Opal

Почему «упс» – не то же самое, что «ой»

Почему «упс» – не то же самое, что «ой»

С приближением «Тотального диктанта», который пройдет в Лондоне 8 апреля, у многих хотя бы раз возникала мысль заглянуть в орфографический словарь и уточнить, как пишется «прецедент», как работают ветряные мельницы в ветреный день и сколько нужно «р», чтобы выйти на «террасу». Мы побывали на лекции лингвиста Ирины Левонтиной в клубе «Открытая Россия» и узнали, почему в русский язык вошло «упс», кто такой адекватный человек и почему запятая, пропущенная в интернет-переписке, – это нормально.


Как в нашу речь приходят новые слова

Многие жалуются, что мы заимствуем ненужные слова из иностранной речи. Однако для того, чтобы слово удержалось и распространилось, огромное количество людей должны употребить его много раз. А это значит, языку оно было нужно.

«Ну ладно импичмент какой-нибудь, а междометия-то зачем? Своих не хватает?» – слышны возмущения. Междометия отвечают за свою часть эмоционального спектра. Например, стало модно говорить «упс», когда мы что-то роняем или говорим невпопад. Оно обозначает «нечто случилось, это ужасно неудобно и неприятно, но мы забыли и пошли дальше». В русском языке нет подходящего слова для подобной ситуации. Можно сказать «ой», но оно выражает идею мгновенной потери контроля над ситуацией и ничего больше. Использование более грубого «чёрт» предполагает раздражение, досаду, обиду, перекладывание вины. Русскому языку присуща зацикленность, а «упс» подкупает легковесностью.

Куда интереснее, когда появляется слово, в котором отражаются изменения нашей жизни, сознания, восприятия. Например, если мы хотим похвалить человека, то с большой вероятностью скажем: «Он человек адекватный и абсолютно вменяемый». А ведь 15 лет назад эти слова относились исключительно к медицинско-юридической области и говорили о психическом здоровье человека, готового отвечать за преступление. Старое слово обретает новое значение. С чем это связано? С очень важным изменением в русской культуре, которая всегда любила крайности. Заурядный, обыкновенный персонаж не вызывал любопытства в прошлом. Теперь же нас привлекает не герой и удалец, а предсказуемый, ведущий себя в рамках нормы человек. Подобные изменения происходили со словами «самодостаточный» и «успешный».

У каждого слова – своя судьба

Язык существует в сознании, употреблении, речи отдельных людей. Слова – не вещь в себе. Мы с ними знакомимся и встречаемся, как с людьми. Наше восприятие слов определяется тем, от какого человека и при каких обстоятельствах мы его услышали.

Иногда кажется, что слову не повезло. Вспомним речь губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко, когда она призывала бороться с сосулями при помощи лазеров. Все обрушились на это слово: какое ужасное, некрасивое, неинтеллигентное! Таким оно кажется, потому что его произнесла Матвиенко в неудачный момент. Если бы мы узнали о «сосулях» от Набокова, нам бы и в голову не пришло так о них отзываться.

Сейчас распространена модель убирания якобы уменьшительных суффиксов, хотя больше людей раздражают уменьшительные образования, так называемые сюсюканья.

Законы языка

Язык функционирует согласно культурной и природной ипостасям. Культура всегда включает в себя ценности: что хорошо и что плохо, что красиво и что неприглядно, правильно и ошибочно. К сожалению, люди болезненно воспринимают все, что касается этой области. Ведь человек осваивает язык вместе с жизнью.

В русской культуре отношение к слову особенно болезненное и трепетное. Отчасти это связано со школьным образованием, где обучают языку с позиции «правильно и неправильно». Распознав что-то новое, непривычное, слушатель начнет вас ругать: «Учи русский язык!» Орфографические правила также имеют большую ценность в обществе, и люди стоят горой за любую попытку лингвистов что-то упростить. «Это наше достояние!» – говорит человек, хотя сам может не владеть этим правилом. Язык существует не на скрижалях или в словарях, а в нашей речи. Одновременно существуют приверженцы позиции «всегда так говорили» и сторонники убеждения «нет такого слова, так вообще нельзя сказать». Причем необязательно один – старый, другой – молодой. Просто у людей очень разный индивидуальный языковой опыт, и они склонны его абсолютизировать.

Внести в словарь

Русская традиция консервативна. Мы долго ждем, смотрим: вдруг слово куда-нибудь денется, не приживется. Причем слово уже давно существует, а все идут споры, надо ли его включать в словарь. А нам, к примеру, нужно слово «блогер» в словаре хотя бы потому, чтобы знать, сколько «г» в нем писать.

Учителям русского языка стало сложнее работать

Современных детей труднее заставить что-то делать. Орфография предполагает зубрежку, зачастую с неразумными исключениями. Например, «полмандарина» пишем слитно, а «пол-лимона» и «пол-апельсина» – через дефис. С другой стороны, лингвисты стали все больше допускать вариативность – по желанию автора. Одной из важных культурных трансформаций за последние 20 лет стало изменение статуса грамотности. Если 50 лет назад образованный, начитанный человек не мог быть безграмотным, то сейчас, если человек совершает даже грубые ошибки, мы не сразу вычеркиваем его из списка людей, с которыми можно разговаривать.

Откуда взялось «че» и другие сокращения

В языке есть нейтральный, замедленный и убыстренный стили произношения. Когда мы говорим «тыщу лет назад» – это убыстренный стиль. Он существует в рамках литературного языка и вполне уместен. «Че» – некое просторечное произношение слова, отражающее не очень хорошее владение литературной нормой. Другое дело, когда можно встретить в “Фейсбуке” написанное слитно «ачетакого». В данном случае слово обыгрывается, это позиция человека, делающего вид, что «он пацан».

Почему мы пишем в мессенджерах без знаков препинания и заглавных букв

Язык существует в двух фундаментально разных реализациях: устной и письменной. Когда человек пишет, его никто не подгоняет. Он может вернуться к тексту, стереть, зачеркнуть. Устная же речь спонтанная и однонаправленная. Вы синхронно думаете и говорите, нет возможности поправиться.

Сейчас существует некая средняя форма языка, которую мы видим в интернет-переписке. Технически – это речь письменная, но, по сути, она заимствует многие особенности устной речи. Тут мы не готовы оттачивать каждое сообщение, сверяться со словарем и писать в черновик. В разговорах мы не отделяем одно предложение от другого, не ставим знаки препинания, идет сплошной поток. Вместо мимики и жестов, с помощью которых мы дополняем или смягчаем речь, мы используем «смайлики». Текст, написанный Caps Lock (большими буквами), – это аналог крика, громкого голоса. Можно относиться к этому явлению критично, а можно понять, что за ним стоит.

Подготовила Елена Михеева

 «Тотальный диктант» пройдет 8 апреля в 12:00, подробнее: totaldict.ru/london/

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply