Opal

Гуляла ли ты перед сном, мама?

Гуляла ли ты перед сном, мама?

Помните рекламу «Позво­ни­те родителям»? В 2017 году родителям можно не просто звонить, но и следить за их состоянием и активностью через мобильное приложение My Kin – Wellness for Seniors. За приложением стоит осно­ватель компании Sentimoto, доктор наук, выпускник Окс­фордского университета Максим Осипов.

Для тех, кому 60

Как многие другие русско­язычные жители Великобри­тании, во время учебы Мак­сим навещал родителей нес­колько раз в год, периоди­че­ски звонил по cкайпу, но со временем этого оказалось ма­ло. Ему хотелось понимать, достаточно ли двигается его мама, встречается ли с друзья­ми, ходит ли на прогулки.

«Таких мигрантов, которые волнуются о родителях, – по­ловина Оксфорда и треть Лондона, – говорит Максим. – И если для людей с 18 до 50 существуют фитнес-трекеры, которые считают шаги и кало­рии, то для людей 60-80 лет, для которых важно не выбежать на пробежку, а выйти на прогулку посидеть на солнышке и регулярно общаться с друзьями, чтобы не впасть в депрессию, таких технологий пока нет. Но именно эта возрастная категория больше других нуждается в механизмах поддержания здорового образа жизни. Поэтому мы с коллегами, Алессандро Гуац­ци, Лизой Штрукс и Тасосом Папастилиану, в 2014-м начали создавать часы, которые бы собирали данные о физической активности и поведении специально для пожилых людей».

Почему мама не выходила из дома?

Но через пару месяцев на рынке появились часы Apple, и команда Максима решила оставить часы на попечение «яблоку» и заняться разработ­кой способов анализа поведенческих данных, собранных с уже существующих устройств. «Я не знаю ни одной бабушки, у которой было бы кольцо с кнопкой тревоги, а такие уст­ройства, как фитнес-браслеты, не позволяют анализировать данные в достаточном объеме, – объясняет Максим. – Поэтому мы и создали приложение для Android, которое составит всеобъемлющую картину поведенческой активности пожилых людей, просто анализируя данные со всех сенсоров смартфона».

Практическая полезность приложения My Kin – Well­ness for Seniors такова: если вы знаете, что ваша мама встает в 8 утра, но в какой-то день она встала го­раздо поз­же или резко сократилось время, проведенное вне дома, можно позвонить и узнать, почему.

«Не менее важно то, что в будущем с данными из наше­го приложения врач может понять, что лучше: проводить операцию или медикаментоз­ное лечение, – говорит Мак­сим. – Потому что малопод­виж­ному человеку операция может только навредить, а то и полностью обездвижить его. Приложение может помочь узнать, восстанавливается ли человек после операции».

Чисто питерский подход

Все началось со встречи Максима с одноклассниками. Он жил в Питере, работал на Motorola и Siemens и, как это часто бывает с работниками крупных компаний, скучал на работе, так как не видел результатов своего труда.

«Я работал над созданием систем OnStar и Steer-by-wire для автомобилей, адаптировал телекоммуникационные и ме­дицинские системы и системы хранения данных, руководил группой перспективных раз­работок в Siemens, – го­ворит Максим. – Но не видел для себя особых перспектив. И вот на встрече с одноклассниками, которых не видел около 20 лет, я узнал, что моя бывшая соседка по парте сейчас изу­чает в Оксфорде новогрече­скую филологию. Это, конеч­но, очень питерская те­ма, но для меня это было открытием: «Как это? Можно взять и поступить в Окс­форд?»

С другой стороны, я сам не был лишен питерских амбиций и мне всегда хотелось на­пи­сать кандидатскую. Но в род­ной ЛЭТИ, который я за­кон­чил ранее, меня не взяли – лю­дям со стороны там не очень рады и предпочитают распределять места среди своих».

Со второй попытки Максим поступил в Оксфорд и полу­чил стипендию Hill Foundation Scholarship. «В Оксфорде бо­лее открытый конкурс, – го­ворит Максим. – Думаю, что приемную комиссию заинтересовал мой опыт работы программистом в больших компаниях и то, что у меня была степень EMBA из Сток­гольм­ской школы экономики. Меня же привлекло то, что в Окс­форде был центр Centre for Doctorate Training in Health­care Innovation, где занима­лись инновациями в здраво­охранении. Там изучали все, на­чиная от наночастиц для дос­тавки лекарств в клетки, за­канчивая анализом медицинских данных. Мне предложили писать кандидатскую на тему на стыке здравоохранения и программирования, и я занялся вычислительной психиатрией – разработкой методов выявления симптомов психических расстройств на основе автоматического анализа данных с устройств».

sentimoto-team

Физика и лирика

Вычислительная психиатрия – область абсолютно новая, и ра­боты в ней предостаточно. Осо­бенно если учесть, что по дан­ным ВОЗ через 15 лет деп­рес­сия займет первое мес­то в спис­ке расстройств, наиболее губительно влияющих на эко­но­мику, как с точки зрения по­терянных человеко-часов, так и с точки зрения разного рода маний, которые могут пе­рера­сти в опасность для общества.

«Как протекает работа пси­хи­а­тра сегодня? – рассуждает Максим. – Пациенту показывают картинки, просят пройти тесты и проводят клиническое интервью. Это означает, что диагноз будет очень субъек­тив­ным. И даже если диагноз оказался верным, то как ле­чить людей с расстройствами? Как заметить, что им стало хуже, если они находятся вне больницы? На сегодня психиатрия – скорее искусство, чем медицина. Но мы решили применить к ней обычные для традиционной медицины способы сбора и анализа данных. В обычной медицине можно измерить показатели крови, давления, сделать УЗИ. Так почему бы нам не измерять повышенную активность, пони­женное желание спать, быст­роту речи, насколько предсказуемо поведение от одного дня к другому, интенсивность движения руками (если пациент, конечно, не итальянец), паттерны сна, склонность к исследованию окружающей среды? Все это можно измерить через данные с телефона или «ум­ных» часов, для этого не надо идти к врачу. Важно отметить, что мы не исследовали поведение в соцсетях, мы исследовали лишь физическую активность в корреляции с психической. Все, чем я занимался – придумывал способы анализа данных, которые бы корректировали с симптомами, которые ищет врач в процессе интервью. Позже эта работа помогла мне в разработке собственного приложения My Kin – Well­ness for Seniors».

Источники монетизации

Приложение Максима поддер­жа­ли: UnLtd Foundation – ор­ганизация, которая дает гран­ты на проекты, имеющие со­циальное значение, и Nominet Trust Foundation – благотво­ри­тельный фонд. Помимо этого ведется активная работа с поселениями пенсионеров (retirement villages) в Вели­ко­британии, которые помогают в улучшении работы прило­же­ния, а также запускаются исс­ледовательские проекты с университетами.

«Сейчас приложение пол­ностью бесплатно, так как на­ходится в бета-версии, – объ­ясняет Максим. – Но в буду­щем мы будем предоставлять бесплатно лишь данные за ме­сяц-два. С другой стороны, мы работаем с самоуправлениями Великобритании, которые ста­раются продвигать клубы фи­зической активности для по­жилых людей, ведь всем из­ве­стно, что малоподвижные лю­ди стоят NHS довольно до­рого. Недавно начинали работать с HR крупных компаний, которые предоставят наше приложение работникам. Ведь если работник слишком волнуется о родных в другой стране, то он может и уехать. Есть интерес и со стороны страховых компаний. Сейчас мы принимаем участие в ак­селераторе Mass Challenge и открыли раунд для angel-ин­весторов. А еще зовем всех – позвоните родителям и скачайте для них приложение, чтобы знать, где и как они встретили новый день».

Скачать приложение: тут

Кристина Москаленко

Фото из архива М. Осипова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Mike
    29.01.2017, 18:27

    Не "корректировали с симптомами", а "коррелировали…" Лирики…

    REPLY