Opal

Президент без парламента как генерал без армии

Президент без парламента как генерал без армии

Снова “черный лебедь”?

Вечером 23 апреля Европа вздохнула с облегчением. Победа Эммануэля Макрона в первом туре французских выборов и весьма очевидные перспективы того, что именно он, а не правый националист Марин Ле Пен сменит Франсуа Олланда на посту президента, подействовала на умеренных либералов, а также центристов всех мастей и еврофилов Старого Света как сильное успокоительное средство, и впервые за последние недели они с удовольствием отошли ко сну.

Легко можно предположить, что в уютных ресторанчиках вокруг штаб-квартиры ЕС в Брюсселе в этот вечер было выпито немало шампанского. Еще бы, ведь Ле Пен всерьез грозила Евросоюзу “Фрекзитом”, что в сочетании с лондонским “Брекзитом” могло стать катастрофой для этой организации.

Но больше всего радости наверняка испытали люди в строгих темных костюмах, сидящие во главе ведущих мировых банков и транснациональных корпораций. Если бы рядом с Ле Пен оказался на Макрон, а левый популист Меланшон, рынки испытали бы сильный шок с непредсказуемыми последствиями. Как заметил в интервью Financial Times стратег финансовой компании JPMorgan Asset Management Венсан Жювенс, “вся надежда была на то, что французы проголосуют разумом и не выберут президентом популиста. Тем не менее на всякий случай рынки готовились еще к одному черному лебедю”.

Если бы во второй тур вышли Меланшон и Ле Пен, на рынках могла повториться ситуация, случившаяся во время долгового кризиса в Европе, считает Нед Рампелтин, главный стратег по европейским валютным рынкам в TD Securities: “Распад еврозоны мог бы стать реальной опасностью на рынке”.

Но окончательные итоги после обработки ста процентов бюллетеней выглядят так: Макрон – 23,75%, Ле Пен – 21,53%, Фийон – 19,91% и Меланшон – 19,64%.

 

Кто кого?

Вопрос о том, кто победит во втором туре, который пройдет 7 мая, практически не актуален. По мнению аналитиков, Марин Ле Пен “выбрала” почти максимум своего электорального ресурса. Она и так вышла за рамки своего традиционного электората и существенно нарастила свою поддержку за счет беднеющего французского рабочего класса. Ее единственная надежда – кое-кто из тех, кто в первом туре поддержал Жан-Люка Меланшона. Но таких, судя по всему, будет немного. Не будем забывать, что Ле Пен стоит на крайне правой, а Меланшон – на крайне левой позиции. То есть они находятся на диаметрально противоположных концах политического спектра.

Ле Пен представляет ярых националистов, белых супрематистов, категорических противников иммиграции из Азии, Африки, Ближнего Востока, убежденных евроскептиков. Правда, в последнее время она существенно нарастила свою поддержку за счет беднеющего французского рабочего класса.

За ее противником – анархически настроенная молодежь, антифашисты, антикапиталисты, сторонники национализации промышленных предприятий, повышения зарплат и пособий, увеличения помощи иммигрантам. К тому же Меланшон выступает за увеличение ежегодного отпуска во Франции до шести недель, сокращение рабочей недели до четырех дней (32 часа), повышение минимальной зарплаты и снижение пенсионного возраста.

Такие мнения трудно сблизить. Вот уж действительно, “в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань”.

У Макрона ситуация принципиально иная. Уже в понедельник голосовать за него во втором туре призвали президент Франсуа Олланд и премьер-министр Бернар Казнев. «Я настоятельно призываю вас голосовать за Макрона во втором туре, чтобы не победил «Национальный фронт» и его губительный проект, нацеленный на разделение Франции», – заявил Казнев.

«Страна решила отдать мне первое место в первом туре этих выборов», – констатировал Макрон и поблагодарил Фийона и кандидата от социалистов Бенуа Амона за призывы к их сторонникам голосовать за него во втором туре. Это сразу добавляет ему от 20 до 25% голосов. Политик заверил, что услышал сомнения, гнев, страхи и желание перемен со стороны французского народа, который, по сути, отстранил две основные политические партии, которые руководят страной последние 30 лет.

 

Генерал без армии

В случае победы Макрон, который был успешным инвестиционным банкиром, а уже при президенте-социалисте Франсуа Олланде возглавлял министерство экономики, пообещал сформировать правительство, в котором большинством будут «новые люди и новые таланты».

Красивые слова, но добиться их осуществления на практике будет совсем не просто. Проблема в том, что у партии, созданной Макроном относительно недавно, нет ни одного места в парламенте. А без поддержки законодательного собрания новый президент не сможет провести в жизнь ни одну из своих реформ.

Между тем программа у него обширная: проведение мер по оздоровлению французской экономики, сокращение корпоративных налогов до 25%, удлинение рабочей недели. Он также хочет добиться менее обременительных социальных налогов на предпринимателей. Макрон настаивает на создании в руководстве зоны евро должности министерства финансов, составления бюджета и парламента этой зоны.

Сердце бывшего банкира не приемлет ситуации, когда у страны высокий дефицит бюджета. Макрон твердо намерен снизить этот показатель до 3%, сократить на 60 млрд евро государственные расходы и уменьшить число госслужащих на 120 тысяч человек.

У него есть еще и амбициозная программа школьной реформы, которая предполагает предоставления директорам значительно большей автономии в том, что касается приема на работу и увольнения учителей. Вместе с этим он твердо настроен поднять пенсионный возраст.

Но без парламента Макрон будет как генерал без армии.

 

Пошли все вон!

На следующее утро после первого тура французских президентских выборов лондонская The Times объявила своим читателям о возникновении новой идеологии: “После марксизма, экзистенциализма и идеализма новая философия овладевает политическим ландшафтом Франции – Dégagisme”. С французского это слово можно перевести как что-то вроде “Все вон!”

Именно под этим странным девизом отправились 23 апреля голосовать многие французские избиратели, которые выбросили вон практически всю устоявшуюся политическую элиту этой страны и допустили ко второму туру двух потенциальных новичков Елисейского дворца. Ни 39-летний Эммануэль Макрон, ни 48-летняя Марин Ле Пен никогда еще не протискивались так близко к президентскому креслу.

А самым большим сюрпризом этих выборов стало то, что во второй тур не вышли представители двух главных политических партий Франции: социалистов и правых центристов (по своим взглядам очень близких к британским тори). Все президенты последних трех десятилетий были членами этих двух партий.

 

Photo: flickr.com/business_france

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply