Opal

Гибралтар: война для красного словца

Гибралтар: война для красного словца

Захочет ли Мадрид поставить Гибралтар на пути “Брекзита”?

Когда в популярном воскресном телешоу Эндрю Марра на первом канале ВВС прозвучали слова бывшего лидера консерваторов сэра Майкла Ховарда по поводу спора вокруг Гибралтара, мне показалось, что пора идти прочищать уши.

Нельсона на мостик!

Престарелый лорд выразил уверенность, что в этом вопросе Тереза Мэй поведет себя столь же решительно, как это сделала 35 лет назад Маргарет Тэтчер, пославшая британских военных защищать свободу “другой немногочисленной группы наших граждан от еще одной испаноязычной страны”.

Что это? Британия угрожает начать войну против Испании? Одна страна НАТО против другой такой же? В каком доме я нахожусь – своем или сумасшедшем? Нет, он не мог этого сказать. Я наверняка ослышался. Майкл Ховард, возглавлявший целую вереницу министерств при Маргарет Тэтчер и Джоне Мейджоре, всегда считавшийся осторожным и хладнокровным политиком, вдруг заявляет на весь мир, что Соединенное Королевство готово воевать из-за скалы, отделяющей Атлантику от Средиземного моря, с испанским королевством. Свистать всех наверх! Адмирала Горацио Нельсона на мостик!

Не знаю, как вам, а мне это напомнило ситуацию из окуджавской песенки про бедного (в прямом смысле слова) короля, собравшегося на войну: “В поход на чужую страну собирался король, ему королева мешок сухарей насушила и старую мантию так аккуратно зашила…” Оба королевства по уши в долгах, кое-как выделяют ничтожные бюджетные крохи на оборону, и вдруг всерьез о войне.

Сюрприз вместо восторга

29 марта приверженцы скорейшего “Брекзита”, должно быть, ощутили прилив восторга и счастья. Еще бы, посол Британии при ЕС вручил президенту ЕС Дональду Туску конверт с официальным письмом Терезы Мэй, уведомляющим Брюссель о решении запустить статью 50 Лиссабонского договора. Таким образом Лондон подтвердил свое намерение покинуть эту организацию. Но счастье оказалось недолгим и быстро сменилось чувством глубокой тревоги. Вдруг стало очевидно, что цена обретения национальной самостоятельности может оказаться непомерно высокой. Причем не только в финансовом, но и политическом смысле.

Хотя, судя по всему, и деньги при уходе придется заплатить немалые: вплоть до £60 млрд. Осложнилась ситуация Северной Ирландии, большинство населения которой высказалось в прошлом году за продолжение пребывания в ЕС. После “Брекзита” граница между этой британской провинцией и Ирландской республикой может быть взята под пограничный контроль. Это обстоятельство может подтолкнуть население к идее покинуть Британию и воссоединиться со своими южными соотечественниками.

А в минувшую пятницу возникла новая проблема – положение Гибралтара, еще одной британской территории. Это связано с тем, что руководство Евросоюза согласилось включить пункт о статусе Гибралтара в обсуждение условий выхода Великобритании из ЕС. И при этом наделило Испанию правом решающего голоса в этом вопросе. То есть, если спор между Британией и Испанией (уступившей “Скалу” Лондону в начале XVIII века) о суверенитете Гибралтара не будет разрешен, то Мадрид может заблокировать “Брекзит”.

Как сберечь “Скалу”?

Первым на это решение с возмущением отозвался шеф-министр Гибралтара Фабиан Пикардо, назвавший тактику испанского руководства “позорной” и “хищной”. “Подобные ненужные, несправедливые и неприемлемые махинации со стороны Испании можно было предвидеть”, – заявил он. Заодно Пикардо обвинил Испанию в использовании “Брекзита” для удовлетворения собственных территориальных притязаний.

Министр иностранных дел Борис Джонсон написал в “Твиттере”, что “поддержка Гибралтара со стороны Британии остается бескомпромиссной и твердой как скала”. А министр обороны сэр Майкл Фэллон выразился по-военному просто и коротко: “Мы пойдем до конца, чтобы защитить “Скалу”.

В том же духе высказалась и премьер-министр Мэй, напомнившая, что на проведенном в 2002 году референдуме 99% жителей Гибралтара высказались за то, чтобы территория осталась под юрисдикцией Соединенного Королевства. Премьер-министр заверила, что “мы остаемся в полной мере привержены совместным с Гибралтаром поискам наилучших условий по “Брекзиту” и будем продолжать всесторонне вовлекать гибралтарцев в этот процесс”. Если добавить к этой “батарее” жестких высказываний со стороны официального Лондона еще и устрашающее заявление лорда Ховарда с недвусмысленным намеком на фолклендскую историю, то можно себе представить, какое впечатление они произвели в Мадриде.

Не случайно министр иностранных дел Испании Альфонсо Дастис сказал на пресс-конференции, что искренне удивлен бурной реакцией Лондона. При этом он напомнил, что сама Испания еще не определилась с тем, как вести себя в вопросе о суверенитете Гибралтара. На Даунинг-стрит намек этот поняли правильно. Отвечая на вопрос корреспондента телеканала SKY, было ли заявление лорда Ховарда угрозой или “красным словцом”, Тереза Мэй сказала с улыбкой: “Скорее второе”. Будем надеяться, что этот конфликт разрешится мирно и без потерь.

_______________

Знакомьтесь, Гибралтар

Политический статус: заморская территория Соединенного Королевства. Жители Гибралтара являются гражданами Великобритании, но обладают правом самоуправления. Лондон занимается только вопросами внешней политики и обороны.

Территория: две с четвертью квадратные мили скалистого рельефа на самой южной оконечности Пиренейского полуострова. Растояние до Марокко – менее 20 км.

Стратегическое положение: несмотря на скромные размеры, Гибралтар является стратегически важной точкой. Здесь расположена британская военная база с выходом в порт и аэродромом.

Население: 30 000 человек.

Языки: английский и местный диалект испанского.

История: в древности этa скалa считалась одним из двух мифических Геркулесовых столбов. Позже место было названо в честь знаменитого арабского полководца Тарика-ибн-Зияда (от арабского «Джебель Тарик», или «гора Тарика»), который руководил арабским вторжением на Пиренейский полуостров в 711 году. До 1462 года Гибралтар находился под властью мавров, затем перешел во владения Испании. В 1704 году отошел к Британии.

Экономика: основные отрасли — туризм, банковское дело и финансы, судоремонт и производство табачных изделий. Самая прибыльная статья дохода – офшорное банковское дело, которое обеспечивает территории 20% ВВП.

 

Photo: “Gibraltar” by Charles Pears

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply