Law firm

Дарья Кулеш: от песен Шотландии – к песням Кавказа  

Дарья Кулеш: от песен Шотландии – к песням Кавказа   

Москвичка с ингушскими корнями или русская фолк-исполнительница с уникальным голосом – именно так называют Дарью Кулеш в местной прессе. Дарья переехала в Великобританию не так давно, но на сегодняшний день у нее уже два студийных альбома, синглы на itunes и плотный гастрольный график. Она не только талантливая певица, музыкант, поэт и журналист, но и настоящий мечтатель. В феврале Дарья представит в Лондоне свой новый альбом и по этому поводу она рассказала “Англии”,  о чем мечтала в детстве, как начала увлекаться фолк-музыкой и какая тропинка ведет ее к славе.

– Дарья, я просмотрела много видео твоих выступлений на Youtube и мне очень понравилась композиция The Moon And The Pilot: и песня, и видео созданы невероятно красиво, стильно, с большой любовью и уважением. За этой песней стоит какая-то особая история?

– Эту песню я написала в 2015 году. У меня вышел первый альбом, и я хотела исполнить ее на вечере презентации. Но меня остановили, потому что это хоть и мелодичная, красивая, но невероятно печальная история любви родителей моей бабушки и депортации ингушей в 1944 году. Спустя месяц я исполнила ее на радио, и каким-то образом об этом узнали в Ингушетии. И далее события стали развиваться как снежный ком. Со мной связались родственники, которых я раньше не знала, министерство культуры, и в результате в августе я поехала в Ингушетию по официальному приглашению. Это, кстати, был мой первый визит на родину моей бабушки и ее предков.

– То есть эта песня стала стартом для альбома, который выйдет в феврале?

– Да, эта песня у меня была уже готова, но также были идеи и для других. Я поехала в Москву в гости к дедушке. Он вдруг вручил мне фотоальбом. Покойная бабушка мне очень много рассказывала о своей семье, я все записывала в дневник, но вот фотографий не видела. А когда дедушка подарил мне фотоальбом, меня как током ударило, я сразу же поняла, кто эти люди! Практически вся символика и метафоры в моих песнях – это все от бабушки. Почему, например, мама моей бабушки предстает в песне в виде луны?  Потому что белоснежная кожа, цвета вороного крыла густые красивые волосы, круглолица – это как раз та красота, которая очень ценится на Кавказе. С одной стороны, все эти краски, метафоры, сказки, а с другой – моя рациональность: я открыла файл на компьютере и создала список будущих песен.

– Сейчас мы говорим уже о втором альбоме. А до этого был долгий и интересный путь. Жила-была девочка, росла, о чем-то мечтала, и вот в какой-то момент пришло понимание: я хочу и могу исполнять песни, я хочу и могу сочинять музыку. Ты помнишь этот момент озарения?

– Я всегда любила музыку! С малых лет мама водила меня на классические концерты, и я на них сидела затаив дыхание. Также довольно рано я начала писать стихи, еще до школы. Но с музыкой в профессиональном плане у меня не сразу стало складываться. В пять лет я мечтала о музыкальной школе, но меня отвергли, сказав моей маме, что это полная безнадега, то есть даже не дали шанса. А потом я помню, как лет в 11-12 на ночь я загадала желание: я не хочу быть ни поэтом, ни художником, ни журналистом, хотя все это у меня в детстве отлично получалось, лишь бы у меня появился голос! А когда мне было лет 16, я в метро случайно увидела флаер с приглашением на концерт кельтской музыки, что-то меня туда потянуло. Там я услышала мелодию, на которую написала стихи, и это была первая песня, которую я начала исполнять. Еще был момент с фильмом «Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли, я выучила оттуда одну песню, и она первая стала у меня по-настоящему получаться.

daria-kulesh2– Но ты же потом все равно где-то обучалась музыке?

– Нет, абсолютно! Я брала несколько уроков, но это были скорее сценическая речь и дикция, нежели вокал. Моим преподавателем была Раиса Птичкина, ныне покойная, она была вдовой композитора Евгения Птичкина, который написал «Эхо любви», «Сладка ягода» и много других красивых песен для кино и не только. Я, конечно, немного для нее пела, но она мне просто давала какие-то рекомендации и советы. Я помню, что она тогда сказала мне, что сама она мне поставить голос не может, но вот хоть бы кто-нибудь сумел, потому что такой рояль, а ключ к нему потерян!

– Ты можешь сказать о себе: я всего добилась сама? Или в твоей жизни были встречи с правильными людьми?

– Да, конечно, у меня было много таких встреч и совпадений, я даже всех сейчас и не вспомню! Очень важно поверить в себя, очень важно понять и увериться, что тот путь, который ты себе выбрал, – это правильный путь.

– А ты можешь сказать, что есть путь правильный или неправильный?

– Я считаю, что очень важно для каждого человека найти именно свой путь. Все мы разные, все мы здесь на земле по разным причинам, и это большое счастье – разгадать эту шараду и найти ответ на вопрос «Зачем я здесь?» У Катона Младшего есть такая хорошая цитата: «Согласного судьба ведет, а несогласного тащит насильно».

– А как судьба завела тебя в Великобританию?

– Все началось с моего увлечения кельтской музыкой. После того самого концерта я устроилась волонтером в шотландский культурный центр в Москве. Шотландцы приезжали выступать в Россию и приглашали к себе выступать русские коллективы. В то время, конечно, я рвалась только в Шотландию и часто там бывала. Иногда путешествовала совсем без денег, останавливалась у друзей. Например, как-то раз я приехала на Эдинбургский фестиваль с сотней долларов в кармане и зарабатывала тем, что в настоящем шотландском наряде танцевала вместе с уличными музыкантами и волынщиками – так и зарабатывала на еду и поездки по Шотландии. Часто ужин мне был не так важен, как возможность путешествовать! Потому что все эти легенды, сказки, описания природы и гор – все это я читала взахлеб и хорошо знала.

– Настоящий знаток Шотландии!

– Да, я и писала о Шотландии много. Будучи в Москве, я работала в журнале «Британский стиль», и меня отправили в командировку в Великобританию, здесь это называется travel writing – я путешествовала и отправляла в редакцию заметки и интервью. Так я провела полгода, потом мне эту командировку продлили, а чуть позже я познакомилась со своим будущим мужем и через какое-то время  переехала сюда жить. Самым интересным было наблюдать, как постепенно переключаешь на английский язык не в разговорном плане, а в творческом. Когда я оказалась здесь, мне очень не хватало сцены, поэтому я научилась играть на гитаре и начала выступать в местных фолк-клубах, аккомпанируя сама себе. Раньше я подумать не могла, что  могу не только играть на музыкальных инструментах, но и сочинять музыку, а на деле – буквально с трех первых аккордов пошли мелодии.

daria-kulesh-cover– А в феврале выходит уже второй альбом! Расскажи, как он рождался, из чего складывался?

– На презентации своего первого альбома я познакомилась с замечательным музыкантом Джонни Дайером, он прекрасный инструменталист, очень чуткий аранжировщик, аккомпаниатор, играет на многих инструментах. Помимо Джонни, я привлекла и других отличных музыкантов, продюсера Джейсона Эмбертона, с которым я работала и раньше, он дополнил и обогатил уже готовые аранжировки, добавил звучания, отполировал звук. И завершающим важным штрихом стал Тимур Дзейтов – народный артист Республики Ингушетия, с которым я познакомилась только в августе. Именно участие Тимура помогло сделать альбом с национальным ингушским колоритом, который изначально не был запланирован, но стечение обстоятельств привело к этому удивительному результату, которым я, конечно, очень довольна.

Беседовала Лидия Шафранова

Презентация нового альбома Дарьи Кулеш состоится 23 февраля в Cecil Sharp House. Подробнее: www.daria-kulesh.co.uk

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply