта к звукам русской речи. Как будто сам Бог удостоил Мая­ковского правом распоряжаться словами по-своему. Потом в старших классах мы с моим другом-математиком обмени­вались подарками: он мне «Флей­ту-позвоночник», а я ему «Облако в штанах» и так далее. У меня и актерст­во, и писательство, и ре­жис­сура бы­ли связаны с Ма­яков­ским: «Москва горит», «День Мая­ков­ского» – на телевиде­нии; «Играем Мая­ковского», «Лиля, люби меня», «Две сестры», «Послушайте» – на сцене. Для спектакля «Послу­шайте» Юрий Любимов поручил мне написать инсценировку по про­изведениям Маяков­ского. Оказалось, что если в композиции правильно соединить слова и мысли, то можно соз­дать драматургическое дейст­вие. Так рождался ле­гендар­ный любимовский спектакль «Послушайте!».

– На российском телеканале «Культура» прошел цикл из шести вечеров под тем же названием – «Послушайте!». Вы собрали молодых и опыт­ных актеров, которые соста­ви­ли, по вашим словам, ко­манду влюбленных в поэзию людей. Наверняка таких лю­дей больше, чем актеров, при­нявших участие в телепроек­те?

– Я благодарен каналу «Куль­тура» за подвижничество и за сотрудников, предпочитающих высокому рейтингу – высокий вкус образованного зрителя… В последние годы мы наблюдаем сильный прирост людей, влюбленных в поэзию. Кон­церт­ный зал имени Чайков­ского в Москве, в котором две тысячи мест, заполняется на все поэтические вечера. Мне очень нравится этот очередной виток интереса к культуре. Хотя, скорее всего, это происходит на фоне усиления жизненных тревог.

– Вы часто принимаете учас­тие в постановках и проек­тах, связанных с поэзией. По­мимо перечисленных выше, я также помню, как вся команда Поли­театра, к которой я тогда име­ла честь принадлежать, зата­ив дыхание, слушала ваше чтение поэмы Блока «Двенад­цать». Я до сих пор вспоминаю этот момент, и у меня по коже – мурашки! В том спек­такле Политеатра перед ва­ми свои стихи чита­ли совре­мен­ные поэты. Мож­но ли наз­вать вас не просто человеком, влюб­ленным в поэзию, но че­ловеком, влюбленным в миссию поэзии, ее одухотворенную и вдохновляющую силу вне времени и поколений?

– Спасибо вам, но пафосом на эту тему я не страдаю. Это дело зрителей и слушателей – оценивать мою работу. А мне лично – грех жаловаться.

Фото из архива В.Смехова

Билеты можно приобрести: arbuzz-lectures.co.uk/lecture/spektakl-teatra-na-taganke-fleyta-pozvonochnik/
leicestersquaretheatre.ticketsolve.com

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply