Law Firm

Соблазны и гримасы популизма в Америке

Иногда кажется, что люди, готовившие указы президента Трампа, либо очень спешили, либо не вполне квалифицированны для подобной работы

Американские ученые, оценивающие риски возникновения атомной войны, передвинули стрелки на символических часах “конца света” на отметку без двух с половиной минут 12. Иными словами, мир сегодня находится ближе к ядерной катастрофе, чем в 1953 году, когда США и СССР провели испытания водородных бомб. Бюллетень ученых-атомщиков, создавших эти символические часы в 1947 году, связывает столь серьезное обострение обстановки с последними заявлениями американского президента Дональда Трампа.

Газета “Вашингтон пост” полагает, что к тому моменту, когда он занял Овальный кабинет, Трамп имел весьма слабое представление не только о грандиозном ядерном арсенале, которым располагает его страна, но и о количестве ракет дальнего радиуса действия, а также о бомбардировщиках и подводных лодках, способных быстро доставить этот смертоносный груз практически в любую точку земного шара.

Очень тревожно прозвучали его обещания о возможности размещения этого оружия против террористов и об увеличении ядерного потенциала США. После того, как Трамп объявил, что не имеет ничего против новой гонки вооружений, сенаторы-демократы Эдвард Маркей (Edward Markey) из Массачусетса и Тэд Лью (Ted Lieu) из Калифорнии внесли в Конгресс законопроект, запрещающий президенту первым нажимать на ядерную кнопку без официального объявления войны со стороны парламента.

Это, правда, не лишает его права ответить на чей-то атомный удар без согласования с Конгрессом, но служит серьезным напоминанием о необходимости заниматься не наращиванием арсеналов, а заботиться о том, чтобы предотвращать вероятность ядерных ударов со стороны государств, уже обладающих таким оружием.

Photo: 123rf.com

Photo: 123rf.com

Что вы делали в Иране?

Когда пожилой норвежский священник Къелл Магне Бондевик, приглашенный в Вашингтон на “национальный молитвенный завтрак” (National Prayer Breakfast), выходил из самолета в международном аэропорту имени Даллеса, он не мог себе представить, что через несколько минут окажется задержан на паспортном контроле, помещен в специальную комнату для пассажиров, чьи документы вызывают подозрение, а потом будет вынужден долго объяснять представителям американской пограничной службы, зачем он ездил в 2014 году в Иран и чем там занимался.

Господин Бондевик пытался втолковать офицеру, что помимо  исполнения обязанностей лютеранского священника он также долгие годы занимается политикой и даже целых 8 лет был премьер-министром Норвегии. А в Иране был по поручению одной из структур ООН. Не знаю, помогли бы ему эти объяснения, если бы не обращение его личного пресс-секретаря в посольство США в Осло, где, слава богу, быстро все уладили.

Задержка с проверкой документов высокопоставленного гостя из дружественной страны и союзника Америки по НАТО произошла, как, наверное, уже догадались мои читатели, из-за знаменитого указа президента Трампа, который заблокировал на три месяца въезд в США гражданам семи преимущественно мусульманских стран и приостановил на 120 дней прием беженцев независимо от того, откуда они. Мало того, особой проверке подлежат граждане других стран, которые в последние несколько лет бывали в этих “запрещенных” государствах. А Иран как раз входит в их число.

Онколог под запретом

Но если недоразумение с Бондевиком было легко улажено, то известному иранскому врачу-онкологу Хуману Парси, приглашенному на работу клиникой в калифорнийском городе Сан-Бернардино, пока что совсем не везет. Один из руководителей клиники сообщил New York Times, что ситуация близка к катастрофической.

“Доктор Парси – выдающийся специалист, для которого мы создали в нашей больнице особое отделение и закупили уникальное оборудование, – объясняет доктор Риччи Агаджанян. – Он должен был приступить к работе первого февраля, но до сих пор находится в Иране, поскольку виза заблокирована. Между тем, разрешение на въезд в Америку было предоставлено доктору Парси как специалисту “экстраординарных способностей и достижений”, но, как видите, даже таким талантам сейчас дорога закрыта. А пациенты с тяжелой онкологией вынуждены ездить в другие далекие клиники”.

Администрация Белого дома утверждает, что запрет на въезд из некоторых мусульманских стран необходим для предотвращения появления в США опасных террористов. Но запрет, действие которого в данный момент временно приостановлено федеральным судьей из Сиэтла Джеймсом Робартом (его Трамп всеми силами старается восстановить), распространяется не только на потенциальных “террористов”, но и на представителей самой мирной профессии – врачей. А ведь в них так нуждается американская глубинка, куда выпускники престижных Гарварда и Беркли ехать отказываются. По данным агентства The Medicus Firm, под запрет Трампа попали около 15 тысяч докторов из Ирана, Сирии и Ирака, которых очень ждут пациенты в небольших городах по всей Америке.

Страну растащите!

Разговоры с друзьями, живущими в США, производят грустное впечатление. Те, кто не ходит на демонстрации, а живет ежедневными заботами, явно растеряны. Никто не знает, что будет с медстраховкой «обамакэр». К чему приведут иммиграционные запреты? Ждать ли новой гонки вооружений? Все это очень непростые вопросы, которые затрагивают интересы огромных масс американского населения.

Многие обескуражены резкостью, безапеляционностью президентских указов. Некоторые меры производят странное впечатление. Будто люди, эти указы составлявшие, либо очень спешили, либо недостаточно квалифицированны для подобной работы. А может быть, и то, и другое.

У Трампа, конечно, есть сторонники и их совсем немало. Сейчас они, наверное, потирают руки и ходят с гордо поднятыми головами. Имеют право. Ведь они – победители! А как мексиканские власти не станут платить за строительство стены и молодые люди из этой соседней страны продолжат заполнять американский трудовой рынок? А поднимутся цены и вырастет инфляция? А как пациенту добраться в больницу за 50 км без машины?

Популизм – соблазнительная политика, если бы она рано или поздно не приводила к уродливым гримасам. Большевики тоже были щедры на обещания: землю – крестьянам, фабрики – рабочим. Помнится, на лекции по политэкономии кто-то спросил, может ли колхозник получить назад землю, с которой его дед вступал в колхоз? “Ты что, – ужаснулся преподаватель, – вам только дай, вы же всю страну растащите!”

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply