Opal

Хорошая мина при плохой игре?

Хорошая мина при плохой игре?

Вслед за Шотландией из Соединенного Королевства может выскользнуть и Северная Ирландия

Чем ближе сроки подачи официального уведомления о решении Соединенного Королевства выйти из Евросоюза (напомню, что это должно произойти  не позднее пятницы, 31 марта), тем более напряженной и нервозной становится атмосфера в коридорах парламентского дворца в Вестминстере и кабинетах резиденции премьера на Даунинг-стрит.

Но почему они так суетятся и нервничают? Может быть оттого, что время поджимает? А может быть, это неуверенность в себе, в том деле, которое им предстоит скоро отстаивать? «Брекзит», казавшийся в июне прошлого года большинству британцев таким чу­десным выходом из обступивших их проблем, сегодня пугает неизвестностью, таит в себе угрозы, от которых прошибает холодный пот.

Тогда, накануне референдума, предупреждения авторитетных экспертов о возможных серьезных экономических и по­литических рисках «развода с Европой» главные заводилы «Брекзита» называли «Проект – страх» и высокомерно пос­меивались: «Не верьте этой ерунде, сторонники ЕС нас просто запугивают, но нам не­чего опасаться!»

Забытый проект

Теперь про «Проект – страх» почти забыли. Зато накануне оглашения очередного бюджета министр финансов Филип Хэм­монд предупредил соотечест­венников, что хотя в предбрек­зитный период экономика про­явила себя неплохо, тратить все заработанные средства на социальные нужды пока рано. Как прокомментировала его слова Guardian, «канцлер при­берегает резервы, чтобы в случае необ­ходимости покрыть риски, свя­занные с «Брекзи­том».

Однако не одна только эко­номика может забуксовать на пути к выходу из ЕС. В минувшую пятницу премьер-министр Тереза Мэй отложила другие важные дела и срочно отправилась в Глазго на съезд шотландских кон­серваторов. Для местных то­ри никакой особой необходимости в этом визите не было. Цель поездки была в другом – напрямую обратиться к населению Шотландии в связи с последними заявлениями Николы Стерджен.

Первый министр прави­тельства Шотландии регу­ляр­но и довольно резко выс­тупает не только против «Брекзита» как такового, но и категорически не согласна с «жестким» вариантом вы­хода из ЕС, который поддерживает Тереза Мэй.

Главный аргумент Стерд­жен – результы прошлогод­него референдума, на кото­ром подавляющее большин­ство шотландцев проголосо­вало против выхода из Евро­союза. Поэтому их совсем не вдохновляет перспектива оказаться за границами ЕС и потерять доступ к дешевой рабочей силе, беспошлинному экспорту виски и другим преимуществам, которыми провинция сейчас располагает. Но подробный анализ, проведенный Financial Times около трех лет назад, показал, что независимость не приведет к прогрессу шотландской экономики.

Сегодня, в условиях значи­тельного падения цен на нефть, которая добывается в Северном море у берегов Шотландии, без крупных до­таций, поступающих из Лон­дона, страна не сможет в оди­ночку справиться со свои­ми многочисленными соци­альными программами.

В ка­честве альтернативы Стерд­жен предлагает разрешить Шотландии остаться в зоне беспошлинной торговли с ЕС, но по мнению чиновников как в Лондоне, так и в Брюсселе, такой вариант не­реалистичен.

География против политики

Тем не менее, националисты (SNP), имеющие абсолютное большинство в парламенте в Эдинбурге, видимо, счита­ют, что «Брекзит» дает им уни­кальную возможность раз и навсегда вывести пяти­мил­ли­онную Шотландию из сос­тава Великобритании. Проб­лема Мэй в том, что фор­мально она не может поме­шать Ни­коле Стерджен объ­явить но­вый референдум по вопросу о независимости. В этом слу­чае все будет за­висеть от наст­роений шотландцев.

Речь премьера в Глазго на­поминала выступление Дэ­вида Кэмерона в 2014 году, когда накануне первого ре­ферендума о независимости Шотландии он объяснял из­бирателям, какие выгоды приносит им жизнь в большом союзном государстве. Слова, адресованные Николе Стерджен, были жестче. Мэй недусмысленно намекнула, что идея независимости Шотландии превращается для первого министра в своего рода идею фикс, и что «политика не игра, а дело серьезное».

Ирония судьбы состоит в том, что Тереза Мэй, голосовавшая прошлым летом против «развода» с ЕС, а затем, став премьером, не только вынуждена лично осуществ­лять «Брекзит» на практике, но и вынуждена доказывать преимущества союза. В дан­ном случае с Англией, Уэль­сом и Северной Ирландией.

Хотя перспективы этого союза уже тоже не вполне очевидны. Пока премьер-ми­нистр ездила «читать нотацию» шотландцам и «воспитывать» их несговорчивого руководителя, в Северной Ирландии прошли внеочередные выборы в законодательное собрание. Внешне все осталось как и прежде: пробританская Демократи­че­ская юнионистская партия сохранила свое лидирующее положение и возглавит коа­ли­ционное правительство. Но ее преимущество перед пар­тией Шинн Фейн, выступаю­щей за выход из Соединен­ного Королевства, сократилось с 11 мандатов до одного.

Также на референдуме по членству в ЕС сторонники «Брекзита» набрали всего 44,2% голосов, а их оппоненты – 55,8%. Перефразируя небезызвестного советского персонажа Лаврентия Берия, можно сказать: «кто не слеп, тот видит», – жители Ольс­те­ра не горят желанием убегать из Европы. Кроме всего прочего, выйдя из ЕС, они потеряют свободный доступ в остальную Ирландию, пос­кольку граница между севе­ром и югом острова будет взята под контроль, а провозимые в обе стороны товары – обложены пошлиной. Вот вам пример того, как география может противиться политике.

Кельтский пояс

Большие потери, понесенные пробританской партией в Се­верной Ирландии, свидетель­ст­вуют о кризисе юнионизма в этой провинции. У него мно­го причин, но очевидным тригером стала идея «Брек­зи­та», овладевшая большин­ст­вом англичан и валлийцев. Если Шинн Фейн сумеет до­биться проведения референ­ду­ма, который юнионисты не смогут выиграть, то по­д­держ­ка объединенной Ир­лан­дии может стать очень сущест­вен­ной для независимой Шот­ландии. Как пишет обозрева­тель Times Адам Болтон, «вок­руг Британии может об­разоваться эдакий «кельт­ский пояс». Ведь в конце кон­цов, этнически шотландцы ближе к ирландцам, чем к сво­им южным соседям, с ко­торыми так долго враждовали.

 

Photo: Twocoms / Shutterstock.com

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply